Летчик-космонавт рассказал, зачем затопили станцию «Мир» и есть ли будущее у космического туризма

Чем хороша новая ракета бизнесмена Илона Маска, зачем русские затопили станцию «Мир» и кто приедет на Международный космический конгресс в Минске в сентябре, рассказал корреспонденту агентства «Минск-Новости» российский летчик-космонавт, ученый Юрий Батурин, побывавший в Беларуси по приглашению медиаклуба «Формат А3».

Юрий Михайлович, вначале хотелось бы упомянуть, что ваш совместный полет с первым космическим туристом Деннисом Тито состоялся 17 лет назад. Сегодня такой туризм все еще актуален или слишком уж дорого полетать на ракете богатому человеку?

Какая польза человечеству от восхождения отдельного человека на Эверест? Никакой. Однако люди идут и идут, преодолевают себя. Расширять свои возможности можно разными способами. Конечно, создать космическую туристическую индустрию вполне реально. Но торопиться не стоит, чтобы обойтись без жертв. Чье-то предложение построить на орбите надувной отель на триста мест говорит только о том, что такие «конструкторы» не имеют представления об объекте, работающем в космосе. Мыслить только категориями бизнеса там не получится. Это не Черногория с морским побережьем.

Конечно, всегда будут находиться люди, которые захотят проверить себя в космосе. Отмечу: пока они летают вместе с профессиональными космонавтами, то находятся в безопасности. Техника, которую мы используем, не для комфортного времяпровождения. Туристический полет в космос — явление из ряда рискованного приключения.

И все же, читал, что полет в космос Тито стоил 20 миллионов долларов. Сейчас столько же?

Из полета Денниса Тито не планировали извлекать прибыль. К сожалению, это были годы, когда у России отсутствовали средства на создание космического корабля хотя бы для замены экспедиции на орбитальном комплексе «Мир». И тогда генеральный конструктор предприятия «Энергия» Юрий Семенов предложил продать место в экипаже любому миллионеру с одним условием — деньги вперед, чтобы сразу начать строить корабль. Он по тем временам стоил как раз 20 миллионов. Сегодня полет обходится дороже, в том числе потому, что из таких услуг уже хотят извлекать прибыль.

К слову, недавно Илон Маск наделал много шума на всей планете, запустив в космос на грузовой ракете свой кабриолет «Тесла». Первая реакция россиян, близких к космической индустрии, — это, мол, пыль в глаза инвесторов. Тоже так считаете?

Прежде всего Илон Маск запустил тяжелую ракету, которой долго не было. В ХХ веке были и более тяжелые носители: «Энергия» (СССР) и «Сатурн-5» (США). Маск восстановил технологический путь к ракетам тяжелого класса, и запуск прошел успешно. Конечно, видно, что в нем доминирует предприниматель: взял и забросил в космос свой старый автомобиль. Если бы он подходил к этому как инженер, сосредоточенный на совершенствовании ракетно-космической техники, он бы поставил в машину датчики, камеры, снимал бы телеметрию, анализировал данные. Хотя, не скрою, машина в космосе — эффектно. Но, по-честному, это космический мусор, который выбросили с Земли.

Дело в другом. Конечно, достижение Маска очень важное. Ракета полетела сразу. Это свидетельство хорошей подготовки инженерных кадров и техники. Но для успешного вхождения в индустрию нужен не один полет, а десятки, чтобы ракету можно было признать надежной, безопасной. А это стоит очень много денег. Поэтому мы получили шоу для инвесторов. Представьте, что бы было у нас, если бы мы решились запустить авто в космос. Спросили бы: «Вам что, заняться нечем?»

Двадцать лет назад русские затопили станцию «Мир», на которую, кстати, вы летали. Зачем?

Если бы ее оставили в космосе, она спустя время могла упасть где угодно. Было предложение поместить ее в одну из точек либрации между Землей и Луной, где она могла бы оставаться вечно и стать музеем. Но не всем нравилось, что советская станция будет жить вечно (смеется). К тому же велись работы по созданию Международной космической станции, а траты на нее вместе с поддержанием «Мира» становились непосильными для страны.

В сентябре в Беларуси пройдет Международный космический конгресс. Что он из себя представляет?

Это очень серьезное событие, важное в том числе для международных отношений. Пилотируемая космонавтика сегодня остается местом без санкций (улыбается). Это мероприятие придумал много лет назад космонавт Алексей Леонов вместе с американскими астронавтами, побывавшими на Луне. Они решили создать своего рода клуб. С каждым годом круг ширился, прибавлялись новые члены, создавались правила и даже… квоты для США и России. Уж слишком много людей побывали в космосе. Обычно в конгрессе участвуют около 100 космонавтов и астронавтов, а также их жены (и мужья астронавток). В целом около 200 персон. При этом встреча рабочая, есть технические сессии, а также традиционный доклад тех, кто только вернулся с МКС. Встреча в Минске состоится в середине сентября. Технические сессии, вероятно, пройдут в Академии наук. Кроме этого, один день по традиции будет посвящен встречам по всей Беларуси: космонавты поедут в регионы с выступлениями перед школьниками и студентами.

В мире происходит ежесекундная суета, от которой можно сбежать разве что в космос. Согласны?

Мой друг, встречая меня из космического полета, сказал так: «Я понимаю, ты улетел от всего этого. Но зачем ты вернулся?!» А если серьезно, дома тоже хорошо. У космонавтов существует такая традиция: когда оказываешься на Земле и выбираешься из аппарата, на корпусе обгоревшей капсулы мелом пишешь: «Спасибо!» Спасибо всем тем, кто тебя подготовил и занимался обеспечением полета.

Справочно

Порядковый номер космонавта Юрия Батурина в России — 90-й, в мировой классификации — 382-й. Российский ученый выполнил два космических полета: на орбитальный комплекс «Мир» (1998) и Международную космическую станцию (2001). Он был в составе экипажа, взявшего на борт первого в мире космического туриста — американского миллионера Денниса Тито.

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ