Ключ с правом передачи

Светлана Шидловская
Автор материала:
Светлана
Шидловская

Война не отпускает наш народ. Более того, память о ней стала делом частным, личным. Война стала персонифицированной.

Каждое утро вижу по телевидению внуков победителей, рассказывающих, как воевал их дед или вся семья. На митинги и парады приходят дети с плакатами-фотографиями, а на фото — тот, кто освобождал Минск, штурмом брал Кенигсберг, Берлин. Такого раньше не было. Были пионерские линейки, на которые обязательно приглашали ветерана. Были песни на смотрах самодеятельности: «Ах, война, что ж ты сделала, подлая, стали тихими наши дворы. Наши мальчики головы подняли, повзрослели они до поры…»

Некий ветеран. Некие повзрослевшие мальчики, которые до сих пор лежат за Вислой сонной… А сейчас это мой прадед, моя бабушка. Люди достают с антресолей пыльные фотоальбомы и пытаются прочесть надписи на обороте. Едут к бабе Зое в деревню, зная, что та в комоде сохранила завернутыми в тряпицу медали отца-солдата «За боевые заслуги» с надписью «СССР» рубиново-красной эмалью и скрещенными саблей и винтовкой с примкнутым штыком.

Это уже не ценность, а то, что вообще цены не имеет. Это основа семьи — предок-герой. Он, может, погиб в первой атаке. Ротный заполнил наградной лист, а семья получила похоронку. Искали однополчан, хоть что-нибудь, но личные дела были далеко — в Подольском архиве. Теперь же на сайте podvignaroda/ru, созданном при поддержке Минобороны РФ, в электронном банке документов можно найти если не все, то очень многое. У меня в семье так было. Спустя 67 лет после гибели отца на фронте его сын узнал, где шел бой. Выяснилось то, о чем семья и не догадывалась: отец посмертно награжден орденом Красного Знамени. Правда, орден нам не отдали, сославшись на то, что там драгметаллы, десять граммов серебра…

«Беларусь помнит» — это уже акция в соцсетях. Хештег #Беларусьпомнит — ключ, с помощью которого поколения объединяются. Люди выкладывают в Интернет пожелтевшие снимки военных лет с родственниками, кровью добывшими Победу, рассказывают о них и сожалеют, что не успели как следует расспросить былого фронтовика или партизана. Персонифицированная война — еще одна краска в общую картину тех великих и грозных лет.

Читайте и подписывайтесь на нас:

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Самое читаемое