«Коронавирус не сильно пугает – и раньше имели дело с опасными болезнями». Чем помогают минским бездомным, чтобы они не подхватили ковид

В столице не так много мест, где бездомные могут рассчитывать на помощь. В Доме ночного пребывания для лиц без определенного места жительства бездомным помогут в определении в дома-интернаты, с восстановлением документов, назначением пенсии, предоставят койко-место, средства личной гигиены. Как учреждение работает в период пандемии и почему не каждый бродяга хочет здесь оставаться — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Дом ночного пребывания для лиц без определенного местажительстваУчреждение рассчитано на 92 койко-места. Если желающих переночевать больше, работники дополнительно устанавливают 15–20 кроватей. Весной возле дома ночного пребывания на случай вспышки коронавируса установили большую палатку, в которой могут поместиться еще 20 человек. Однако ее не задействовали: не было нужды, удалось контролировать распространение инфекции.

— У нас коронавирус «выстрелил» в июне. У мужчины была трахеостомия. Трубка то выпадала, то засорялась, из-за чего ему часто вызывали скорую помощь, и он периодически попадал в учреждения здравоохранения. Вероятно, там и подхватил инфекцию, — предполагает директор ГУ «Дом ночного пребывания для лиц без определенного места жительства» Павел Золотухин. В 11-й городской клинической больнице ему сделали тест. Результат оказался положительным. Оттуда его должны были направить в 6-ю больницу на лечение, но мужчина сбежал, не дождавшись бригады скорой. А потом вернулся к нам, зная, что болен и может заразить других. Долго ждать не пришлось: наутро у него поднялась температура, мужчину забрала бригада скорой. Четверо из 45 проживающих подхватили коронавирус.

ГУ «Дом ночного пребывания для лиц без определенного места жительства» Павел ЗолотухинТогда дом ночного пребывания, как и положено, закрылся на двухнедельный карантин. На протяжении этого времени жильцы не покидали здания, а посторонние не входили внутрь.

— Мы готовы к второй волне коронавируса. Постояльцам вручаем маски, несколько раз в день измеряем им температуру. Каждые два часа дезинфицируем помещения, — отмечает П. Золотухин. Мы и раньше имели дело с опасными болезнями, передающимися воздушно-капельным путем, — тем же туберкулезом. Поэтому коронавирус не сильно пугает, хотя мы предприняли все, чтобы никто из проживающих или работников не заболел им.

Перед заселением прибывшие обязательно проходят медосмотр, санобработку, им делают флюорографию, тест на коронавирус. Если будущий постоялец здоров, с ним заключают договор, согласно которому тот имеет право оставаться в доме ночного пребывания от месяца до года — спустя это время договор можно продлить. Также новичку вручают постельное белье, средства личной гигиены.

Дом ночного пребывания для лиц без определенного местажительстваСейчас в доме ночного пребывания постояльцев не очень много: 35 мужчин и 9 женщин. Есть бездомные, которые пока что предпочитают ночлежке подъезды и подвалы, вокзалы, а то и вовсе лесополосы. Однако с наступлением холодов многие из них, вероятно, обретут кров именно на Ваупшасова, 42.

— Информации об учреждении хватает: о нас можно узнать в территориальных центрах, управлениях соцзащиты, Интернете. Да и сарафанное радио работает: бездомные делятся друг с другом о ночлежке, об условиях проживания. Какими бы они ни были, некоторые ни в какую не хотят обращаться к нам: их смущают распорядок и правила. А они элементарные: вести себя адекватно, соблюдать порядок, не употреблять спиртные напитки или наркотики, — говорит директор.

Чтобы в учреждении соблюдался порядок, установлены камеры видеонаблюдения, а на вахте круглосуточно дежурят милиционеры из Департамента охраны.

Многие из тех, кто оказался здесь, пристрастны к алкоголю, у многих за плечами годы в местах лишения свободы. Но и у них есть возможность начать жизнь с чистого листа. Как пример, Сергей Николаевич, в прошлом — лицо БОМЖ, сейчас — работник учреждения.

Дом ночного пребывания для лиц без определенного местажительства— Он развелся с женой, квартиру оставил ей, а сам начал крепко пить. Жил с приятелем в канализационном коллекторе. Рабочие во время ремонта заварили люк, и мужчины остались под землей. Спас случай: Сергей просунул руки сквозь решетки, это заметили прохожие, — рассказывает П. Золотухин.  Сначала жил в доме ночного пребывания, потом начал работать дворником. Он хорошо справляется, мы нарадоваться не можем. Сейчас живет с женщиной в социальной квартире, собираются расписаться.

Некоторые попали в ночлежку по стечению обстоятельств, порой роковых: кого-то на улицу выставили родные, кто-то, как 55-летний ветеран афганской войны Валентин, стал жертвой мошенников.

По телевизору много разного криминала можно увидеть. Сложно в такое поверить, пока самого не коснется, — начинает он повествование. — У меня вот как было: сломал руку, работать не мог, соответственно, оплатить коммунальные услуги было нечем. Кто-то прознал об этом, в гости заявились риелторы. Подпоили, видно, чем-то, смутно помню, как подписи поставил. Так и лишился квартиры. Легко отделался: одну женщину, говорят, в багажнике вывозили.

В свое время минчанин служил в спецбатальоне под Кандагаром, удостоен множества наград — ордена Красной Звезды, медалей «За отвагу», «За боевые заслуги», «Воину-интернационалисту от благодарного афганского народа» и др.

— Мне бы в больницу, нужно суставы «поменять». Но туда сейчас не берут из-за коронавируса. Но ничего, я подожду, врачам сейчас нужно людей от вируса, гуляющего по земному шару, спасать. А я справлюсь, мне в душе до сих пор 20 лет, — улыбается Валентин.

У него не осталось ни родных, ни близких, кто мог бы помочь. Поэтому его, как и других жителей дома ночного пребывания с инвалидностью, определят в интернат.

Фото Сергея Пожоги

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ