Ноу-хау в проверке оплаты проезда – уже месяц. Мы проверили, стало ли меньше зайцев в общественном транспорте

Ровно месяц назад контролерам разрешили останавливать общественный транспорт для проверки оплаты проезда. Как изменилось поведение пассажиров после таких изменений, узнавал корреспондент агентства «Минск-Новости».

Со старшим смены контрольной службы ДС «Запад-3» Андреем Дроздом и его напарницей Натальей Бондарь мы встречаемся на остановке общественного транспорта. Хоть на дворе утро праздничного дня, в ожидании транспорта скопилось довольно много людей.

— Смотрите, сейчас сделаем вид, как будто собираемся зайти в автобус и посмотрим, сколько людей останется на остановке. Те, кто после отъезда транспорта уйдут, скорее всего оказались бы безбилетниками, — смеется А. Дрозд.

И действительно, в подошедший автобус загружается народ, а двое парней переглядываются на нас и явно ждут, что мы тоже туда сядем. Когда транспорт уезжает, тихо матерятся и уходят восвояси.

А пока мы ждем следующего, Андрей Дрозд рассказывает, как на самом деле контролеры пользуются сигнальным диском для остановки.

— В Интернете тогда появилось много домыслов, что мы будет останавливать транспорт, где нам заблагорассудится. Это далеко не так. При помощи диска, во-первых, можно останавливать только автобусы, но стараемся это делать на экспрессных и скоростных маршрутах. Во-вторых, пользуемся диском преимущественно на остановках, потому что остановить автобус где-то по пути достаточно проблематично. Нужно, чтобы не было запрещающих знаков, на этом участке пути были созданы все условия. Должна быть хорошая обзорность, потому останавливаем, когда еще светло. Наша задача – работать так, чтобы не создавать неудобства пассажирам и другим водителям. Опять же, необходимо понимание ПДД. Потому для каждого контролера проводится инструктаж, чтобы человек имел полное представление, как он должен правильно работать на своем маршруте. Мы не можем стать, где нам захочется и размахивать этим диском. Поэтому, с учетом всех нюансов, за смену останавливаем где-то 4-5 автобусов, в остальное время работаем по старинке.

— А почему именно экспрессные и скоростные автобусы?

— Безбилетники привыкли, что по таким маршрутам они смогут проехать подальше. Увидит контролера – сразу же выйдет. А на середине пути шанс привлечь к ответственности такого хитреца заметно увеличивается. Но не подумайте, что мы гонимся за штрафами. Наша первостепенная задача – простимулировать человека оплачивать проезд. И цели своей достигли: безбилетники стали больше бояться, что их поймают. Насколько я знаю, продажи талонов во всех филиалах «Минсктранса» за этот месяц выросли примерно на 5%. Полностью эту проблему, конечно, пока не искоренить, но мы движемся в правильном направлении. Причем законопослушные граждане отнеслись к нововведению более чем спокойно, никто не ругается, что могут опоздать из-за таких остановок на работу. Ведь остановка и наш вход в салон занимают от силы секунд 30, это практически не создает задержек.

В это время подъезжает автобус. Заходим в него с контролерами, людей мало. Начинается проверка талонов. Все происходит чинно-благородно, только один мужчина внезапно начинает ругаться.

— Лучше бы зарплату людям платили нормальную, а не кормили вас, дармоедов!

— Мужчина, предъявите проездной билет.

— Не хочу!

— В таком случае мы будем вынуждены начать административный процесс.

Только после этих слов скандалист протягивает смятый талон. Что удивительно, на нем отбиты правильные время и дата, значит пробит он был только что. И зачем было ругаться?

— Это, к сожалению, частое явление. Люди привыкли видеть в нас инквизиторов, которые в постоянном поиске «ведьмы». Но мы не звери, всегда пытаемся войти в положение, узнать, что не позволило оплатить проезд. Например, возрастные люди забывчивые, кому-то становится плохо и в полубессознательном состоянии они пытаются доехать до дома или больницы. Некоторые только зашли и не успели купить талон у водителя. При этом почему-то бытует мнение, что мы входим только в переднюю дверь, чтобы не дать человеку успеть купить талон. Это не так. Если видим, что много людей в передней части, спокойно заходим черед среднюю или заднюю. Пока проверяем остальных, у людей есть возможность купить талон. Причем многие ругаются, что, дескать, мы им портим нервную систему. А про самих контролеров кто-то думает? Нам тоже не особо приятны конфликты. Наслушаешься нелестных утверждений про себя и своих родственников, потом скандалист уходит, а у тебя осадок на душе. Приходится терпеть и держать это в себе, потому что нужно работать дальше. Ни в коем случае нельзя срываться на других. Ведь пассажиры не виноваты, что тебя обматерил какой-нибудь неадекват. Здесь очень важны человеческие качества контролера.

Недавно был пример, что на остановке лежал молодой человек. Все говорили, что пьяный, пускай проспится. А я вызвал скорую. Врачи потом сказали, что если бы он еще полчаса полежал, то закончилось бы смертью. К слову, во многом из-за стрессов у нас работники и не задерживаются – не каждый выдержит такое давление. Да ведь и других обязанностей хватает, про которые обычные люди и не подозревают. Мы должны проверять санитарное состояние транспорта, работу валидаторов, есть ли у водителей талоны для продажи, все ли системы работают правильно. Представьте ситуацию, что едет инвалид по зрению, а в транспорте отключилась громкая связь. Водителю не хочется сходить с маршрута, он продолжает ехать до конечной точки. А как быть незрячему пассажиру? Он не понимает, когда ему выходить. Вот на такие моменты мы тоже должны обращать внимание.

Тем временем подъезжает троллейбус. Прямо перед нами молодой человек, выходящий из транспорта, передает свой талон заходящей девушке.

— Ох уж эти рыцари без страха и упрека, — отмечает А. Дрозд. – В последнее время усилилась тенденция, что передают использованные талоны. Или просто оставляют их в салоне. Ну хорошо, человек получает чужой талон. Так хоть бы в него заглянул! Очень часто встречались люди, которым билет передали, а там пробиты или вчерашняя дата, или вообще другой маршрут. Причем у человека могут быть свои талоны, но всем же хочется халявы. А закончиться такая медвежья услуга может штрафом. Или бывают случаи, когда контролер проверил билет и добрый самаритянин тут же передает его соседу-безбилетнику. Мы имеем право повторно проверить оплату проезда. И тут начинается ругань: оплативший пытается вернуть свой талон, а безбилетник, естественно, не хочет его отдавать. И в лучшем случае добряк пробивает еще один билет, а в худшем – платит штраф.

— У меня забавная история случилась по этой же теме, — вспоминает Н. Бондарь. – В транспорте вижу милую парочку. У них оказывается один билет на двоих. Выходим на остановку для разбирательства. А они все никак не могут определиться, кто же из них ехал по этому билету. В итоге девушка выходит из себя, выхватывает бумажку у своего благоверного и утверждает, что безбилетник – он. Вы бы видели его лицо!

Решаем остановить экспрессный автобус с помощью сигнального диска. Транспорт останавливается, мы заходим в переднюю дверь. Несколько человек с проездными или талонами. А вот один неопрятного вида мужчина всячески пытается проскользнуть мимо нас к выходу.

— Мужчина, что по оплате? — обращается Наталья.

— Я инвалид II группы!

— Предъявите удостоверение.

— Идите вы..!

Выходим вместе с ним из транспорта. Он клянет нас на чем свет стоит, абсолютно не стесняясь в выражениях и обдавая застарелым перегаром. Внезапно хватает свои сумки и убегает.

— Скорее всего бездомный, — заключает А. Дрозд. – К сожалению, здесь неподалеку нигде нет милиции, чтобы его можно было задержать. Мы же это делать не имеем права.

— Кстати, люди жалуются, что контролеры предпочитают не проверять таких вот асоциальных личностей?

— Неправда. Мы должны проверять всех – пьяных, бомжей, под наркотиками. Ведь все это фиксируется видеорегистраторами. У меня хватает примеров, когда составлял на таких протоколы. Более того, имеем право написать заявление в милицию, что они матерятся или своим видом доставляют неудобства другим гражданам. А то, что пишут жалобы, – их право. Но нужно думать, справедлива ли эта претензия. Если это клевета, почему я не могу обратиться из-за этого в суд? У меня такие же права и обязанности, как и у остальных граждан. Наша работа прозрачна – весь рабочий день записывается, мало того, что на видеорегистратор, так и в некоторых салонах транспорта есть камеры. У нас хватает примеров, когда сами же граждане сначала жаловались, а потом оказывались виноватыми. Везде и всюду важно нормальное человеческое отношение. А я повторюсь: мы не звери и не негодяи, а просто делаем свою работу.

На этом мы прощаемся с контролерами, они едут дальше по своему утвержденному маршруту. И не ловить безбилетников, чтобы выполнить какую-то там норму по штрафам, как это принято считать, а проверять оплату проезда, как это есть на самом деле.

Фото автора

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ