Кто и как восстанавливает раритеты в Национальном историческом музее Беларуси

В фондах Национального исторического музея хранится самая большая коллекция в стране — более 400 тысяч экспонатов. Это предметы археологии, посуда, одежда, обувь, мебель, денежные знаки, аппараты и устройства, картины, скульптуры, иконы, фотографии, книги, документы, карты, музыкальные инструменты… Многие из них обрели вторую жизнь и красуются в экспозициях. Корреспондент агентства «Минск-Новости» выяснила, кто и как восстанавливает раритеты музея.

Марья Николайчик реанимирует китайскую скульптуру

Порядка 15 % основного фонда музея нуждаются в реанимации. Этим занимаются художники-реставраторы, которые, словно доктора, ставят диагнозы, определяют методы лечения, возвращают к жизни предметы старины и затем наблюдают за их состоянием. Ежегодно 40-50 экспонатов реставрируют, значительно большее количество очищают от загрязнений и консервируют. Все мастера — энтузиасты и профессионалы. За небольшую зарплату 300-400 рублей готовы сутками корпеть над раритетами, чтобы сохранить их для потомков.

Заглядываем в мастерскую к художнику-реставратору масляной и темперной живописи Юлии Дранец. Она 5-й год работает в музее и восстанавливает иконы и картины. Рисует с детства, окончила Академию искусств по специальности «Монументально-декоративное искусство (реставрация)». Ездит на стажировки, чтобы учиться у коллег.

Перед ней на большом столе две белорусские иконы начала XIX века, кисточки, краски, инструменты, растворы и химикаты.

— Уже второй месяц делаю иконы «Христос Пантократор» и «Николай Чудотворец-Отвратный». Первая — очень редкий экземпляр. Ее уникальность в том, что поверх дерева выполнены лепные элементы, обычно фон резной. Основу иконы укрепила, очистила лик от старого лака — открылись позолоченные фрагменты. Требуется еще восстановить изображение и лепнину, — объясняет технологию Юлия. — На втором образе у святых стерлись лики. Придется их писать по аналогичной иконе.

Юлия Дранец реставрирует икону «Христос Пантократор»

Как лечить экспонат, решают коллегиально на реставрационном совете, в который входят различные сотрудники музея. Главное — не повредить предмет.

— Реставрация — процесс сложный, долгий и ответственный. Во время работы возникают разные нюансы. Нередко приходится искать материалы и инструменты за рубежом, поскольку в нашей стране их нет. Иногда покупаю за свой счет. Музей не имеет возможности приобрести их своевременно, а сидеть сложа руки и ждать не хочется, — продолжает собеседница.

На нехватку материалов сетуют и другие специалисты. Отмечают, что в Беларуси сложно найти профессиональную химию. Многие инструменты у мастеров личные.

В арсенале Алексея Ковалевского, занимающегося восстановлением изделий из кожи, есть орудия труда, которым больше 100 лет.

— Многие инструменты кожевники использовали в старину. Долго собирал их для работы, — показывает коллекцию реставратор. — Использую и современное оборудование, составы для обработки кожи.

Художник-реставратор Алексей Ковалевский

С музеем Алексей сотрудничает второй год. По образованию он экономист-маркетолог, но с юности интересовался кожевенным ремеслом, увлекся исторической реконструкцией. Шьет обувь по старинным эскизам, в том числе для европейских музеев. Говорит, знаний у него хватает, чтобы исправить дефекты и не испортить раритеты.

В его мастерской можно увидеть обувь, сумки, саквояжи, куски кожи, щетки, растворы…

Сейчас реставрирует мужские сапоги на деревянной подошве начала XIX века.

— Такие модели не очень характерны для Беларуси. Они недавно появились в фонде. Я их почистил, пропитал кожу специальным составом, чтобы была мягкой. Дыру зашивать не буду, надо сохранить налет старины, — рассказывает Алексей. — В ближайшее время предстоит восстановить кожухи с вышивками начала ХХ века для новой экспозиции.

Готовит раритеты к выставке и художник-реставратор по предметам декоративно-прикладного искусства Марья Николайчик. Она молодой специалист, устроилась после окончания БГУКИ. Сейчас реанимирует китайскую фарфоровую скульптуру второй половины XVIII века.

— Это лев-страж. Известно, что скульптура хранилась в имении князей Дондуковых-Корсаковых. Во время войны вывезена из Беларуси, после возвращена, но в поврежденном состоянии, — рассказывает Марья. — Долгие годы пылилась на полках. Чтобы ее очистить, пришлось делать специальные компрессы, мыть водой нельзя.

Один глаз отсутствовал, создала копию, приклеила лапку. Осталось прикрепить голову. На всё ушло около 3 месяцев. Параллельно, конечно, реставрировала и другие предметы.

Через ее руки прошли большие китайские вазы с росписью, фарфоровые тарелки, медные чайники…

— Прежде чем начать работу с предметом, изучаю его историю, материал, технологию изготовления. Чем больше сведений, тем лучше можно восстановить изделие, — отмечает Марья. — Мне нравится постигать историю искусства, разбираться, как устроены вещи, и чинить их.

Любовь к творчеству и истории привела в музей и художника по металлу Максима Сероокого. Он увлекается экспериментальной археологией, занимается художественной обработкой металла. Мастерство реставрации постигал на стажировке у опытных коллег, учился самостоятельно.

Максим Сероокий чистит старинные монеты

Чаще всего ему приходится восстанавливать монеты, металлическую посуду, оружие. Мы застали его за чисткой лёвендальдеров.

— Это голландские деньги середины XVII века, самое ценное, что довелось реставрировать за год работы здесь. Клад найден на территории Беларуси, состоял из 40 монет. Часть была покрыта патиной, которую удалял шабером (инструментом для обработки металла. — Прим. авт.) под микроскопом, чистил специальным раствором, подтирал сколы. Труд кропотливый. А скоро дадут другой клад из 100 монет на чистку, — рассказывает Максим. — Основная задача — восстановить первоначальный внешний вид предмета: почистить, подрихтовать, сделать утерянную деталь.

Всего в музее трудятся шесть художников-реставраторов, но их недостаточно, чтобы своевременно лечить нуждающиеся экспонаты.

— Планируем увеличивать штат. Нужен реставратор по работе с бумагой. Хороших специалистов сложно найти, их в стране мало. Люди часто не хотят идти из-за невысокой зарплаты. В Министерстве культуры обещали ее увеличить еще год назад, — уточнила временно исполняющий обязанности главного хранителя фондов Анна Ермакова. — Хочется, чтобы музею оказывали больше поддержки.

Справочно

Иконы готовят специально для выставки в Сербии. В ноябре там планируют показать порядка 60 шедевров белорусской иконописи.

Фото Сергея Пожоги

ТОП-3 О МИНСКЕ

Загрузка...