«Когда начинается бой, страх уходит». Как Василий Баранов в Афганистане воевал

Появившись на свет за две недели до Великой Отечественной, Василий Баранов выжил, но война нашла его еще раз. О судьбе офицера — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

На боевые операции он ходил в форме рядового солдата афганской армии. Между боями носил гражданский костюм. Поэтому очень немногие из афганцев знали, что этот светловолосый «шурави» (советский), который в бой шел плечом к плечу с ними, а на мирных собраниях выступал вместе с муллой, — подполковник Советской Армии. Для большинства он был просто «мушавер» (советник), а то и вовсе Василь.

Василий Баранов

Сын солдата

Стать офицером для В. Баранова было заветной мечтой детства. Увы, как казалось, несбыточной. И совсем не потому, что паренек из деревушки Кляпино, что в Кормянском районе Гомельской области, сомневался в своих знаниях или способностях. Наоборот, в школе всегда учился на отлично. Как и потом — высшие учебные заведения Василий оканчивал только с отличием. Упорства и трудолюбия тоже было не занимать. В семье росли шестеро детей, прокормить, одеть и выучить которых в послевоенные годы родителям было ой как непросто. Тем более что отец-фронтовик получил тяжелое ранение в первые месяцы войны под Вязьмой. Поэтому все дети сызмальства были приучены к труду и самостоятельности.

Паренек попросту боялся, что не пройдет военную медкомиссию, так как тяжелое и голодное военное детство едва не сделало его инвалидом. Мальчуган родился за 16 дней до Великой Отечественной войны. Отца сразу призвали на фронт. Мать осталась одна с детьми мал мала меньше. Двое братьев войну не пережили. Василек выжил, но до 5 лет не мог ходить. А будучи подростком, слег с тяжелейшим воспалением легких, в очередной раз оказавшись между жизнью и смертью. Тяга к жизни помогла одолеть недуг и на этот раз. Хотя потом всю жизнь на каждой медкомиссии врачи недоумевали: что за странные темные точки на рентгеновских снимках его легких?

Когда в 1960-х годах в Советской Армии возрождалась традиция политруков, рядового Баранова зачислили на годичные офицерские курсы. Позже на плечах засверкали лейтенантские звездочки… Служить выпала честь и радость в родной Беларуси — в легендарной 120-й гвардейской стрелковой дивизии, базировавшейся в столичном Уручье. Василий Дмитриевич и сейчас живет здесь, в местах, ставших ему в прямом смысле родными за годы службы.

В счастливой рубашке

В 1982 году его вызвал начальник политуправления Белорусского военного округа и сказал о командировке в Афганистан в качестве советника полка афганской национальной армии. Он не раздумывал. Хотя в то время готовились документы для отправки подполковника Баранова в аналогичную командировку в Анголу…

Его 320-й механизированный полк афганской армии квартировал в очень далеком от афганской столицы кишлаке Чиханджир, на самой границе с Ираном и Пакистаном. В подчинении — 700 местных солдат, и кто из них чем дышит, было ведомо разве что Аллаху. Немало было и тех, чьи родные братья воевали на стороне моджахедов. Однако, выходя на боевую операцию, он обязан был верить каждому. Василий Дмитриевич говорит, что никто из его солдат ни разу не подвел ни его, ни своих боевых товарищей, никто не сдался моджахедам.

— Бывало ли страшно? — переспрашивает Василий Дмитриевич.  На каждом боевом выходе, но только до первого выстрела. Страшна неизвестность, когда не знаешь, что и кто тебя здесь ждет. Но когда начинается бой, страх уходит.

В год выбывало до половины состава его полка. И на месте каждого из погибших или тяжело раненных афганцев мог быть и он.

Остановились на привал, водитель его БТР первым открыл люк и тут же получил пулю в лоб. А мог и Баранов открыть свой люк раньше. Машина на марше подорвалась на мине и вместе с солдатами упала с многометрового обрыва. Но Богу опять было угодно, чтобы он, «мушавер», оказался не в этом, а в соседнем «КамАЗе». Когда 11 советских вертолетов, шедших на операцию в горы, нарвались на огневой шквал душманских крупнокалиберных пулеметов, гранатометов и радиоуправляемых ракет, загорелась и рухнула на землю не та машина, в которой летел подполковник Баранов. Позже, к слову, комиссар Баранов приложил немало дипломатических усилий, чтобы заставить душманов отдать тела погибших товарищей — трех наших летчиков.

Даже когда их колонна после 18-суточного марша оказалась зажата бандитами на узкой дороге в ущелье и пришлось вызывать артиллерийский огонь на себя, судьба тоже оказалась к офицеру благосклонной. Снаряды ложились буквально в считанных метрах, но не зацепило даже осколком.

— Наверное, в счастливой рубашке мама родила, — говорит Василий Дмитриевич.  Обходили не только пули. Малярия, лихорадка, дизентерия — постоянные спутники той войны — терзали не раз, но свалить окончательно тоже не смогли.

И все же, подчеркивает полковник Баранов, свою главную миссию в этой далекой стране он видел не в том, чтобы вести войну. Главным было принести мир на многострадальную землю. И в провинции Гильменд, в окрестностях ее столицы Лашкаргаха это практически удавалось все 25 месяцев его службы.

— Все мы хотели одного — мира на этой земле, — подводит итог собеседник.  Правда, путь к нему всем виделся разным.

За службу Родине

За участие в событиях в Афганистане В. Баранов награжден орденом Красной Звезды и медалью «За боевые заслуги», афганским орденом «Звезда». Еще одним орденом — «За службу Родине» — отмечена его деятельность при ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС. Подразделение подполковника Баранова было первым прибывшим на место трагедии через несколько дней после случившегося. Но это уже другая, хотя не менее героическая и трагическая история.

Из армии Василий Дмитриевич уволился в 1989 году. Был помощником командующего Белорусским военным округом и двух первых министров обороны суверенной Республики Беларусь, работал в Совете безопасности, аппарате Совета Министров. Стал первым сопредседателем Белорусского союза ветеранов войны в Афганистане. Окончательно ушел на заслуженный отдых в 70 лет.

И сразу же на радость внукам и правнукам отпустил бороду. Захотелось побыть просто дедушкой.

Фото Сергея Лукашова

ТОП-3 О МИНСКЕ