Колодцы и трамвайные пути: как в прошлом веке благодаря субботникам Минск решал насущные проблемы

Знаменитая, известная многим чистота нашего города начиналась отнюдь не с уборки мусора. В Минске, сколько себя помню, всегда были дворники, ответственные люди в системе власти, и ситуация оставалась более-менее достойной.

Что касается решений Мингорсовета о весенней, осенней и зимней уборках города в 20-е годы прошлого века, то на нынешние они были похожи только заголовками, в содержании же шла речь о выгребных ямах, отхожих местах, свалках в центре. А еще жители послереволюционного, обескровленного мировой войной, охваченного многочисленными эпидемиями Минска прежде всего нуждались в чистой воде.

Дам жене воды, напою коня…

Многие пользовались водой из Свислочи, куда сливали отработанные воды кожевенный, дрожжевой, пивоваренный и прочие заводы. На улицах, примыкающих к реке, имелись специальные сточные канавы, куда горожане выплескивали помои. А если учесть наводнения и смытые ими в реку уборные…

Сегодня Минск, как мало какой другой город в мире, обеспечен высококачественной питьевой водой. Этому предшествовала докладная записка санитарного врача Мовниной (имя-отчество отсутствуют), написанная в 1927 году. В документе шла речь о том, что 16 дворов на улице МОПРовской пользуются речной водой из Свислочи, в которую сливают отработанные жидкости предприятия «Варшавянка», «Пролетарий» и дрожжевой завод. Что на 62 двора Старо-Слободской улицы есть только один частный колодец у гражданки Сапицкой, «которая не всем дает воду и взимает за нее большую плату». Санитарный врач требовала вырыть колодцы возле дома № 104 на МОПРовской улице, в Михайловском переулке и во дворах домов № 52 и № 24 на улице Старо-Слободской. По этим конкретным адресам меры были приняты. Но тема нашла продолжение в документах о строительстве колонок и «бруклинских» колодцев.

И на субботники вышли землекопы. Они рыли траншеи, прокладывали трубы, под руководством мастеров копали новые общественные колодцы, обрамляя их бетоном или деревянным срубом. Срочно было принято решение о геологических изыскательских работах и бурении артезианских скважин, о приобретении во Франции трех насосов глубокой откачки. Без волокиты в считанные дни Совет Народных Комиссаров Белоруссии вынес резолюции, а Москва дала согласие на расходы и работы срочной телеграммой (!). За один 1927 год были пробурены три артезианские скважины, проводились химические анализы воды «через Пастеровский институт» и ежедневные анализы санитарно-гигиеническим институтом.

В 1927 году Минск потреблял 320–330 тыс. ведер воды в сутки. Но в решениях Мингорсовета дается прогноз: в 1950-м объем достигнет 2,5 млн ведер. Во имя этого будущего было поручено к 1930 году выявить новые источники воды и разработать техническую документацию.

Но это были планы на перспективу. А для начала власти приняли решение о том, что владельцы частных колодцев не должны препятствовать отпуску воды всем желающим. Для содержания источников в чистоте и исправности предписывалось ежемесячно брать по 8 копеек с каждого члена семьи, пользующегося колодцем. По 20 копеек платили за коня и корову, по 5 — за козу или свинью.

Вместо лошадиных «выхлопов» — трамвайный звон

Кстати, о конях. Согласно статистике, в Минске в 1908 году насчитывалось 670 извозчиков легких экипажей и 870 ломовых. Прибавьте к этому собственные выезды, лошадей конок и коней приезжающих в город крестьян. Мы теперь жалуемся на автомобильные выхлопы, а тогдашним минчанам приходилось терпеть несколько иные. Представляете, сколько навоза доводилось убирать с мостовых ежедневно, а тем более после зимы?

Потому известие о строительстве трамвайных путей минчане приняли с большим энтузиазмом. О них мечтали еще с царских времен, но тогда затея не удалась.

К осуществлению задумки приступили в конце 20-х годов прошлого столетия всем миром. Работы начались в августе 1928-го. Досрочно завершилось строительство узкоколейки до Комаровского леса, чтобы подвозить топливо к электростанции.

А потом началась укладка трамвайных рельсов.

Субботники с этой целью были частыми и массовыми. Потому в день пуска трамвая — 13 октября 1929 года — горожане не только заполнили Привокзальную площадь, где состоялся митинг, но и запрудили тротуары улиц, по которым пролегали трамвайные пути, уложенные при их бескорыстной помощи.

От тайги до британских морей…

О советских субботниках, а также длине бревна, которое вместе с Лениным якобы несли еще несколько сотен человек, сложено немало анекдотов. Такие мероприятия часто попадались на язык зарубежным пропагандистам. Однако совсем недавно появилась новость о проведении в городах Западной Европы так называемых «общественных дней», когда жители в свободное время выходят на улицы и во дворы, чтобы убрать накопившийся за зиму мусор. В телесюжетах участники этих акций восторгаются идеей и гордятся собственным вкладом в такое благородное дело. Мы не будем шутить над их энтузиазмом, не станем предъявлять свой патент на изобретение такой формы уборки. Просто пожелаем всем удачи и порадуемся, что традиция наших прадедов живет и процветает.

 

Самое читаемое