Кто дому хозяин?

Михаил Михайлов
Автор материала:
Михаил
Михайлов

В Минске около полутора сотен строений, которые по документам проходят как неэксплуатируемые объекты. Есть среди них и такие, которые при должном внимании могли бы украшать наш город 

Центр Минска, квартал в границах улиц Академическая-Бровки-Платонова-проспект Независимости.   Более чем семь десятилетий назад назвали его клиническим городком. Здесь и ныне — комплекс зданий,  где оказывают всевозможную врачебную помощь. С главного проспекта столицы взгляд радуют современные ухоженные корпуса первой клинической больницы. Пройти немного вглубь – и тут все относительно пристойно. Наряду с новоделом встречаются строения, возведенные еще в тридцатых годах прошлого столетия, и потому, как гласят прикрепленные к их фасадам таблички, взятые под госохрану. Одно слово, памятники. Но если пройти еще чуть дальше, взору открывается картина куда менее приятная. Словно спрятавшись в тени высоченных деревьев, стыдясь своего неприглядного вида, стоит оригинальной архитектуры четырехэтажное здание. Точный адрес его – улица Бровки, 5. По всем приметам люди покинули его не один год назад: зияют пустыми глазницами выбитые местами окна, ступени парадного входа разрушились и зарастают бурьяном, стены служат мольбертом художникам граффити. В общем, умер дом, остыл давно.

Меня судьба здания-бедолаги заинтересовала. Удалось выяснить: принадлежит оно администрации Минской области, если точнее – управлению здравоохранения. К сожалению, пока нет информации, ни о точной дате его постройки, ни об имени архитектора. Моему коллеге, который так же подготовил о нем материал (см. «Минский курьер» № 8 от 23.01.2015) удалось лишь выяснить: есть предположение, что построили его,  как и клинический городок, в начале 1930-х, и архитектор — тот же, что и весь больничный комплекс спроектировал – Георгий Лавров. С 1953 года размещались в нем последовательно: сначала взрослая, затем детская областные больницы. Полвека назад было оно, конечно, и современным, и просторным, и удобным.

Время шло,  здание состарилось и ему все труднее стало служить людям. Скоро 15 лет как детская областная больница сменила адрес, а в доме, где прежде были хозяевами люди в белых халатах, теперь – мерзость запустения. До недавнего времени он еще и ночлежкой для бомжей служил. К счастью, МЧС надоело тушить здесь пожары, которые те устраивали, и меры «по недопущению проникновения» были приняты.

Мне не раз доводилось выступать на страницах газеты с публикациями о проблемах долгостроев. С ними все более-менее ясно: что возможно, рано или поздно доведут до ума, были бы средства. Там, где проще снести и освободить от ставших неинтересными конструкций участок земли, так и поступят. Со старыми домами, отслужившими верой и правдой своим владельцам, ситуация, надо полагать, сложнее. Ладно, если здание, что называется, с простой историей и не представляет архитектурной ценности. Снесут, да и вся недолга. Но Минск, в силу исторической особенности, город с застройкой преимущественно молодой. Обилием многовековых построек похвастаться наша столица не может и потому на любое творение зодчих, типовые панельки не в счет, есть смысл смотреть как на памятник. И относиться к нему соответственно. Ведь реконструировали же, пусть и с мучениями,  многострадальное здание бывшего Дома культуры стройтреста № 1, что на улице Козлова. И город получил еще одну вполне себе приличную театральную площадку.

Восстановили и долгие годы пустовавший дом, принадлежавшей в незапамятные времена знаменитому минчанину Ваньковичу, что на улице Филимонова. Теперь там, правда, увеселительное заведение, но это тема другого разговора.

Полагаю, и бывший корпус облбольницы заслуживает лучшей участи.

Понятно, что реконструкция – дело затратное, а инвесторам куда проще возвести что-то на новом месте, чем возиться с архитектурной рухлядью.

Но, думается, здесь как раз тот случай, когда и город  мог бы решение принять и руку приложить. Тем паче, что достойные примеры такого волеизъявления имеются. Тот же Верхний город, который вот-вот обретет окончательный и весьма пристойный вид, чем не образец для подражания?

Дома, как люди: пока молоды – интересны и всем нужны, а состарились, обветшали – и вот уже все спешат побыстрее пройти мимо, стыдливо отводя взгляд в сторону. Понятно: старость часто страшна и неприглядна.  Продолжая аналогию – домам, как и людям, в преклонном возрасте нужны внимание и уход. А у нас, молодых, на это не всегда хватает времени, денег, душевных сил. Или все это лишь отговорки, чтобы успокоить совесть?

 

 

 

Самое читаемое