Любопытные пингвины и воришки-поморники. Интересное из жизни белорусских полярников в Антарктиде

О том, как ладят между собой в длительной командировке разные по характерам полярники, чем заполняют досуг и что необычное видят иногда на далеком континенте, рассказал корреспонденту агентства «Минск-Новости» начальник Белорусской антарктической экспедиции Алексей Гайдашов.

На белорусской станции «Гора Вечерняя» в Антарктиде с ноября 2019 г. по апрель 2020-го в 12-й антарктической экспедиции трудились семь человек. Это сам Алексей Гайдашов, механики Алексей Захватов (транспортные средства) и Алексей Хаткевич (дизель-электростанции, системы жизнеобеспечения, снабжение топливом), врач-исследователь Сергей Пунинский, научный сотрудник Антон Макас (физика атмосферы, мониторинг озонового слоя), электрик Дмитрий Голуб (монтаж и модернизация наружных электросетей станции), а также гидрометеоролог Никита Изидеров, который параллельно выполнял и функции главного кормильца команды.

Ребята живут в новых помещениях, у каждого отдельная комната, — рассказал А. Гайдашов. — На станции имеются сауна, душевые, прачечная, специальные инфракрасные электросушилки для верхней одежды. Есть даже небольшая кабинка для курения. Помещение оборудовано по всем канонам безопасности, с хорошей вентиляцией и полностью изолировано.

Крещенский заплыв

— Однако и в комфортных условиях иногда бывает трудно ужиться. А здесь 6–7 месяцев подряд одни и те же лица…

— Подобрать психологически совместимую команду на основе тестирования можно, но чисто теоретически. Все кандидаты еще до включения в состав проходят некий фильтр отбора в несколько этапов: углубленное медицинское обследование, психологическое тестирование, работа в коллективе, собеседование. Однако в базу ложится только психологический портрет. А он должен еще соотноситься и с профессиональным уровнем подготовки. Можно взять хорошего во всех отношениях парня, который в любой ситуации окажется ровным и дружелюбным, но при этом не будет профессионалом. Или наоборот. Прежде чем принять решение, я тщательно присматриваюсь к каждому. Корректировать в экспедиции взаимоотношения в команде — тоже моя задача.

— Как в этом смысле прошла 12-я экспедиция?

— Очень ровно. Из своего опыта знаю, что в течение сезона у команды бывает несколько эмоциональных подъемов и спадов. Это зависит от физической усталости, погоды, ожидания праздников, например Нового года, или эвакуации на Большую землю, возможности общения с родными. В 12-й экспедиции все ребята показали не только высокий профессионализм, работоспособность, но и лучшие черты характера, за что я им очень благодарен.

Начальник экспедиции А. Гайдашов

— Из чего складывается досуг полярников?

— У нас есть современно оборудованная мастерская со слесарным, токарным, сверлильным, шлифовальным оборудованием. По вечерам ребята мастерят там всякие поделки, сувениры. Два Алексея — Хаткевич и Захватов — делают интересные вещицы из отходов металлов, обломков природного камня. Перед экспедицией нам подарили прекрасные детские рисунки. Мы из них оформили альбом. Я думал, что он так и пролежит нетронутым. Но нет! Не раз заставал ребят, которые с удовольствием разглядывали работы детей.

В одном из старых сооружений, оставшихся с советских времен, полярники постепенно оборудуют небольшой спортивный зал. Поменяли окна и электрику, на очереди ремонт кровли и стен. В зале стоят велотренажер, бегущая дорожка, теннисный стол. Команда с удовольствием играет, проводятся даже товарищеские турниры.

Время от времени полярники посещают колонию пингвинов — в научных целях и просто, чтобы развеяться. Те гостей не боятся — привыкли. Очень любопытные: если возле станции появляется какой-нибудь новый агрегат, могут часами ходить вокруг него, рассматривать, заглядывать и снизу, и сверху.

Когда прибываем с Большой земли, всей колонией, вместе с птенцами, высыпают на берег и наблюдают, как мы разгружаемся, — продолжил А. Гайдашов. — То, что на их исконной земле появилась станция, пингвинов совершенно не смутило. Как ходили веками протоптанными тропками, так и ходят, в том числе и через нашу территорию. Встречается кто-то из нас — предпочитают обойти. Ведут себя по-соседски. Например, уже не приходят линять на прежнее место рядом со станцией, а устраиваются на той же скале с противоположной стороны, чтобы им никто не помешал. И старательно линяют. Перед непогодой залегают на покрытую льдом поверхность озера Нижнее, и сверху их припорашивает снежком. Могут лежать так и сутки, и двое, пока не закончится шторм. Стараемся пингвинов не беспокоить. Близко к их гнездам лучше не подходить. Нельзя ловить или брать на руки малышей, залезать в гнезда — сразу начинают громко кричать, могут и клюнуть.

— Ничего не воруют?

— Нет, ребята честные. А вот поморники (хищные птицы) — настоящие воришки: если поймал рыбку и кинул за спину, то через секунду ее уже не будет. Но мы и этим разбойникам рады.

Поморник

— Какая еще живность там обитает?

— Бескрылая муха Бельжика размером 1,5 мм. Не летает, а скачет в антарктическом мху. Есть тюлени.

— Про Антарктиду по ТВ-каналам рассказывают, что там замечены пирамиды, какие-то таинственные тоннели. Доводилось видеть что-то подобное?

— Пирамиды и тоннели — нет. Но там еще много и природных загадочных явлений. Взять, к примеру, южное полярное сияние. Оно не такое, как на Севере. Зрелище колоссальное: в небе висят и полыхают огромные «простыни» — зеленоватые, синие, розовые, голубые. Там, как на экранах, появляются рисунки. Причем такие, что их невольно можно принять за творчество разумных существ. Вообще Антарктида изучена еще довольно слабо.

Южное полярное сияние

Фото из личного архива А. Гайдашова

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ