Клоун Андрей Аверюшкин: «Некоторые юмористы, пожалуй, могли бы проявить себя и в цирке»

На минувшей неделе в столичном цирке завершилась весенняя программа «Остров желаний». Корреспондент агентства «Минск-Новости» побеседовал с исполнителем одной из главных ролей клоуном из России Андреем Аверюшкиным, который не раз выступал на минском манеже.

— В первый раз побывал в Минске более 35 лет назад, когда мы показывали здесь спектакль «Руслан и Людмила», — вспоминает коверный. — Затем приезжал как артист Большого московского цирка, гастролировал в Гомеле. В Беларуси особое отношение к цирку, и мне приятно, что оно не меняется долгое время, а уважение к артистам поднято на самый высокий уровень.

По словам Аверюшкина, за последние годы в мире цирка многое изменилось: прокатчики стали известнее артистов, а гастролей порой бывает меньше, чем заказных частных мероприятий. Что касается клоунской школы, то сегодня молодым людям приходится все постигать самим, практически без поддержки старших коллег.

— Когда после циркового училища поступал в ГИТИС, необходимо было ответить на вопрос, почему я, клоун, иду на режиссуру. Все абитуриенты вуза говорили примерно одинаково: нужно поднимать культуру цирка, делать современные номера и программы. А я сказал, что хочу делать номера себе, работать над своим художественным уровнем. Затем повезло учиться у мэтров, их имена открывали для меня многие двери, — говорит коверный.

Андрей Аверюшкин отмечает: несмотря на то что и Карандаш, и Борис Вяткин начинали с копирования Чарли Чаплина, со временем им удалось найти свою маску, заложив тем самым основы советской клоунады.

— В результате развития появились клоуны-актеры практически без грима, например Юрий Никулин и Леонид Енгибаров, — говорит он. — На таких личностях выстраивались все представления, ведь именно коверные решали, какой номер и когда показывать зрителям, где сделать паузу, а где ускорить темпоритм повествования.

При этом, по мнению Аверюшкина, клоун — это в первую очередь репертуар реприз:

— К сожалению, современные клоуны выступают в программе как расческа, причесывая паузы между номерами. И развернуться коверному негде.

Может, именно поэтому многие талантливые люди выбирают участие в юмористических проектах вместо служения манежу.

А могут ли современные комедийщики и стендаперы быть артистами?

Как отмечает Аверюшкин, представители многих творческих профессий не могут обойтись без подработки в наши дни. Но настоящий цирковой клоун не позволит себе выступать перед несколькими взрослыми людьми в коттедже, исключение может быть сделано разве что для ребятни на мероприятиях.

— Некоторые юмористы, пожалуй, могли бы проявить себя и в цирке. Но ведь кроме того, что зрителям смешно, должно быть еще и интересно, — говорит Андрей Аверюшкин и добавляет: — Современные зрители хоть и смеются от других шуток, но игровая система не поменялась. Вот я, к примеру, играю со зрителем в матрешки-наперстки. Взаимопонимание и активность публики отличные, а главное, это делает людей счастливее.

На вопрос, правда ли, что вне манежа клоун несчастен, артист пожимает плечами:

— Мне нравится быть одному, играть с хорьками. Никогда не любил большие компании. После выхода на манеж физически устаю, хотя и заряжаюсь внутренней энергией. Конечно, в компании могу и похохмить, но чаще ухожу домой раньше других. Клоунская жизнь не самая легкая. Я совсем не хотел быть коверным, скорее думал стать эксцентриком, показывать номера, чтобы мне аплодировали. Но интерес оказался сильнее признания, и я решил каждый раз доказывать себе, что могу работать с публикой вживую.

Андрей вспоминает, как одно время по аренам гулял такой анекдот: двое цирковых за кулисами обсуждают, почему на манеже тихо. Оказывается, клоун работает.

Аверюшкин давно работает сам на себя, имеет репетиционную базу в Подмосковье, где, кроме дрессуры хорьков, следит за творчеством двух сыновей:

— Всегда говорил, что клоунада не передается по наследству. Но! Мои дети избрали этот путь. Да, я их учил акробатике, брал в свои репризы. В итоге один стал эксцентриком, другой — коверным. Однако их успех — скорее исключение из цирковых правил.

Фото автора и из архива «МН»

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ