Красивая с мячом и на каблуках — титулованная баскетболистка Татьяна Троина о спорте и не только

Привычная цифра «13» на майке, остроумные выверенные пасы, отлично поставленный бросок из-за трехочковой дуги и броская внешность — Татьяну Троину на площадке не спутаешь ни с кем.

Когда-то, четверть века назад, глазастую девятилетнюю девчушку привели в детско-юношескую спортшколу знаменитого столичного «Горизонта» родители, в прошлом тоже баскетболисты. С тех пор она успела стать одним из самых опытных и титулованных игроков женской сборной Беларуси, бронзовым призером чемпионата Европы — 2007 и участницей Олимпиады в Пекине, однако расставаться с оранжевым мячом в свои 35 (красивая дата — 30 июня) по-прежнему не спешит.

Покорительница Нанта

Вот и на недавнем олимпийском квалификационном турнире во французском Нанте минчанка активно и продуктивно помогала национальной команде добыть путевку на Игры-2016 в Рио. Тем паче, что со старинным французским городом в долине Луары, где ей довелось в свое время защищать цвета местного клуба, у Татьяны свои счеты:

— В Нанте я получила самую тяжелую травму в своей карьере. Из-за нее пропустила Евро-2013 и даже следующий чемпионат мира в 2014-м, поскольку все равно не успела к нему толком подготовиться, не оправившись после злополучного разрыва крестообразной связки колена. Так что, можно сказать, практически два года потеряла. Причем это случилось на тренировке, даже не в противостоянии с кем-то, на ровном месте.

— К самым обидным воспоминаниям относится, вероятно, и полуфинальный поединок с хозяйками турнира на чемпионате мира 2009 года в Чехии, когда Беларусь была в полушаге от «серебра», но осталась вообще без медалей?

— Се ля ви. Было бы даже непонятно, если бы судьи в концовке не подсвистели хозяйкам чемпионата, тем более что чешки дошли так далеко, сражались за выход в финал. Нам требовалось отрываться очков на 10. А при такой равной игре плюс еще дополнительная пятиминутка… Думаю, все было предрешено.

— То незаслуженное поражение стало для вас серьезной драмой?

— Да нет, конечно. Я вообще спортивные неудачи близко к сердцу не принимаю. В жизни есть вещи гораздо более важные и серьезные. Даже упоминавшаяся травма принесла больше переживаний — казалось, всё, жизнь окончилась. Хотя это тоже, как оказалось потом, не самое страшное в сравнении с болезнями, потерей близких, родных.

— В «Горизонте», где вы с детства постигали азы баскетбола, еще успели застать знаменитых предшественниц Ирину Сумникову, Елену Швайбович и иже с ними?

— Сумниковой уже не было, а со Швайбович и Лилией Малой даже успела потренироваться на сборе национальной команды в Раубичах. Они, по-моему, готовились к чемпионату мира 1996 года в Болгарии. Мне было 15 лет, и я, конечно, смотрела на них круглыми глазами. Сейчас мы посмеиваемся над Ксюшей Малашко, которая нас, старших, норовит величать на вы. А потом, разговаривая об этом, вспоминаем, что то же самое было и с нами, когда не знали, как к Швайбович или Малой обратиться — на ты или по имени-отчеству…

— Сейчас с позиции аксакала можете на кого-то из молодых прикрикнуть, позволить себе повышенный тон?

— Я вообще крикун отменный, покрикиваю и на молодых, и на старых. Правда, теперь стараюсь подбирать выражения: молодежь послабее психологически, с ней надо помягче обращаться.

Снайпер на высоких каблуках

— Помните свой самый результативный матч?

— Мой личный рекорд — 35 очков, я забивала столько дважды за карьеру: сначала в Польше, а потом уже в Латвии, выступая за рижский ТТТ. Там же в одном из матчей набросала 7 «трюльников».

— Родные и близкие вас еще не упрекают, когда, дескать, уже наиграешься в свой оранжевый мяч?

— Родители в этом плане у меня вообще золотые. Кто-то на их месте и впрямь давно бы меня начал теребить, они же, наоборот, всячески поддерживают и даже, можно сказать, не отпускают из нашего вида спорта, благо оба в прошлом баскетболисты. Процентов на пятьдесят я именно благодаря их влиянию в таком возрасте еще выхожу на площадку.

—Это, вероятно, еще и в какой-то степени следствие неудовлетворенных амбиций?

— Да, и в моем случае они даже зашкаливают. Хотя подспудно я понимаю, что где-то мое время уже ушло, поздновато пытаться все амбиции реализовать. Но они все равно дают о себе знать, и поэтому иду вперед, дальше и дальше.

— 30 июня вам 35, дома или по телефону вас наверняка поздравят близкие подруги. Они тоже баскетболистки или не только?

— В основном все из баскетбольного мира. Моя лучшая подруга — Марина Кресс, мы также очень близки с Наташей Трофимовой, Настей Веремеенко, Сашей Тарасовой.

— Радуете ли гостей фирменными блюдами, любите ли готовить?

— Да, люблю и, не буду лукавить, получается вроде бы неплохо. Это могут подтвердить многие знакомые и друзья. Мне нравится сам процесс готовки.

— За годы выступлений ваш образ стал почти каноническим, и представить вас у плиты в домашнем халате, признаться, трудновато…

— Домашний халат мне заменяют спортивные шорты и майка. Хотя и в обычной жизни редко удается наряжаться во что-то эффектное. С нашим спортивным режимом, двумя тренировками в день, между которыми нужно отдохнуть, стараешься никуда не выходить из дома. Да я и не вижу в этом особого смысла. Последний раз одевалась в красивое платье в мае, когда у моей тети, маминой сестры, был юбилей. К этому событию пришлось прихорошиться.

— Комфортно чувствуете себя в туфлях на высоком каблуке?

— Да-да, очень люблю высокий каблук. В моем гардеробе много такой обуви.

Секс-символ понарошку

— Отъезд в довольно-таки юном возрасте в Соединенные Штаты был полезным опытом для вас?

— Безусловно. С 17 до 21 года я училась сначала в колледже штата Канзас, а потом перешла в университет в Южной Каролине, играла за их команды. Из всех уехавших наших «белорусских американцев» мне удалось добиться самого высокого результата в женской студенческой лиге — мы попали в восьмерку «мартовского безумия», а в результате закончили на 6-й позиции в рейтинге всех университетов.

— Поиграв в Америке, Латвии, Израиле, Румынии, Франции, России, Польше, вы стали полиглотом?

— Полиглотом вряд ли, но свободно говорю на английском и польском. Пыталась выучить французский, однако одного года оказалось маловато. Иврит? Понимаете, очень сложно учить язык, если ты не можешь на нем читать. А в иврите нет гласных звуков. То есть они есть, произносятся, но не пишутся. Впрочем, в Израиле, как известно, очень многие говорят по-русски и практически все по-английски, и проблем с общением не возникало вообще никаких.

— Таня, в свое время вы рискнули на известную эротическую фотосессию, вряд ли, наверное, предполагая, что она, Интернет не даст соврать, принесет вам неслыханную славу и вас провозгласят секс-символом белорусского спорта. Сейчас о ней не жалеете?

— И сейчас не жалею, и тогда не жалела. Считаю, все получилось нормально, красиво и хорошо.

— Это было для вас чем-то вроде прыжка с парашютом, шагом в неизведанное — страна-то у нас, чего скрывать, пуританская?..

— Дело в том, что эту сессию мне делали изначально для личного пользования, просто журналист увидел эти фотографии у меня в соцсетях и уговорил их использовать в интервью для его газеты. Конечно, было интересно узнать реакцию читателей, и она не заставила себя ждать.

— Вас достали звонками и откликами?

— Нет, я в тот момент как раз возвратилась в Израиль и негатива не ощутила. Хотя все равно, конечно, люди писали комментарии, отзывы, посыпались сообщения на мою страницу в соцсетях. День был просто сумасшедший. Но, как известно, все хорошее заканчивается быстро, и буквально через неделю уже никто об этих снимках, самых откровенных из которых, к слову, я для публикации не дала, и не вспомнил.

— После одного из недавних домашних матчей видел вас с симпатичной малышкой, двоюродной племянницей, на руках. А не будет бестактным вопрос, когда наконец решитесь обзавестись собственным чадом?

— После Олимпиады в Рио, вероятно. Сейчас пока это даже не обсуждается.

Подготовил Владимир Писарев

Самое читаемое