Кто из советских вождей, памятники которым есть в Минске, бывал в городе и с какой целью

Советская эпоха по времени все дальше, но напоминает о себе буквально на каждом шагу. Она в архитектуре города, в названиях улиц и площадей. И, конечно же, в памятниках людям, чьи имена когда-то были символами. Изменилось время, изменилось отношение к тем или иным историческим персоналиям, но монументы Ленину, Калинину, Дзержинскому, Кирову, Орджоникидзе до сих пор стоят на улицах Минска. Как связаны судьбы этих людей с городом? Были ли они хотя бы раз в белорусской столице?

Владимир Ленин

Самый растиражированный памятник, конечно же, Владимиру Ленину. Помимо известного изваяния вождя мирового пролетариата на площади Независимости у Дома Правительства исследователи насчитали еще добрых полтора десятка монументов Ильичу, сохранившихся до сих пор в столице. По сей день зовет он в светлое будущее рабочих у проходной Минского электромеханического завода на улице Волгоградской.

А вот совсем еще юный Ульянов задумался над решением какой-то непростой задачки у здания гимназии на улице Свердлова.

Фото http://www.minsk-old-new.com

Был ли Владимир Ленин хоть раз в Минске? Историки дают однозначный ответ — нет. Разве что проездом. Но в советские времена партийное руководство республики очень хотело найти хоть какой-нибудь след, пусть даже следок, оставленный великим вождем на ее территории. Ученые по заданию ЦК КПБ и лично первого секретаря Петра Машерова искали хоть какую-то зацепку, чтобы создать в Белоруссии музей Ленина. В 1980 году на вокзале в Орше местные железнодорожники установили мемориальную доску, которая извещала, что через вокзал этого города проезжал Ульянов-Ленин.

Если это исторический факт, то резонно предположить, что и через Минск держал путь будущий глава первого советского правительства. Просто потому, что другой дороги в Европу (а именно туда или оттуда направлялся Владимир Ильич) по территории нынешней Беларуси не было. Выяснили, что поезд на минском вокзале стоял не более 15 минут. Вполне достаточно, чтобы выступить с короткой речью. Не выходя на перрон. Прямо из тамбура. И не важно, перед кем и с какими словами мог выступить Ленин в Минске. Был? Так почему бы не сказать пару слов минским товарищам. На том и порешили.

 Серго Орджоникидзе 

Молодым минчанам это имя, пожалуй, мало известно. А ведь в свое время его присваивали заводам, фабрикам, улицам и площадям по всему Советскому Союзу.

Между тем, Серго Орджоникидзе был первым посланцем большевистского ЦК в Белоруссию.

Короткая строка из энциклопедического справочника сообщает: «20-22 ноября (по старому стилю) 1917 года по поручению ЦК партии Орджоникидзе участвовал в работе 2-го фронтового съезда Западного фронта в Минске, где выступил с докладом о текущем моменте». Обратите внимание: и месяца не прошло после известных октябрьских событий в Петрограде. Орджоникидзе в ту пору фигура в партии большевиков известная, член ее Центрального комитета. Он молод, ему всего 31 год. Он энергичен и деятелен, как и большинство его соратников. И вот по поручению более высокого руководства он прибывает в Минск. Зачем? Минск — прифронтовой город. Здесь — огромные массы войск, по сути, оставшиеся без управления.

Идут бесконечные митинги, демонстрации. А страна, власть в которой только-только начинает обретать какие-то осмысленные черты, находится в состоянии войны с Германией. Большевикам очень важно, чтобы солдаты были на их стороне. И, судя по всему, товарищ Серго «текущий момент» разъяснил участникам съезда как следует.

Фронтовики признали власть Советов и высказались за ее поддержку.

Кто знает, вспоминал ли позднее, в 1930-х, будучи уже заместителем советского правительства и наркомом тяжелой промышленности, Серго Орджоникидзе о тех бурных событиях глубокой осени 1917 года? Помнил ли заснеженные улочки Минска и свою речь на солдатском съезде? Как бы там ни было, но много позже, в 1962 году, и, конечно, не в связи с теми историческими событиями в Минске на территории производственного объединения вычислительной техники был установлен памятник Георгию (Серго) Константиновичу Орджоникидзе. Стоит он там и по сей день.

Михаил Калинин

На одной из самых красивых площадей почти в центре столицы напротив арки главного входа в парк имени Челюскинцев возвышается монумент Михаилу Ивановичу Калинину.

Много лет этот человек был одним из высших руководителей страны Советов. Номинально — его главой.  И в истории Минска, в отличие от двух предыдущих персон, оставил он куда более заметный след. Впервые побывал будущий всесоюзный староста в белорусской столице в июне грозного 1919 года.  На территории страны идут ожесточенные бои Красной Армии с польскими интервентами. И в Белоруссию прибывает агитпоезд «Октябрьская революция». Михаил Иванович в ту пору был неплохим оратором, способным воодушевить и поднять массы. Он прямо на вокзале, не успев сойти на перрон, выступает с речью.

Потом едет в центр города и снова демонстрирует ораторские способности на площади Свободы перед учащимися трудовых школ. Чуть позже принимает участие в заседании представителей партийных организаций Минского Совета рабочих и солдатских депутатов. Наверняка в его словах были и призывы дать отпор интервентам, не допустить оккупации Минска. К сожалению, идеологический залп мало помог защитникам города. Всего через полтора месяца город был захвачен польскими войсками.

Второй раз Михаил Калинин прибыл в Минск 12 марта 1924 года и в уже более спокойной обстановке принял участие в работе Чрезвычайного VI Всебелорусского съезда Советов. Историческом для страны мероприятии. На нем законодательно было оформлено воссоединение белорусских территорий в единую республику. А исполнительной власти в республике на этом съезде было поручено разработать план нового административно-территориального деления.

Потом еще дважды приезжал Калинин в белорусскую столицу: 7 сентября 1933 года — на Всебелорусский слет колхозников и конюхов-ударников. О, какие интересные мероприятия тогда проводились! А 11 июля 1935 года — с весьма приятной и почетной миссией: на торжества по случаю 15-летия освобождения республики от польских оккупантов.

Да не с пустыми руками приехал: привез для Белорусской ССР орден Ленина. Кто сейчас вспомнит о такой форме поощрения целой республики?

Феликс Дзержинский  

Аббревиатуры ВЧК-НКВД-КГБ, думается, известны и понятны всем. А основатель и первый руководитель самой грозной организации в СССР Феликс Дзержинский почти земляк. Родом, как сейчас сказали бы, с Минщины.  Но уж таковы пути-дороги профессионального революционера, что в самом Минске довелось ему побывать только летом 1920 года. В ту пору у руководителей страны Советов была цель: с помощью Красной Армии помочь польским братьям войти в дружную семью советского народа.

А Феликс Эдмундович должен был стать одним из членов будущего польского правительства.

Вот и направили его в Минск. Сиди, мол, дожидайся своего часа. Дзержинский без работы не мог и, как сообщают исторические хроники, много чего успел в Минске сделать. И в работе Реввоенсовета Западного фронта поучаствовать, и в подконтрольной ему белорусской ЧК навести порядок, и даже детский дом открыть для беспризорных и голодающих детей. И вот же совпадение: учреждение это находилось на нынешней улице Комсомольской, где сегодня расположен клуб имени Дзержинского. А неподалеку, на аллее Комсомольского сквера, давно уже стоит бюст первочекиста.

Сергей Киров

Где же еще стоять памятнику этому пламенному революционеру, как не у проходной предприятия, названного в его честь? Он и стоит в городе на улице Красноармейской у главного корпуса станкостроительного завода.

Найти какие-либо сведения о пребывании руководителя ленинградских коммунистов в Минске автору этих строк не удалось. Вероятно, и впрямь не довелось Сергею Мироновичу посетить белорусскую столицу. А памятник? Ну, так что же? Было время, и был очень популярен Киров. И было указание: заводы, пароходы, улицы его именем называть.

И памятники ваять. Что в Минске и сделали.

P. S.

Городу, я считаю, повезло. У нас ведь как случалось? Чуть время и политическая конъюнктура поменяются, так первым делом прежних идолов с пьедесталов нужно свергнуть. Будто других забот нет. В 1991-м по многим городам и весям бывшего СССР прокатилась волна сноса памятников определенным историческим персонам. В Минске большинство из них уцелели и стоят на прежних местах. Мне трудно судить, хорошо это или плохо. По-разному можно относиться к историческим фигурам, о которых шла речь, одобрять или подвергать критике их деятельность. Но, как бы там ни было, установленные в их честь монументы — часть облика города, его истории. Нашей с вами истории. Другой ведь нет.

 

 

 

Самое читаемое