Кто пришел на кастинг в Белорусский государственный молодежный театр

Актерская судьба зависит не только от наличия таланта или нежданной удачи.

В первую очередь — от нужного лица, типажа, яркой индивидуальности. Администрации театров все чаще признаются: несмотря на ежегодный конвейер из выпускников творческих вузов, искать подходящих коллективу артистов порой все равно приходится мучительно долго. Отчаявшись найти новых Гамлетов среди нынешних студентов и «дипломников», Белорусский государственный молодежный театр пошел другим путем — объявил народный смотр в труппу артистов драмы. Требование одно: потенциальный покоритель подмостков должен быть непременно мужского пола и не старше 40 лет. Князь Верейский из мюзикла Кима Брейтбурга, Ежик из «Трям, здравствуйте!» и преподаватель столичной школы искусств: рассказываем, кто в последние дни августа пришел побороться за свое место под софитами. Об этом рассказывает корреспондент «СБ«.
 
Среди зрителей — актер Молодежного театра Денис Паршин, один из любимчиков столичной публики.

7 человек, желающих вписать свое имя в историю театра, — не то чтобы много. «Для первого просмотра — в самый раз», — заместитель генерального директора Елена Перовская не скрывает, что если сегодня глаз ни на кого из артистов не ляжет, кастинг непременно продолжится.

— Кого ищем? В первую очередь харАктерных, фактурных героев. Высоких, выразительных. Чтобы вышел на сцену — и был заметен с самых дальних рядов. Как ни странно, именно такие типажи сейчас в большом дефиците.

Первый и самый бойкий кандидат на место — 24–летний Арсений Врагов. Заочно учится в академии искусств у Вячеслава Павлютя, параллельно оттачивает актерское и вокальное мастерство на сцене музыкального театра. Князь Верейский из мюзикла «Дубровский» — это и есть наш бравый Арсений. Успел засветиться в нескольких российских сериалах: от «Возвращения Мухтара» до эпизода в «Поезде судьбы». Брать худсовет задумал штурмом, потому ударил сразу по всем фронтам: проверенная классика от Чехова, хит Маяковского «Послушайте!», а на десерт — ария того самого князя Верейского. До басни, к огорчению Арсения, дело уже не дошло.
36-летний Артем Смольский сразу зашел с козырей: разыграл перед худсоветом сцену из «Варшавской мелодии» Леонида Зорина, подкрепив ее одним из рассказов Даниила Хармса.

— Спасибо, достаточно.

Кандидат номер 2 Алексей Анисеня хорошо знаком в первую очередь витебскому зрителю. Уже три года артист блистает на подмостках Национального театра имени Якуба Коласа. Правда, пока самые преданные поклонники Алексея — школьники и детсадовцы. Для них он — милый Ежик из «Тилимилитрямдии», Кай из «Снежной королевы» и капризный граф Вишенка из «Приключений Чиполлино». Для смотра в молодежном театре артист подготовил отрывок из «Котлована» Платонова и выученное на память письмо Антуана де Сент–Экзюпери к возлюбленной Натали Полей. Однако худсовет нежные строки любовного послания не впечатлили:

— А есть отрывки из драматических произведений? Может, чем–то еще занимаетесь у себя в театре?

— Меня часто «используют», прошу прощения за такое слово, в качестве пластичного человека, потому что параллельно играю в театре–студии современной хореографии Дианы Юрченко.

— Так, может, станцуете нам?

— Я, пожалуй, пока не готов. Давайте лучше почитаю еще что–нибудь?..
 

Чтобы стать ближе к мечте и покорить большую сцену, 30–летний Алексей Афончин преодолел почти 800 километров. На просмотр — прямиком из поезда Санкт–Петербург — Минск. Свою историю молодой человек рассказывает долго, смакуя все детали и подробности. Так, однажды он, выпускник Балтийского государственного технического университета «Военмех», проснулся утром и понял: именно сцена — его настоящее призвание. Вслед за мечтой отправился получать второе высшее на театральный факультет Балтийского института экологии, политики и права. Путь к признанию, признается, пока получается довольно тернистый:

— В родном Петербурге я пробовался в два театра: «Театр дождей» и совсем маленький частный драмтеатр «Круг». В последнем искали артиста на роль Раскольникова. Я пришел, но там мне быстро объяснили, что я — совсем не Родион Романович. А потом увидел объявление на просмотр в труппу вашего минского театра. Решил, что это судьба. Так и приехал в Минск.

Следующий кандидат на место в труппу, наоборот, полон тайн и загадок. Фамилию назвать отказался: Николай Викентьевич — и все тут. Точное количество прожитых им лет также осталось загадкой. Как и детали покрытого туманом прошлого:

— Учился во ВГИКе. Играл Калигулу, писал сценарии, стихи и песни. Ой, да что я тут буду рассказывать. Давайте лучше Шекспира прочту.

Шеспиром Николай Викентьевич не ограничился. Следом последовал Есенин и нестареющий хит Микаэла Таривердиева про грибные дожди. У худсовета, впрочем, возникли вопросы не столько к исполнению, сколько к бытовым моментам: с местом жительства у Николая Викентьевича история тоже не слишком ясная. Но разрешилась она неожиданно просто:

– Если мы, допустим, возьмем вас в труппу, вам будет где жить в Минске?

– Конечно. Я тут уже квартиру себе прикупил.

А вот 37–летнему Евгению Рекишу о минской прописке думать не нужно. Последний потенциальный кандидат в труппу артистов драмы — преподаватель актерского мастерства в одной из столичных школ искусств. Он же единственный, кто покорял худсовет не декламацией стихотворных отрывков, а полноценной сценической композицией. Насколько ему это удалось и зажжется ли на сцене молодежного театра новая звезда, коллектив решит на худсовете. Результаты кастинга станут известны в ближайшее время.

ТОП-3 О МИНСКЕ