«Лучше куплю шуруповерт, чем очередную кофточку». Как создает свои работы молодой бутафор

Искусство — это не только холсты расписывать или из глины лепить. Молодой бутафор и художник по костюмам Ксения с псевдонимом Symbiote рассказала корреспонденту агентства «Минск-Новости» о том, как она мастерски обращается с шуруповертом, варит металл и делает оригинальные вещи, которых нет в Интернете.

— Почему из всех профессий ты выбрала одну из самых сложных? Можно же просто в офисе сидеть.

— Училась в одной из минских школ искусств, где было много творчества: мы и рисовали, и лепили. Но классическим художником я не стала. Познакомилась с ребятами, которые начинали создавать экспериментальный театр. Сегодня это коллектив T(e)=Art. С ними и сотрудничала до прошлого года. Потом пути разошлись. Мы жили в одном большом доме. Но я поняла, что не стоит смешивать личное пространство и рабочее. Зато T(e)=Art помог мне понять, чем я хочу заниматься в жизни. Нам нужны были костюмы, а денег не было. Вот и взялась шить из подручных материалов – пакетов, пластика, газет. До сих пор они выступают с моей первой маской из папье-маше и кусочков шерсти. Ей уже восемь лет.

— Ты ходила на какие-то курсы по бутафории, шитью, дизайну?

 — Нет, я самоучка. Конечно, в Интернете много видео и статей. Но, думаю, стоит фильтровать информацию, которую мы получаем. У людей сейчас столько разнообразия, что они теряют себя. Сложно создать что-то уникальное, когда насмотришься на картинки. Поэтому, когда заказчик показывает мне что-то, найденное в Интернете, и говорит, хочу так же, я отвечаю: «Давай-ка попробуем создать на основе этой идеи что-то совершенно новое!» Это же интереснее.

— А что, кстати, из пакетов можно сделать?

— Да что угодно! Хоть костюм для древнего божества. Тонко нарезанный полосками полиэтилен используется для имитации перьев. А вообще костюмы из этого материала придумали еще в СССР. Они прекрасно развеваются на ветру и выглядят эффектно.

— Где еще ты находишь материалы для творчества? В хенд-мэйд магазинах?

— А вот и нет! В строительных гипермаркетах. Там есть всё. Хожу туда, как другие девушки в магазины косметики. Из монтажной пены недавно делала гигантское мороженое. Даже цемент при желании можно задействовать для декораций. На Новый год подарила себе… шуруповерт. И была так счастлива! Часто использую в работе еще фен строительный, чтобы из пластика гнуть фигурки. Пластик вообще может принимать любую форму при нагревании. Из него же я делала костюмы белых античных статуй и даже парики.

— Гнуть пластик звучит непросто.

 — На самом деле, чтобы быть бутафором, недостаточно уметь работать руками, надо разбираться в химии и физике. Все виды пластика очень четко делятся по химическому составу, и в зависимости от этого их можно сочетать. Ткани тоже отдельная тема. Тут даже натяжение ниток учитывается.

— Ты все это в одиночку создаешь?

— Как правило да, но я люблю совместные творческие проекты. Часто нахожу интересных людей, у которых можно поучиться. С радостью делюсь знаниями и сама. Ведь человек преображается, когда создает. Особенно если сумеет преодолеть период, когда почти ничего не получается. Даже обычные кружочки из пенопласта вырезать — это несколько часов поначалу. Кажется, просто, а возьмешься — все кривые получаются. Круг сделать трудно.

Недавно сама училась. Встретила кузнеца, напросилась к нему в мастерскую, чтобы показал, как варить металл. Очень интересно! Можно делать большие каркасы для декораций. Еще я вырезаю из костей украшения. Кость такой же податливый материал, как и дерево. Многое черпаю из культур других народов. Доводилось делать тибетские маски, связанные с духами. Работа очень разная. В последний раз двое суток сидела над созданием шлема аквалангиста для рекламы услуг связи. Хорошо, что помог коллега, Виктор Кушнеров. Обычно на такой заказ уходит пару месяцев. Зато шлем выглядит как металлический, а сделан из ПВХ и автомобильной шпатлевки.

— Как ты совмещаешь работу и личную жизнь?

— Просто, если уметь планировать. Работаю на себя, у меня нет начальников. Захотела — посвятила весь день катанию на велосипеде. А потом четыре ночи подряд что-то мастерила. Чтобы быть фрилансером, нужна огромная сила воли. Ты сам за себя.

— Денег хватает от заказов?

По-разному. Были и времена, когда негде было жить. Но сейчас я, например, даже нашла помещение, которое можно арендовать и там творить в любое время суток. Чтобы быть на плаву, сотрудничаю с танцевальными и театральными коллективами. Сейчас это шоу-балет «Иллизиум». Сильные девушки, которые тоже могут и гвоздь забить, и с паяльной лампой обращаться. Выступают, в том числе и в моих костюмах, на файер- и неоновых шоу, корпоративах, фестивалях, квестах.

— А сама хочешь на сцену?

— Так я уже была. На ходулях выступаю с 17 лет. Это как на коньках — сначала топталась на месте, а теперь танцую. Ходули — это как заново родиться и учиться ходить.

— Они ведь еще и тяжелые?

— Вес ощущается, но самое сложное — держать баланс. Нужно все время переминаться с ноги на ногу. Тренировать координацию и смотреть по сторонам. Бывали случаи, когда в толпе, на массовом мероприятии, кто-то подходил и пытался меня с них сбросить. Не все еще понимают, что артисты тоже живые люди, а не куклы, хоть и в костюмах. Хорошо усвоила, как надо падать, – обязательно на бок. Один из ведущих ходулистов Минска приземлился однажды на колено и выпал из творчества на два года.  

— Как тебе атмосфера города, в котором выступаешь? Я про Минск.

— Мне нравится тут. Даже если поеду путешествовать, скорее всего, вернусь. Конечно, уличная культура у нас пока на стадии развития, но активного. Лет пять назад не было столько музыкантов в городе, а сейчас на каждом углу. Правда, белорусов сложнее удивить, чем, скажем, немцев или испанцев. Или, может, многие привыкли держать эмоции в себе, а потом, сидя с друзьями на кухне восклицать: «Я такое сегодня видел, ты не поверишь!». Хочется, чтобы люди становились свободнее и более раскрепощенными.

Фото Владимира Сатанина, Ольги Легких и из архива художницы

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ