«Коронавирус, закрытые границы — не преграда, когда хочется жить». Большое интервью с Олегом Руммо

«Хотелось бы, чтобы не мы поставляли врачей на экспорт, а наоборот, они к нам приезжали». Директор Минского научно-практического центра хирургии, трансплантологии и гематологии, доктор медицинских наук, профессор Олег Руммо рассказал корреспонденту агентства «Минск-Новости» о коллективе, об индивидуальных контрактах и о работе в пандемию.

Олег Руммо

«Постсоветская медицина хороша. Но самая большая ее проблема — уравниловка»

— Олег Олегович, не медики знают вас как крутого хирурга, который со своей командой провел первую в Беларуси операцию по трансплантации печени, а затем развил это направление до мирового уровня. Более 2 лет вы директор центра. Оперируете?

— Конечно, стараюсь каждую неделю проводить одну-две операции, в основном на печени, поджелудочной железе. Не только по трансплантации, но и по удалению сложных опухолей.

— Что с командой?

— Те, кто стоял у истоков, все работают. Некоторые из тех, кого вырастили в профессиональном плане, уехали. За прошедший год это несколько человек. Один получил престижную должность в филиале американской клиники в Объединенных Арабских Эмиратах. Он анестезиолог, занимается сопровождением операций по трансплантации. Двое уехали в Израиль, работают в одной из лучших больниц.

Наш центр — это бренд. И как только мы стали известны на весь мир, за нашими специалистами стали гоняться. Ничего плохого в этом не вижу. Конечно, хотелось бы, чтобы не мы поставляли врачей на экспорт, а наоборот, они к нам приезжали. Когда белорусские доктора начнут мотивированно возвращаться, буду считать, что поколение людей, которые пришли в медицину в начале 2000-х, свою миссию полностью выполнило.

— А уж как нам, пациентам, хочется, чтобы хорошие врачи не уезжали…

— Для этого нужны как минимум три вещи. Первое — обеспечить врачам хорошую зарплату, которую они должны заработать. Не получить, а именно заработать. Второе — создать условия для развития и творческой эффективной работы. Третье — предоставить возможность профессионального и карьерного роста. И когда все эти составляющие будут на самом высоком мировом уровне, не только белорусы не будут уезжать, а к нам еще приедут высококвалифицированные специалисты из других стран.

— Это реально?

— У ведущих врачей нашего центра по сравнению с коллегами зарплаты хорошие. И возможность роста есть. Но они специалисты такого уровня, которым на Западе могут предложить более 10 тысяч долларов в месяц. Мы, к сожалению, таких зарплат пока дать не можем, но стремимся к этому. Не вижу ничего плохого, если мы будем с нашими специалистами заключать индивидуальные контракты. Обсуждали это с главой государства, и Президент согласился. В чем преимущество такого контракта? Например, специалисту ставят задачу по достижению определенной цели, как футболисту, хоккеисту: выиграл матч — заработал. Врач освоил технологию, привлек иностранных граждан, заработал внебюджетные деньги — и получил определенный процент. Так живет медицина во всем мире.

Постсоветская медицина хороша. Но самая ее большая проблема — уравниловка. Ты можешь из кожи вон лезть, а тебе заплатят определенную сумму. Или почти ничего не делать, и заплатят чуть-чуть меньше. Мы все время боялись того, что один специалист будет зарабатывать в 5–10 раз больше, чем другие. А этого не надо бояться. Смог деньги человек заработать, принес пользу пациенту, клинике, государству, пусть получит свой процент. Это надо для того, чтобы чувствовать себя уверенно, чтобы семья понимала, почему он сутками пропадает на работе. Важно, чтобы человек знал: общество, государство ценит его как специалиста. Ценит его труд. Я очень хочу и надеюсь, что мы до этого доживем.

— Среди докторов достаточно целеустремленных, готовых к освоению перспективных технологий. Найдется ли им место в вашей команде?

— В нашем центре многие хотят работать. Конкурс, особенно среди молодых специалистов, чрезвычайно высок. В то же время и врачи, и медсестры приходят с разными целями и задачами. Есть те, кто нацелился на Запад. И для того, чтобы не быть там белой вороной, хотят попасть к нам и научиться технологиям. А потом в портфолио записать: работали в нашем учреждении здравоохранения, получили опыт по трансплантации почки, печени, легких, в кардиохирургии. Но есть и те, кто хочет развиваться и стать высококлассным специалистом, помогать жителям родной страны. Здорово, когда такие попадаются.

«В пандемию трансплантология просела меньше всего»

— Пока же иностранцы к нам едут не работать, а лечиться.

— В 2020-м у нас получили лечение более 1 300 зарубежных пациентов. Это показатель того, что больным коронавирус, закрытые границы — не преграда. Им хочется жить.

хирург операция— Говорим о пересадке органов?

— Не только. Мы не можем выполнить 1 300 пересадок органов иностранцам, когда в стране в год всего делают около 500 таких операций. Говорим обо всех направлениях лечения. И прежде всего о трансплантации, хирургии, гематологии. Это три основных направления для зарубежных граждан. Кроме того, приезжают лечиться и к нашим кардиологам, неврологам, ревматологам.

В будущее смотрим с оптимизмом. Поток иностранных пациентов не снижается, и в этом году он большой. Мы беспрерывно оказываем им помощь, не забывая при этом про наших граждан.

Почему не уменьшается их количество? Это обусловлено двумя причинами. Первая — те, кто впервые обращается за лечебной помощью. Вторая — те, кого оперировали с 2010 года. Пациенты после трансплантации печени, почки, резекции (удаления части органа. — Прим. авт.) печени от нас не уходят. Когда возникают серьезные проблемы со здоровьем, они обращаются в тот центр, где им помогли, спасли жизнь и который стал для них родным. Также приезжают на обследование.

— Из каких стран едут к нам?

— Примерно 70 % всех зарубежных пациентов — из Украины. Приезжают также из России, Казахстана, Узбекистана, Грузии, Армении, Молдовы, Прибалтики, Сербии, Хорватии, Черногории, Израиля, Японии. Большая география! Причем это не граждане бывшего Советского Союза, которые эмигрировали и приехали в Беларусь по своим делам или к родственникам, а заодно и подлечиться. Это те, кто там живет, не знает ни слова по-русски, а многие и по-английски.

— Врачи центра говорят на английском?

— Конечно. Но среди пациентов есть те, кто не знает и этот язык. Едут с переводчиком. Например, японцы, некоторые израильтяне и жители Балканских стран.

— Сейчас в клинике есть иностранцы?

— Казахстанцы. Один поступил на операцию по трансплантации печени. Возможно, сегодня ее и проведем: вертолет с донорским органом уже вылетел. Другой уже прооперирован — ему пересадили почку. Недавно грузину выполняли рентгенэндоваскулярное вмешательство. Не так давно уехал житель Азербайджана — ему удалили раковую опухоль в печени.

— Делаете онкологические операции?

— Проводим очень много операций по удалению злокачественных опухолей, преимущественно в печени и поджелудочной железе. И все благодаря тому, что в центре есть программа трансплантации печени и мы освоили много видов резекции, а также накопили опыт выхаживания таких пациентов.

— Сколько сейчас стоит трансплантация печени, почки?

— Гражданам Беларуси органы пересаживают бесплатно. Для иностранцев цены остались прежними (в долларах США. — Прим. авт.), и снижать их никто не собирается. Это обусловлено тем, что желающих больше, чем мы можем принять. И если будем дальше развиваться, то надеемся, что количество желающих останется таким же большим. При этом число трансплантаций иностранцам не превышает 10 % от всех пересадок, выполняемых в стране.

— В ковидном 2020-м сколько трансплантаций было проведено?

— Меньше, чем в 2019 году, но трансплантология, пожалуй, та область высокотехнологичной медицины, которая в пандемию просела меньше всего. В 2020-м в Беларуси выполнили на 13,8 % меньше пересадок, чем в 2019-м — самом успешном для нас. А именно 50 операций на 1 млн населения, причем 56 % из них — в нашем центре. В абсолютных цифрах — 464, в том числе 86 трансплантаций печени, 52 — сердца, 314 — почки, 9 — легких, 1 — комплекса «сердце — легкое» и 2 — комплекса «почка — поджелудочная железа». Не остановили в 2020-м и международное сотрудничество: выполнили в Армении операцию по трансплантации печени маленькому ребенку. Знаковое событие для нас. В Грузии в конце марта — начале апреля 2020-го провели первую операцию по пересадке почки маленькому ребенку от родственного донора. Оперировал наш заместитель директора по медицинской части МНПЦ хирургии, трансплантологии и гематологии, руководитель Республиканского центра нефрологии, почечно-заместительной терапии и трансплантации почки, доктор медицинских наук, профессор Олег Калачик. В конце января 2021-го выполнили в Армении еще одну операцию — спасали малыша с врожденным заболеванием печени, донор — мама.

Фото носит иллюстративный характер

— Как работалось в пандемию?

— Очень сложно. Благодарен своему коллективу за то, что он выстоял. Для оказания помощи самым тяжелым ковидным пациентам со всей страны мы закрыли в центре одну реанимацию. Другие три взяли на себя остальных больных. Кроме того, открыли на своей базе отделение паллиативной помощи, клинику боли, что нам очень помогло при разгрузке отделения интенсивной терапии и реанимации. Не остановили ни трансплантацию, ни кардиохирургию, ни резекцию печени онкологическим больным. Оказывали помощь всем пациентам. Плюс взяли на себя львиную долю нагрузки клиник, закрытых на ковид. Это 2, 3, 4, 10-я больницы. Хирургических пациентов из этих клиник распределили между нами и Городской больницей скорой медицинской помощи. Мы должны были делать работу, которую делали всегда, а также спасать больных коронавирусом и оказывать помощь экстренным, лечением которых раньше занимались упомянутые больницы.

Сейчас для лечения ковидных пациентов оставили у себя один блок реанимации и один — пульмонологии. Но пока 10-я больница не выйдет из ковида (2-я и 4-я клиники вышли частично, а 3-я — полностью.Прим. авт.), говорить о том, что работаем в обычном режиме, не приходится. 10-я — очень крупная клиника, где много хирургических коек и выполнялся огромный объем работы.

— Тяжелым выдался 2020-й…

— И ужасно напряженным. Прошлый год еще раз показал, кто чего стоит. Конечно, больше таких испытаний не хотелось бы. Они и сейчас есть, но стало полегче. Самое сложное время — конец октября — начало ноября 2020-го. А также непростая политическая обстановка. Почти все в нашей команде переболели коронавирусом, а те, кто остался в строю, продолжали оказывать помощь. Мы выдержали, не снизили планку. Выполняли трансплантации, строили новый корпус, а это согласования, проведение конкурсов на закупку медоборудования. Не остановили и ремонт больницы. И все благодаря тому, что в центре большой коллектив единомышленников. Готовы идти вперед, развиваться.

«Мир меняется, но общечеловеческие ценности остаются»

— Люди проявляются в эпоху перемен?

— Конечно, мир меняется. Отношение к тем или иным событиям меняется. Люди меняются. Но общечеловеческие ценности «помоги, сохрани, не предай, будь профессиональным, культурным, вежливым» будут востребованы и в середине ХХI века, и в следующем столетии.

За прошлый год ситуация в центре изменилась — чего греха таить. В любом коллективе есть определенные люди, которые с утра до вечера выполняют одну и ту же работу, но абсолютно не проявляют себя в том, что ты от них ждешь. Это касается развития, проявления инициативы, освоения новых технологий. Они себя проявили в другом — в разрушении коллектива. И это мое самое большое разочарование. Ну ладно, главное, мы справились с задачами, возложенными на центр. Сделан большой задел.

— В каком смысле задел?

— К примеру, невозможно построить хирургический корпус за 3 года. Для того чтобы выполнить задание (по строительству. — Прим. авт.) на 2021-й, в 2020 году надо было подготовиться. Невозможно за год вывести на орбиту какую-то важную медицинскую технологию. Невозможно за год стать известным в СНГ, в мире и воспроизводить эту технологию лучше, чем другие. Для этого нужно работать постоянно. И если бы мы сказали: есть ковид, останавливаем трансплантацию, хирургию печени, кардиохирургию, больше не выполняем операции по онкологии, пусть это делают онкологи, будем заниматься экстренной хирургией, лечением больных коронавирусом, то тогда бы через год эту нишу — хирургию печени, онкологию, кардиохирургию, трансплантологию — заняли бы другие. И те методики, которые у нас появились, развились и дали результат в 2020 году, если бы мы ими не занимались, в 2021-м были бы уже не актуальны. Это и значит, что коллектив сделал задел.

Плюс заработали деньги для того, чтобы в текущем году начать строительство современного гематологического корпуса. Кроме того, в том же 2020-м привели в порядок вход в главный корпус центра, сделали ремонт в кардиологии и неврологии. В нынешнем году пойдем дальше. Но если бы мы не подготовились, не заработали, а просто все списали на ковид, сегодня оказались бы ни с чем.

— Про строительство нового хирургического корпуса известно, а гематологический каким будет?

— Хирургия уже построена, оснастим ее необходимым оборудованием и в 2021-м откроем. Гематологический корпус начнем строить в апреле нынешнего года. Взяли кредит в коммерческом банке, который будем погашать совместно с городскими властями. При этом значительную долю по выплате средств возьмем на себя: есть внебюджет, мы достаточно зарабатываем на лечении иностранных граждан — почти 25 % от всего экспорта медицинских услуг в стране приходится на наше учреждение, а по Минску этот показатель составляет и вовсе 70 %.

Строительство гематологического корпуса очень важно для нас. Программа трансплантации костного мозга и стволовых клеток существует в Республиканском центре гематологии и пересадки костного мозга с 1993 года. Как могли расширяли медицинскую помощь: приобретали оборудование, проводили ремонт в отделении трансплантации костного мозга, рассчитанном на 7 коек. Но уже давно уперлись в потолок. Понимаем: развитие этого направления невозможно без строительства нового корпуса. Всего 7 коек на страну! Это очень мало. Поэтому приняли решение взять кредит и построить центр трансплантации костного мозга с двумя отделениями пересадки костного мозга на 10 коек каждое, с отделениями интенсивной терапии и реанимации. Кроме того, в этом корпусе будут банк стволовых клеток и очень мощная молекулярно-генетическая лаборатория, которая станет сопровождать как трансплантацию органов, так и трансплантацию тканей, стволовых клеток. Планируем закончить работы в 2023 году. К этому времени должны завершить модернизацию нашего учреждения, построенного в 1976-м. Благодаря тому что очень хорошо зарабатываем за счет лечения иностранных граждан, можем себе позволить вкладывать значительные средства в ремонт своего учреждения, в закупку нового современного оборудования и в развитие технологий, приносящих нам серьезные деньги.

Фото Тамары Хамицевич

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ