Леонид Якубович посетил Минск. Что он здесь делал

Известный телеведущий, народный артист России Леонид Якубович прилетел в Беларусь для участия в международной акции «Во славу общей Победы!», сообщает корреспондент агентства «Минск-Новости».

Сначала был Брест, где Л. Якубович представил свой документальный фильм о женщинах-летчицах «Незабудки. Бессмертный авиаполк». Затем телеведущий посетил храм-памятник в честь Всех Святых в Минске. Его настоятель протоиерей Федор Повный познакомил гостя с ходом работы по созданию музея, где сохранят историческую память о каждом павшем. Так, к 75-летию Великой Победы капсулы с землей с мест воинских захоронений и гибели мирных жителей со всех районов Беларуси, а также из некоторых областей России, Украины поместят в ниши крипты храма-памятника.

Во время экскурсии Якубович говорил о патриотизме, о подвиге, о чувстве Родины. Главному редактору «Вечернего Минска» довелось присутствовать при разговоре.

О небе

— Перед фильмом в Бресте показал видеообращение одной из его героинь — 95-летней Галины Брок-Бельцовой, которая в войну была штурманом бомбардировщика По-2, участвовала в операции «Багратион». Я сам летал на этом бомбардировщике, чтобы ощутить себя на месте таких, как Галина Павловна. Много думаю о том, что такое женщина на войне. Восемнадцать вылетов за ночь! Я довольно крепкий, но устал. Они же садились и в грязь, а чтобы взлететь, подкладывали доски. Двадцать минут на дозаправку — и опять вылет.

Мне было 56 лет, когда я окончил Калужское авиационно-техническое училище, потом прошел специальные курсы и получил лицензию пилота. Человек, однажды поднявшийся в небо сам, без этого жить уже не может. Ты гладко приземляешь машину… и это несказанные ощущения. На встречах со школьниками ребята всегда спрашивают, почему я небом увлекся. Отвечаю вопросом: «Когда люди Богу молятся, они куда смотрят? А когда самолет летит, куда они смотрят?»

Шагать в строю. Каком?

— Было несколько случаев, когда Бог спас меня. Вот один. Моя дочь Варвара училась тогда во втором классе. Дома рассказала: в школе будет компьютерный класс. Раньше в этом помещении был школьный исторический музей, и директор приказала все экспонаты выкинуть на помойку. Но дети решили, что это нехорошо, и разобрали их. Дочь принесла военный шлем… Было большое желание пойти и удавить директора. Господь удержал. Когда я учился в школе, нас воспитывали на героизме советских людей. Можно сильно смеяться над кинофильмом «Подвиг разведчика», тем не менее мы свято верили не в то, что мы самые лучшие, а в то, что в нашей стране такие люди были. Замечательный директор нашей 330-й школы Мостовой по утрам лично встречал нас на лестнице и говорил: «Здравствуйте, дети!» В каждом классе на стенах висели фотографии бойцов, которые отсюда ушли на фронт, которые сидели за этими партами. Вся школа была музеем… Этот героический дух настолько впитался в кровь, что и сегодня по-другому мыслить не могу. Совершенно точно знаю: если этого в душе нет, придет другое. По обе стороны закона живут личности. Если с одной стороны — пионерия, комсомолия (назовите как угодно), то с другой — гитлерюгенд. Потому что это естественно — быть в строю. Человек слабый чувствует себя в нем сильным: я маленький, но на мне автомат, я слышу чеканный шаг строя и становлюсь большим и крепким. Если не насытить сердца, души живым, настоящим, вакуум заполнится, причем в первую очередь там, где плохо, бедно, больно… Поэтому так важны поддержка, воспитание в детях исторической памяти.

Чувство Родины

— Однажды великий человек поэт Расул Гамзатов, который почему-то очень хорошо ко мне относился, произнес: «Я тебе скажу одну вещь, а ты запомни ее навсегда: жить можно только со своими. Можно уехать работать, можно уехать зарабатывать, можно даже влюбиться и жениться, но жить можно только со своими. Только свои всё поймут и простят. Когда-нибудь, где-нибудь, но обязательно почувствуешь, что ты чужой».

Я невероятно люблю грузин — они сохранили то первоначальное, первозданное, что мы на равнине потеряли. Конечно, и в их городах что-то уже стирается, но стоит подняться в горы — видишь: там как было, так и есть… Мне жутко завидно, что, где бы грузины ни встретились, они — братья. Их объединяет физическое чувство Родины. А еще для них священны мать и могилы родных. Когда я был маленьким, мы с мамой в Грузии оказались. Шли по улице, пацаны сидели на корточках и курили. Как только увидели женщину, тут же спрятали сигареты за спину и встали.

«Распишись, пожалуйста!»

— Война — понятие противоестественное. На себе прочувствовал. Абсолютно канонический случай. Первая чеченская кампания. Грязь, кошмар, ужас. Мы в Моздоке. Пока шли концерты, я мотался по блокпостам, развозил гуманитарку. Как-то попали под ливень и заночевали в одном из селений. Подходит чеченец: «Послушай, Аркадьевич, вы же что-то привезли…» «А что надо?» — спрашиваю. «Да тут в одном районе детей погибших чеченцев женщина собрала. Нельзя ли им помочь?» С коллегой мы взяли одеяла, подушки, другие вещи, забив «жигуленок» до отказа. И — в ночь, часа три ехали. Как сейчас помню: одноэтажные разрушенные здания, бывшая школа, женщина с малышней. Мы стали выгружать консервы, шоколад, обогреватели… Краем глаза вижу: появляются люди, кто с автоматом, кто с ружьем. Молчат и смотрят, как носим, причем их становится больше и больше. Ощущение, признаюсь, было не из самых приятных. Потом один, обращаясь ко мне, говорит: «Распишись, пожалуйста, Аркадьевич…» Откуда-то взялся фотоаппарат… Люди остаются людьми. Даже на войне есть моменты, когда побеждает жизнь. Кстати, на нашей стороне все это время шла большая буза: Якубович пропал!..

На войне бывает очень красиво. Ты в форме. С оружием. Ходишь, гордо выпятив грудь, и вертолет держишь на высоте 10 метров. И даже если по тебе стреляют, это не имеет значения… ровно до первого медсанбата. Шелуха спадает. Мальчишки зеленого цвета от бескровия, всё плывет перед глазами… И им уже совсем не хочется изображать из себя великого воина, сидя на броне с автоматом…

В одну из командировок вышел ночью покурить (тогда я еще курил). Поодаль ребята рассказывали анекдоты, и вдруг — тишина, только птички — тиу-тиу, тиу-тиу. Думаю: какая ночь удивительная… А оказалось, работал снайпер…

На войне вывел для себя формулу. Героический поступок может совершить даже трус — срабатывает животное чувство самосохранения, особенно если под рукой есть лом или нож. А вот мужество — это героизм, растянутый во времени. Идти в бой каждый день несколько лет подряд и каждую секунду осознавать, что тебя могут убить, но все равно идти… Какой же силой духа надо обладать, чтобы это выдержать! Не очень представляю, хотя и пережил 36 командировок в Чечню.

Быть вместе

— Вера вела и продолжает вести людей в Храм. В костел. В синагогу. Тысячелетия именно там говорили и продолжают говорить: мы выстоим, если только будем вместе, если сохраним нашу духовную составляющую, если не дадим до конца взломать наш генный нравственный код… И сила международной акции «Во славу общей Победы» как раз в этом объединяющем нас начале.

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ