Креативным идеям — зеленый свет. Директор физтеха НАН Беларуси рассказал о работе в институте

Физико-технический институт НАН Беларуси за свою 88-летнюю историю знал разные времена. О том, как доказать научную состоятельность и внедрить инновационные разработки в производство, корреспонденту агентства «Минск-Новости» рассказал директор Физико-технического института НАН Беларуси, доктор физико-математических наук Виталий Залесский.

Виталий Залесский
Виталий Залесский

Как удержаться на плаву

— Виталий Геннадьевич, вы уже более двух лет возглавляете коллектив. Что оказалось для вас самым трудным на новой должности?

— Не навредить. Сохраняя лучшие традиции института, преодолевать стереотипы и двигаться вперед.

Часто слышим об уникальности ФТИ НАН Беларуси. В чем она состоит?

— Наш институт никогда не был монофильным и всегда развивал несколько равнозначных перспективных направлений. Диапазон нашей деятельности — от чистой науки до технологических услуг, которые мы оказываем предприятиям. Благодаря этому в самые трудные времена удавалось сохранять кадры. Наиболее значимы — разработка и изготовление средств производства: оборудования и технологий. Без наших усилий не было бы продукции ОАО «БелАЗ», ОАО «МАЗ», ОАО «Гомсельмаш», ОАО «Могилевлифтмаш». По ряду направлений у нас нет конкурентов в Беларуси и России. Например, сегодня исключительно востребованы технологии улучшения поверхностных свойств металлических изделий. Поставлены десятки установок и комплектующих на крупнейшие предприятия Беларуси и России. Нередко к нам обращаются за вторым и третьим комплектом оборудования. Бронежилеты мы изготавливаем еще со времен афганской кампании. Сегодня в одном из корпусов института работает современное производство; мы поставляем заказчикам широкий ряд моделей из новейших материалов и различного назначения. Пытаемся охватить всех отечественных производителей мясной продукции, предлагая им технологии и оборудование для улучшения свойств импортных ножей локальным магнитным полем, увеличив срок их службы на 80 %.

Участвуем в международном проекте «НИКА» по созданию ускорителей нового поколения для протонной медицины в коллаборации с учеными из Объединенного института ядерных исследований (Дубна, Московская область), с коллегами из Германии, Италии, Китая. Тесно сотрудничаем с Китаем и Кореей.

Без риска модернизации не бывает

— Как на отечественных предприятиях воспринимают ваши инновационные предложения?

— Далеко не везде на ура. Новое подразумевает пересмотр привычного, годами наработанного технологического регламента. А это непросто. Скажем, на одном крупном заводе сейчас разрабатывают новый тип стали, соответствующий европейским стандартам. Это требует иных подходов в термообработке на предприятиях-потребителях, вынуждает специалистов совершенствовать технологии производства. Чтобы обеспечить нужное качество продукции, при поддержке Министерства промышленности проводим семинары для потребителей, обеспечиваем научное сопровождение внедрения этой стали.

— По каким причинам чаще всего не внедряются перспективные разработки?

— Причин много. Порой предприятия из-за недостатка финансов или кадров не готовы к технологической перестройке. Слабо вовлечен в инновационный процесс частный бизнес, более склонный к финансовому риску, чем государство. Нередко в рамках задания госпрограммы мы отлично справились со своей задачей (освоили технологию, создали опытный образец), но вынуждены возвращать деньги государству: намеченный план освоения продукции не выполнен, например, из-за смены руководства завода, изменения конъектуры рынка и других.

После такого сценария следующий раз очень подумаешь, прежде чем браться за рискованные проекты. Без риска модернизации не бывает: тут необходима взаимная ответственность. Ужесточая контроль за своими деньгами, государство нередко получает обратный эффект. Многие видят выход в заключении прямых договоров с заводами. Но далеко не все предприятия без участия государства могут себе это позволить. А те, которые обладают такими возможностями, нередко выдвигают условием тендера отсрочку платежа или оплату по факту поставки. Какой научный институт готов к этому? Объективно это блокирует участие научных организаций в переоснащении предприятий, способствует приходу на рынок только крупных импортных поставщиков оборудования.

— И какая может быть альтернатива?

— Возможно, стоит создать отдельный фонд, который финансировал бы участие научных организаций в крупных проектах по модернизации предприятий. Такой опыт венчурных фондов широко распространен в мире. Но самое актуальное сейчас, на мой взгляд, в инновационной сфере это инжиниринг, то есть технические и технологические консультационные услуги, связанные с разработкой и подготовкой производственного процесса, обеспечением его инновационности. Из-за отсутствия качественного инжиниринга на старте срываются многие инновационные и инвестиционные проекты. Сотрудники нашего института внедрили достаточно разработок, но немало технологий и идей лежат под сукном. Для запуска их в производство нужны дополнительные финансы, оборудование, кадры. Нам не хватает мобильности и хорошей агрессивности в продвижения интеллектуального продукта к потребителям. Здесь более эффективен был бы малый частный бизнес. Эта ниша у нас заполнена слабо. Пытаемся ее осваивать, ведь во всем мире это приносит большие деньги. Однако пока (хоть наше законодательство об инновационной деятельности вполне прогрессивно) не отлажены механизмы взаимодействия государственных организаций с частными, создания совместного интеллектуального продукта и использования результатов такой деятельности.

Сумасшедшим идеям зеленый свет

— Как вы оцениваете подготовку выпускников вузов, которые приходят к вам на работу? Удается ли сохранять преемственность научных поколений?

— Сегодня университеты стремятся зарабатывать, а качество, содержание образования, к сожалению, стало вторичным. Подготовка технических кадров страдает на всех уровнях, из-за чего предприятия и технические институты не получают тех специалистов, в которых остро нуждаются. Зачастую приходится растить их на местах. Для академических организаций преемственность поколений принципиально важна, и лично нам удается ее поддерживать. Средний возраст сотрудников нашего института — 46 лет.

— Что удерживает молодежь в ваших стенах?

— Несомненно, важна зарплата. Во многих лабораториях нашего института она вполне приличная. Роль играют социальный пакет, хорошая атмосфера в коллективе. Зарубежные командировки и стажировки для наших сотрудников уже давно не бонус за успехи, а производственная необходимость.

Конечно, все ученые заинтересованы в перспективе, поощрении со стороны руководства института, академии, страны. Ежегодно проводим местные конкурсы: на лучшую лабораторию, лучший научный молодежный результат, поощряем победителей из средств института. А еще ввели новый грант для поддержки «сумасшедших» идей. Если у кого-то есть заманчивая, выходящая за рамки действующих программ идея, выделяем вполне приличную сумму на ее реализацию. Пусть не сегодня, но такая инновация может оказаться очень востребованной. Это мотивирует молодежь к творчеству, учит рисковать. Идеи на мировом рынке стоят дорого.

— Какого стиля руководства вы придерживаетесь?

— Мягкой силы. Я не сторонник жестких мер и авторитарности. Человека лучше увлечь, а не заставить. Легко работать с теми, кто с тобой согласен. Но стараюсь прислушиваться и к тем, чье мнение отличается от моего. В научном институте многообразие взглядов и позиций — залог развития и успеха. Особенно если оппоненты готовы разделять с тобой ответственность за результат.

Время, как известно, не выбирают. Вам самому сегодня интересно?

— Интересно. Последние два года мы постоянно увеличиваем количество прямых договоров с предприятиями. У нас есть имя. Мы стараемся сделать наши разработки узнаваемыми, добавить новые продукты-бренды, которые позволят успешнее позиционировать себя и в стране, и за ее пределами. Уверен: у института есть не только славное прошлое, но и замечательное будущее.

Фото Сергея Пожоги

Самое читаемое