«Кожемякина — это псевдоним?». 21-летняя минчанка — о том, как превратила хобби в бизнес

Начать собственное дело и работать на себя — желание многих людей. Как решиться на такой шаг, когда ты не так давно окончил школу? Корреспондент агентства «Минск-Новости» поговорила с минчанкой, которая начала свой бизнес в 19 лет, о финансах, конкуренции и страхах.

Сейчас Ольге Кожемякиной 21 год. Ее занятие (создание изделий из кожи) будто подбиралось под фамилию — нередкий повод для шуток от знакомых.

— Друзья шутили: у тебя же есть готовое название бренда — твоя фамилия, — улыбается собеседница. Люди и сейчас спрашивают: «Кожемякина — это псевдоним такой?» Были и шутки, что у меня нет выбора, чем заниматься. Совпадение получилось интересное. Не считаю его пророческим, но это такой своеобразный плюс.

О своем деле Ольга до сих пор рассуждает как о хобби. Признается: кажется, что это до сих пор не тот уровень, чтобы называть это брендом. А тем временем с момента начала работы над созданием сумок прошло уже два года.

— Всегда было желание делать что-то руками. С детства интересовалась модой, стилем, фотографиями. Сначала создавала украшения, потом добралась и до натуральной кожи. Первыми были кошельки, а вот полноценную сумку сделала в 11-м классе.

Увидев первую сумку на девушке, знакомые делали комплименты, спрашивали, откуда она.

— Отвечала, что сделала сама, но они не верили, говорили «ой, да не смеши, а реально где купила?». После этого я начала рассказывать о своем хобби.

В 2017 году Оля поступила в БГУ на достаточно творческую специальность — коммуникативный дизайн. Но к концу 1-го курса появилось осознание, что это совсем не то, чем хотелось бы заниматься. Поэтому в начале 2-го курса девушка забрала документы из вуза.

— Не было цели бросать университет именно для того, чтобы полностью уйти в свое дело. Просто в какой-то момент начала немного разочаровываться: мои ожидания не оправдались. Это было осознанное решение, но я не исключала, что когда-то пожалею. Но за два года ни на секунду не возникло мысли, что сделала что-то неправильно, — говорит собеседница.

Свое хобби во время учебы она не оставляла. Изделиями стали интересоваться однокурсницы, подруги. Знакомые регулярно спрашивали, когда же Ольга откроет свое дело.

— Осенью, когда ушла из университета, решила — пора начинать. Создала страницу в Instagram и начала продвигаться. Навыки работы с кожей приобретала сама. Работала по наитию: смотрела примеры, пыталась превратить кусок кожи в изделие. Если оно получалось недолговечным, например, ручки не выдерживали нагрузки, искала способы их укрепить.

Девушка создает сумки как вручную, так и с помощью специальной промышленной швейной машинки. Она попала к Ольге через знакомых, но осваивать пришлось самой.

— Вызвала специалиста, который мне ее запустил, а дальше сама. Картинка была такая: вот у меня компьютер с видео на испанском с субтитрами, где объясняют, как правильно вдевать нитку в иголку. Я копирую эти субтитры, ввожу их в переводчик, вижу что-то вроде «нитка вперед» и повторяю это,  вспоминает О. Кожемякина.

Кожу девушка закупает чаще в розницу, но, если заказов много, может взять и оптом. Она отмечает, что в Минске магазинов, которые возят материалы из Турции, Италии, очень много.

— Одно из ярких детских воспоминаний: мы ходили с мамой за покупками, например за дубленками или кожаными сумками. Этот запах я хорошо помню с детства, всегда получала от него огромный кайф. Еще лет в 12 могла отличить даже качественную искусственную кожу от натуральной, не видя обратной стороны.

Количество заказов в месяц у собеседницы нестабильное — в этом деле прослеживается сезонность. Оля отмечает, что самым напряженным обычно оказывается период перед Новым годом. Обычно ежемесячно удается сделать 5–6 средних по сложности и стоимости сумок.

Время работы с одним изделием тоже индивидуально. Например, за сложным заказом девушка может просидеть неделю.

— Обычно настолько погружена в процесс, что могу работать и ночью. Порой кажется, что прошло 15 минут, а оказывается, уже два часа. Бывает, могу не спать 20 часов, чтобы воплотить задумку. Но это не жертва, а желание побыстрее воплотить задуманное, — поясняет минчанка.

Сейчас Ольга оформлена как ремесленник. Она отмечает, что это очень просто по юридическим вопросам, плюс в таком случае нужно платить небольшой фиксированный налог. Но с дальнейшим развитием и увеличением штата, например, числиться ремесленником она уже не сможет, придется оформляться как индивидуальный предприниматель.

— Это дело приносит мне достойный заработок. Правда, он может колебаться, но на жизнь хватает, — рассказывает собеседница. Наверное, я нахожусь в более выигрышной ситуации из-за того, что живу с родителями и многих трат получается избежать. На мой доход можно было бы снимать жилье, питаться. Но, если бы мне нужно было арендовать квартиру, например, то я бы не брала заказ, который могу растянуть на месяц. Сейчас есть возможность не гнаться за доходом, а развиваться и работать в удовольствие.

Минчанка рассказывает, что деньги для старта взяла у родителей, но вскоре смогла отдать.

— Так как многое делаю вручную, инструментов нужно немного. Если хочется просто попробовать, то достаточно до 200 рублей на базовое оборудование: пробойники, нитки, кожа. Многое можно недорого заказать на китайских сайтах. Если с нуля начать это дело, то выйти на достойную прибыль сложно. Мне помогло то, что это начиналось как хобби.

О конкуренции девушка размышляет философски: она, конечно, будет всегда, но важно создать индивидуальный стиль и работать на определенную аудиторию. Для этого она старается вырабатывать собственные «фишки», подбирать стилистику изделия в соответствии с требованиями клиента, оговаривать детали.

— Сложнее всего бывает, когда заказ звучит так: «хочу сумку на осень». Тогда стараюсь уточнять, наводящими вопросами узнавать, что хотелось бы увидеть в итоге. Иногда ощущаешь, что словила одну волну с клиентом, но в последние часы работы возникают мысли: «а вдруг ему не понравится, что здесь я поэкспериментировала с чем-то или добавила деталей. А он этого не оценит». Все-таки важнее всего получить от человека эмоцию, — рассуждает мастер.

Она признается, что до сих пор есть и страх стать невостребованной. Например, в период коронавируса были опасения, что из-за кризиса нужды у людей поменяются и сумки почти перестанут покупать. Но несмотря на непростое время, заказы принимаются активно.

— Когда только начинала или сейчас, когда осваиваю новую технику работы с кожей или фурнитурой, немного переживаю, — делится страхами О. Кожемякина. А еще с лет 18 кажется, что у всех ровесников и людей помладше уже есть свой бизнес. Поэтому у меня до сих пор возникает ощущение, что я могла бы больше. Даже сейчас нет чувства, что я молодая и со своим бизнесом. Просто пытаюсь двигаться настолько, насколько хватает ресурсов.

Ольга поделилась и тем, что в будущем ей хотелось бы отдельную мастерскую, чтобы разделять работу и отдых. Конечно, в мечтах есть и расширение производства.

Фото из личного архива героини

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ