КЛАССИКИ — СОВРЕМЕННИКИ. Владимир Цеслер: «Примерно 90 % того, что я делал и делаю, не оплачено»

Он у нас один такой, а какой — объяснить сложно. С художником, дизайнером, скульптором, книжным графиком Владимиром Цеслером беседовала корреспондент агентства «Минск-Новости».

У 67-летнего В. Цеслера ни одного звания и около 40 международных наград в области плаката, книги и рекламы. Это художник, свободно комбинирующий разные виды искусства, умеющий преобразовать их в качественно новое целое. Именно по такому пути идет развитие творческих процессов в XXI веке. Просто Цеслер начал это делать раньше…

Мы, минчане, сами того не замечая, живем по Цеслеру. По пути в мастерскую дизайнера, где была назначена встреча, я увидела в окне архитектурного бюро на ул. Куйбышева его постер «Улыбка Рональда Макдональда губами Давида Микеланджело», а минут через пять — оформленные им витрины выставочного зала Libra, выходящие на площадь Победы. Многие хранят в персональном компьютере его остроумные плакаты, открытки, носят дизайнерские майки. Насмешливость, юмор и даже сарказм — спутники в творчестве. Благодаря им Цеслер заставляет нашу мысль сворачивать с наезженной колеи. Он остроумно высмеивает все отжившее и в этом смысле продолжает дело своего тезки — поэта и художника Владимира Маяковского, «ассенизатора и водовоза, революцией мобилизованного и призванного».

Про простоту

— Однажды я выполнял заказ: делал упаковку товара. Принимать работу из фирмы пришла целая команда. «Ну как-то простенько все у вас. Может, пририсуем цветочек?» Отвечаю: «Спасибо, но я работаю без соавторов». Привели компаньона-француза. А он возьми да скажи: «Мне нравится. Дорого выглядит». Так что цветочек увял… Простота — это ведь не обязательно скудоумие. Для меня простота — высшая степень сложности. Был еще один случай. Пригласили разработать фирменный стиль холдинга, продающего садовую технику. Должен сказать для непосвященных: бренд начинается не с цветовой гаммы и шрифта, а с названия. Я предложил поменять название предприятия. Сначала удивились: «Как просто». А потом утвердили.

Про золотое время авангарда

— Дизайнеры вышли из «шинели» УНОВИСа. Так называлось в СССР в начале 1920-х авангардное художественное объединение. Казимир Малевич, Эль Лисицкий, Николай Суетин — они работали в Витебске, и именно там тогда находился центр мирового искусства. Мне эта витебская «шинель» как родная, хотя родился я в Слуцке и прошел в этом городе свои университеты.

Сегодня не дизайнер создает новую среду. Ее создает заказчик. Именно он диктует. Если один дизайнер отклонит заказ, всегда найдется другой, который заказ выполнит.

Про деньги

— Процесс важнее результата. Примерно 90 % того, что я делал и делаю, не оплачено. По разным причинам. Бывало, я отказывался от заказа. Пушкин объяснил это в трех словах: «Не продается вдохновенье». Случалось и такое: пока разрабатываешь для фирмы торговый знак, она становится банкротом. Поэтому для художника самый ценный момент тот, когда он при деле. Сочиняет, придумывает, входит в раж… Хотя в нашей работе и рутины хоть отбавляй, правда, никто этого не видит.

Про арт-рынок

— По сути, у нас его нет. Не написаны соответствующие законы, нет людей, которые занимались бы вопросами арт-коммерции. Всяк художник сам о себе думает. Поэтому либо ты хорошо продаешь, либо ты хорошо работаешь. Среднее не получается.

Про «12 из ХХ»

— Об этом уже так много говорено и написано, повторять не хочется. («Проект века. 12 из ХХ» В. Цеслер создал вместе с Сергеем Войченко в 1999 г. Образы 12 самых значимых, с точки зрения Цеслера и Войченко, художников XX века представлены в виде яиц. Проект выставлялся в шести странах Европы, соавторы были неоднократно награждены. Сергей Войченко скончался в 2004 г. — Прим. авт.) Изначально мы с Сергеем хотели всего лишь издать настенный арт-календарь. Объекты для фото на календарь надо было сделать, их в природе не существовало. Так родился проект. В определенной мере мы его создавали, чтобы мобилизовать себя на искусство, которого раньше делать не умели. Чтобы и другие художники, посмотрев на нас, показали, на что способны. Вот какие были цели. Зарабатывали где могли и все деньги вкладывали в проект. Многое приходило как озарение. Когда начали изготавливать объекты, потребовался поиск на уровне технологических изобретений. Колоссальный труд… Когда «12 из ХХ» первый раз показывали в Минске, на выставку ни один чиновник из Минкульта не пришел. Годом позже в Москве проект одобрила и приняла сама Ирина Александровна! (Ирина Антонова — знаменитый российский искусствовед, возглавлявшая тогда Государственный музей изобразительных искусств имени А. С. Пушкина. — Прим. авт.) Где теперь находятся яйца? Да здесь же, в мастерской…

Про мечты

— Всегда мечтал стать живописцем. Также мечтал писать книги, и даже не книги, а такие почеркушки, заметки в духе Юрия Олеши. На мой взгляд, плакаты, картины, торговые знаки, открытки, книги, скульптуры — это одно и то же, это самовыражение. Только способы разные.

Штрихи к биографии

Его первый минский адрес — знаменитый Дом масонов в Музыкальном переулке. В нем жило семейство Абрама Грека, двоюродного деда Владимира (дом был тогда обычным многоквартирником). Приезжая из Слуцка в Минск, будущий дизайнер часто останавливался у деда, а после армии и вовсе поселился.

Цеслер шесть раз поступал в БГТХИ (нынешняя академия искусств). Так как на отделение дизайна брали только 5 человек, серьезной преградой стала графа «национальность» в анкете. Владимир окончил вуз только к 30 годам.

Поздно женился. Сейчас с женой воспитывают 12-летнего сына. Цеслер-младший увлекается шахматами.

Оформил для главного «машиниста» России Андрея Макаревича несколько альбомов.

Самый известный факт творческой биографии: в Музее рекламы при Лувре (Париж) один из экспонатов — плакат В. Цеслера и С. Войченко «Вудсток. 30 лет. Levi`s».

Фото Тамары Хамицевич и из архива Владимира Цеслера

Еще материалы рубрики:

КЛАССИКИ — СОВРЕМЕННИКИ. Вячеслав Никифоров: «Кинематограф — это сумма технологий, личностей и среда»

КЛАССИКИ — СОВРЕМЕННИКИ. Наталия Гайда: «Сильва» — главная классическая оперетта в моей жизни

Самое читаемое