Личный опыт борьбы с онкологией от создателя центра «Во имя жизни»

В социально-просветительском учреждении «Центр поддержки онкопациентов «Во имя жизни» в Минске состоят около 70 человек.

Как победить онкологическое заболевание и научиться жить дальше, корреспонденту агентства «Минск-Новости» рассказала создатель этого центра минчанка Ирина Жихарь.

Осенью 1993 года Ирина нащупала опухоль на лице с левой стороны, однако большого значения этому не придала. Девушка только устроилась на работу в школу: трудилась завучем, была классным руководителем у старшеклассников. Поступила в аспирантуру.

– Наверное, если бы у меня что-то болело, к врачу обратилась бы раньше, – говорит собеседница. – А так решила отложить визит до лета.

Но опухоль начала расти и к маю уже бросалась в глаза. Однажды коллега Ирины, далеко не эмоциональный человек, посмотрела на нее с заметным испугом, и девушка решила пройти обследование:

– Трижды мне делали биопсию в Минском консультационно-диагностическом центре. Помню молодого врача, похожего на телеведущего Влада Листьева. Когда пришла к нему в последний раз, он, видя мою беззаботность, очень тактично (как теперь понимаю) сказал: «Я бы на вашем месте уже начал волноваться».

Потом поехали с мамой в НИИ онкологии в Боровляны. Хирург, глянув на результаты анализа, воскликнул: «Этого не может быть!» – и потребовал перепроверить анализ.

– На следующий день приехала одна, – вспоминает Ирина. – Врач сказал, что у меня предраковое состояние и нужна срочная госпитализация. Я в слезы – кто моим ученикам выпускной организует? Но хирург об этом даже слышать не хотел.

Пациентку отправили на полное обследование. Рентгенолог, видя слезы девушки, решил, что диагноз ей уже известен, и, чтобы ускорить процесс осмотра, выдал карточку на руки. В коридоре подошел пожилой мужчина и успокоил, мол, если бы обнаружили что-то плохое, карточку ни за что не выдали бы. Ирина открыла документ, прочла диагноз – «рак околоушной слюнной железы, доклиническая четвертая стадия» – и упала в обморок…

Перед операцией ее поместили в ЛОР-отделение. Там познакомилась с пациентами, которым вырезали аналогичную опухоль.

– У многих лицо, что называется, «поплыло»: один глаз не закрывается, рот сдвинут набок. Самое страшное – такая «маска» оставалась навсегда, так как пластику тогда не делали, – рассказывает Ирина. – Когда шла на операцию, улыбалась от всей души, как в последний раз. Засыпая под наркозом, слышала слова врачей: «Смотрите, спит и все равно улыбается». Сегодня уже могу сказать, что тогда мечтала не проснуться…

Но Ирине повезло – врачам удалось не задеть тройничный нерв.

– Мой хирург не смог объяснить такое чудо, – говорит собеседница. – Он даже заплакал от счастья. А мама призналась, что все время молилась. Четвертая стадия в результате лечения перешла в третью. После операции девушка вернулась домой.

– Понимала: жить, как раньше, нельзя, иначе буду болеть. Мамина подруга передала книгу «Попрощайтесь с болезнями», автор которой Майя Гогулан описывала личный опыт борьбы с раком. Книга оказалась настолько оптимистичной, что я решила следовать всем рекомендациям автора. Отказалась от мяса, дважды в день принимала контрастный душ, делала зарядку по системе Ниши.

Ирина признается, что придерживаться такого строгого режима сегодня не смогла бы, а тогда боролась за жизнь.

– Я по-другому начала смотреть на мир, – отмечает собеседница. – Раньше была довольно категоричной, уверенной в своей правоте, а если кто-то пытался со мной спорить, могла не задумываясь обидеть. Теперь понимаю, что каждый человек бывает прав и не прав, способен на добро и зло. Если кто-то поступает плохо по отношению к тебе, то это его выбор и только ему нести за это ответственность. Главное – самому так не поступать. Стала ближе к Богу. Появилось ощущение, что иду с Ним за руку каждый день. Каждой клеточкой чувствую Его поддержку, милость и любовь.

Песня жить помогла

– Выздоровев, устроилась на работу в частную фирму. Часто ездила в командировки. Со временем утратила привычку питаться правильно. Это ослабило организм, появилась хроническая усталость. Пойти к врачу собиралась после окончания работы над очередным проектом.

Вскоре Ирина нащупала опухоль в груди. С момента выздоровления прошло 14 лет…

Во второй раз женщину госпитализировали в онкодиспансер. Диагноз – «гормонозависимый рак правой молочной железы».

– Страшно уже не было. Чувствовала только отчаяние от того, что придется пройти через все заново, – признается минчанка. На лечение ушел год и три месяца.

– Опасалась химиотерапии, – говорит собеседница. – Чтобы справиться с эмоциями, начала искать, на что переключить внимание. С детства любила петь, а поскольку стала верующей, решила петь песни, прославляющие Бога.

Одноклассники подарили гитару, нашли учителя-волонтера. Ирина научилась играть на инструменте, и песни в доме не смолкали даже ночью.

– Спустя год узнала, что у мамы неоперабельный рак желудка, – вспоминает Ирина. – Она никак не могла понять, откуда во мне столько стойкости. Говорила: «Дочушка, не помню, как ты болела. Помню только, как пела». До последней минуты мама делала все возможное, чтобы не обременять меня своей болезнью. Ирина в свою очередь узнала, что чувствуешь, когда болеют родные люди…

После маминой смерти жила с ощущением, что должна вернуть миру нечто важное. Знала, каким образом восстановить организм после перенесенного испытания, и, как Майя Гогулан, начала говорить об этом вслух. В одном из интервью предложила свою помощь всем нуждающимся.

Год назад создала социально-просветительское учреждение «Центр поддержки онкопациентов «Во имя жизни». Вместе с коллегами Ирина проводит встречи, семинары, концерты, лекции. На многих мероприятиях присутствуют медики, для которых важно мнение пациентов. Недавно поставили форум-спектакль «За что?».

 16 лет одиночества

Выйти замуж Ирине не удалось:

– До первой болезни встречалась с молодым человеком. Планировали создать семью, но потом он от меня отказался. Предательство или перестраховка любимого (мне трудно дать определение этому решению) возвели барьер между мной и другими людьми. Я решила, что мужчинам нужны только здоровые женщины, а для таких неформатных, как я, семейное счастье невозможно.

На все предложения молодая женщина отвечала отказом, в глубине души боясь вновь пережить боль расставания. Но однажды все изменилось, когда узнала о мужчине, который ранее был женат на женщине с четвертой стадией рака. Они прожили 9 месяцев, вместе боролись с болезнью до смерти супруги.

– После этой встречи со мной случилась истерика, – рассказывает минчанка. – Я вдруг осознала, какую большую ошибку совершила, внушая себе все 16 лет, что семейное счастье не для меня.

Сегодня Ирина мечтает о семье. Надеется усыновить и вырастить ребенка. Возможно, в будущем она даст нам интервью и о своей счастливой семейной жизни.

 

Фото из архива Ирины Жихарь

 

Самое читаемое

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Знаю лично Жихарь — это необыкновенный человек. Счастья ей

Комментарии закрыты