Любовь к лошадям и к конному спорту – не одно и то же. Развенчиваем стереотипы вместе с тренером из Ратомки

То, что для нас — содержание красочного фильма, для кого-то становится ежедневной реальностью. Такое тоже бывает, и гораздо чаще, чем кажется. Тренер лошадей в Ратомке Ольга Васецкая рассказала корреспонденту агентства «Минск-Новости», почему для нее привлекательна эта работа и зачем нужно дружить со своим животным.

Любители лошадей

Кажется, впервые я увидела лошадь года в два и подумала, что это самые прекрасные существа на планете, — вдохновенно вспоминает Ольга.

Конным спортом девушка занимается с 8 лет, все это время тренируется на базе Республиканского центра олимпийской подготовки конного спорта и коневодства в Ратомке. Сначала ходила в прокат, затем поступила в группу учебной подготовки — из-за большой увлеченности ей разрешили начать заниматься на год раньше, чем другим детям.

Занятия в то время были бесплатными, требовалось лишь сдать несложные нормативы. Сейчас, как отмечает Ольга, в Ратомке ввели плату за подготовку, так как значительно увеличилось число желающих освоить верховую езду.

В учебной группе тренировки проводились три раза в неделю — детей учили ездить на лошадях, перепрыгивать невысокие барьеры, правильно ухаживать за животными. Внимание уделялось также улучшению общей физической подготовки. Через 2 года юным спортсменам необходимо было выбрать для себя одно из направлений: выездка, конкур или троеборье (включает выездку, конкур и полевые испытания — кросс по пересеченной местности с преодолением неразрушаемых барьеров).

Выездка — это, проще говоря, танцы на лошади, когда вы выполняете на манеже различные красивые элементы, без прыжков, — объясняет Ольга. — А мне очень нравилось прыгать, поэтому выбрала конкур, занимаюсь им 12 лет. В троеборье тоже есть конкур — преодоление препятствий, но также необходимо готовить себя и лошадь к двум другим видам — выездке и полевым испытаниям. Я хотела чего-то более узконаправленного.

За годы работы в конкурной группе Ольга выступала на соревнованиях разного уровня, в том числе международных, получила звание кандидата в мастера спорта по преодолению препятствий. Это значит, что она успешно отпрыгала маршрут из 12 препятствий высотой 140 см. Мастера спорта можно заслужить, справившись с барьерами в полтора метра высотой, однако, по словам спортсменки, очень сложно найти лошадь, которую можно было бы подготовить до такого уровня.

Рассказывая о верховой езде, Ольга уточняет, что важно разграничивать любовь к лошадям и любовь к конному спорту. Первое может присутствовать само по себе, а вот второе — нет.

Если ты решаешь профессионально заниматься конным спортом, то любовь к животному первостепенна, ведь нельзя рассматривать лошадь как инструмент для достижения цели: первого места, нового звания… так не делается, — утверждает девушка. — В идеале к лошади относишься как к другу и партнеру, потому что, когда садишься в седло, вместе с животным начинаешь выполнять общую работу и ваша связь выходит на другой уровень. Мне кажется, именно поэтому любители лошадей стремятся сесть в седло.

Не как в кино

Не так давно Ольга ушла из конкурной группы и устроилась в Ратомке на работу — начала подготавливать лошадей для проката и дальнейших занятий.

Ко мне приводят маленьких лошадок, где-то в возрасте 4–5 лет, они еще ничего не умеют. Вместе с другими работниками мы их выезжаем, учим базовым вещам, — говорит спортсменка. — Обычно молодых животных держим у себя года три, чтобы они успокоились, привыкли к людям и с ними могли поладить даже новички. До этого момента лошади также проходят полную спортивную подготовку, мы на них и прыгаем, и выступаем на соревнованиях.

— Когда ты садилась в седло в самый первый раз, было страшно?

Возможно, я испытывала некоторое волнение, но это скорее было волнующее ожидание… Страха не было: слишком уж мне это нравилось.

Впрочем, Ольга вспоминает, что некоторые ребята уходили из учебной группы после первого падения с лошади — это становилось для них слишком большим потрясением. Девушка соглашается: да, такое иногда происходит, и в любом случае это больно. Однако достаточно пережить событие один раз, и становится легче.

Ты перестаешь думать, как упадешь, если что-то пойдет не так, — поясняет Ольга. — Конечно, синяки бывают. Лошади в этом плане не самые безопасные животные, могут и на ногу наступить. Но это лишь потому, что они тебя не замечают. Намеренно лошади никогда человеку не вредят, если происходит такая попытка, это значит, что животное хочет защитить себя или, например, своего жеребенка. Скажу больше: если ты падаешь, спортивная лошадь сделает все от нее зависящее, чтобы на тебя не наступить. Несмотря на свои размеры, эти животные очень внимательны к людям и уважают личное пространство человека. Поэтому бояться их совершенно не стоит.

С улыбкой спортсменка развенчивает стереотипы об управлении лошадьми — это происходит совершенно не так, как в кино показывают. Никаких ковбойских шпор и свистящих хлыстов.

Езда верхом действительно подразумевает определенные команды со стороны всадника, но они очень прозрачные. На самом деле лошадь управляется равновесием: сидя в седле, ты переносишь вес корпуса в разные стороны и немного надавливаешь голенью ей на бока. В конноспортивной терминологии это называется «шенкель». Чтобы добавить ход, немного зажимаешь животное ногами, а если хочешь остановить — нажимаешь коленями и бедрами и отклоняешься чуть-чуть назад.

— А какова роль повода? В фильмах на нем тоже часто делают акцент…

Повод — вспомогательный, он просто показывает лошади направление движения, все остальное делается ногами. Мы ни в коем случае не тягаем лошадей за рот, он у них очень чувствительный. А даже если бы и можно было управлять животным через повод, ничего бы не получилось, потому что самая сильная мышца у них находится в шее, — рассказывает Ольга. — Поэтому с лошадьми надо договариваться, это общая работа. Даже собираясь на занятие, мы говорим друг другу: «Пойду поработаю лошадь». Ни в коем случае не «пойду покатаюсь», разве что только в шутку, если планируем дать лошади более расслабленную работу…

Совершенно иначе со стороны всадника воспринимаются и прыжки. Любому зрителю очевидно, что прыжок выполняет лошадь, однако для успешного преодоления барьера именно наездник должен решить сложную тактическую задачу: отрегулировать скорость, правильно выбрать точку отталкивания перед прыжком. Грамотно выбранное расстояние — залог удачи, ведь если подойти слишком близко, то животное собьет барьер — это физически неудобно для лошади и на соревнованиях дает штрафные очки. Если же в момент прыжка находиться слишком далеко, то лошадь может отказаться прыгнуть, так как поймет, что справиться с препятствием невозможно.

Выбирать дистанцию можно учиться всю жизнь, — делится мыслями Ольга и с улыбкой продолжает: — Но в конном спорте я больше всего обожаю это ощущение полета в момент прыжка. Когда ты подходишь к барьеру и чувствуешь под собой темп галопа и тебе передается вся мощь лошадиных мышц… а потом все как будто взрывается, лошадь отталкивается — и ты летишь! Ради этого стоит жить.

«Чистить-то их буду я»

С теплотой в голосе Ольга рассказывает, как в процессе работы лошади иногда начинают баловаться: могут сделать «козлика» (подкинуть вверх задние ноги), помотать головой… хотя прослеживается такое поведение не у всех, любовь к играм зависит от характера.

Что заложено в природу лошадей, так это потребность в постоянном движении, поэтому выезжать животное нужно как можно чаще, желательно ежедневно. Ольга делает именно так, объясняя, что живут лошади в небольших денниках и реализовать там всю свою энергию не могут.

Можно работать с лошадью под седлом, то есть ездить верхом, пройтись с ней по территории или выпустить в леваду (огороженный участок, куда лошадей выпускают гулять. — Прим. авт.). Думаю, это их любимое время, — смеется спортсменка. — Тогда они носятся друг с другом уже… такие смешные, скачут, поднимаются на дыбы, выпрыгивают вверх и вбок, катаются в грязи. Зайдут в лужу, бьют по воде копытом, самые чумазые. Ну да, им все равно, ведь чистить-то их буду я.

Ольга говорит, что каждая лошадь встречает своего человека и привыкает к нему — например, ржет, когда ее наездник заходит в конюшню, и таким образом привлекает к себе внимание, просит угощение. Привязанность очень отражается на работе. Когда на чью-то лошадь садится другой человек, обычно у него хуже получается договариваться с животным, заставлять его правильно бежать, активизировать нужные мышцы и др.

Все лошади разные. Мне почему-то всегда попадаются бешеные, любители поноситься, и я их успокаиваю, очень нравится это делать, — признается Ольга. — Но я просто их всех люблю, они замечательные.

Фото из архива героя

Смотрите также:

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ