ЛЮДИ В БЕЛЫХ ХАЛАТАХ. Откровенное интервью с педиатром Галиной Селивановой

Участковый педиатр Галина Селиванова рассказала корреспонденту агентства «Минск-Новости» о доверии детей, влиянии позитива на выздоровление и отношении к препаратам для укрепления иммунитета.

О силе слова

Окончив с отличием медицинский институт, Галина Селиванова всю жизнь работает участковым педиатром 2-й городской детской поликлиники. С одной стороны, простой доктор, с другой — такой, каким хотелось бы видеть всех врачей. Особенно тех, кто лечит детей. Их ведь не обманешь: лицемерие и ложь за версту чувствуют.

В кабинет к Галине Иосифовне заходит с улыбкой малыш и с порога поднимает вверх рубашку, чтобы доктор его послушала. Потом стоит, не уходит. Думаете, почему?

«Ты же еще рот не посмотрела!» — недоумевает ребенок.

Мои ребята все такие: чего им врача бояться? Знают: ничего плохого им не сделаю, — улыбается Галина Иосифовна. — Еще и поиграю с ними. Для педиатра что может быть важнее доверия ребенка? Оно дорогого стоит. С детьми легко, просто их надо чувствовать. И главное — никогда не говорите ребенку, что он больной.

— Неординарно мыслите.

— Слово «больной» для ребенка непонятно, он по-своему его интерпретирует. По-детски.

Однажды прихожу на визит. Встречает меня бабушка, взахлеб плачет.

— Что случилось? — не на шутку испугалась я.

— Внучок всю ночь задыхался. Чуть не помер… Не знаю, что и думать.

В это время открывается дверь. Входит четырехлетний мальчик, согнувшись в три погибели, стонет, кряхтит.

— Почему ты так идешь? — спрашиваю.

— Я больной! Совсем больной. Умираю!

Как думаете, что у мальчишки было? Аденоиды. Ничего критического, тем более смертельного. Довели ребенка.

Нельзя так делать. И растить малыша, постоянно приговаривая, что он больной (имеется в виду особенность развития), тоже нельзя. Он же все слушает, впитывает слова взрослого как губка. И растет с осознанием того, что не такой, как все. А почему, не понимает. Думает, что виноват, что он обуза. С малых лет испытывает стресс. В таких случаях надо говорить: «Крепись, все у тебя будет хорошо».

— Некоторые родители еще и доктором, уколами пугают, когда ребенок не слушается.

— Наслышана. Ни в коем случае не делайте этого!

О доверии

Порой ко мне приходят бывшие пациенты за советом — не медицинским, а чисто житейским, — говорит Галина Иосифовна. — Может, потому что для них, как они сами говорят, я стала второй мамой. Знаете, никогда не относилась к своим пациентам по протоколу.

Оглянусь назад: столько лет в педиатрии… Иногда, придя домой, разговаривать с близкими не могу. И не потому что устала — это привычно, а потому что хочу помолчать. Тяжелый ребенок на приеме был. Помочь ему медицина бессильна. Это больно, очень больно…

— Возникала мысль уйти, чтобы душа не болела?

— Никогда. Хотя варианты были, как говорят, заняться бумаготворчеством. Но это не мое.

Работаете по алгоритму?

— Больше по душе. И полагаясь на опыт.

— Без рентгена диагноз ставите?

— Не преувеличивайте! Но иногда по внешнему виду можно заподозрить заболевание, например синдром Жильбера (когда в организме не хватает определенного фермента для переваривания билирубина). Помню, пришла на прием женщина с пятилетним мальчиком. Смотрю на парнишку: что-то не то. Спрашиваю маму: «Как у вас с генетикой? Всё в порядке?» Видели бы вы ее ужас. Позвонила мужу. Оказалось, что у него и его отца синдром Жильбера. Гены пальцем не раздавишь. Обследовали мальчика — подтвердился диагноз. Генетику надо знать.

— Далеко не каждый скажет о плохой генетике.

— К сожалению, вы правы. Но если люди хотят создать семью, они должны знать друг о друге всё, чтобы потом не корить себя.

Когда у ребенка киста или опухоль в головном мозге, это отражается на его мимике. Он немного щадит себя в движениях, не такой улыбчивый, как сверстники. Помню крохотную девчушку. Не поверил мне тогда ее отец, не захотел ребенка толком обследовать. И все же жизнь заставила. Дважды малышку потом оперировали. Инвалидом стала, 19 ей сейчас.

Всегда с уважением отношусь к мнению других врачей. Если я ошиблась, слава богу!

О витаминах

— Скептически отношусь к препаратам для укрепления иммунитета, Галина Иосифовна не перестает удивлять.

— Почему?

— Где гарантия, что препарат, который будет подкармливать иммунитет, и другое не подкормит? Человеческий организм до конца не изучен, да и алгоритмы лечения часто меняются. Раньше мы какие-то лекарства выписывали, а сейчас их запретили…

В молодости работала в стационаре. Помню, когда к нам поступали дети, особенно с пневмонией, мы кололи им витамины. Считалось: надо укрепить организм. Кто так сейчас делает?

Что такое вирус, бактерия? Клетка, которая должна жить, развиваться, размножаться. Для этого ей нужно питание. Не подпитываем ли витаминами те же вирус и бактерии? В острый период болезни витамины точно не надо принимать.

— Вы сами хотя бы простые витаминно-минеральные комплексы принимаете?

— Никогда. И своим детям не давала. У меня особое отношение и к витамину D.

— Он-то чем провинился?

— Витамин D способствует усвоению кальция в организме. Но откуда вы знаете, что у вас или вашего ребенка его недостаточно? Вы же не делали специальный анализ.

— Не проблема — сделаем. Где?

— Только в коммерческих медцентрах. Продолжу тему. У меня был случай: мама перекормила маленькую дочь витамином D для профилактики рахита. В чем опасность такого гипервитаминоза? Кальций откладывается в сосудах, а это ранние атеросклероз и гипертония. Чтобы такого не случилось, надо хорошо питаться. Ешьте рыбу, мясо, творог, свежие овощи, фрукты.

— Побольше бывайте на солнце.

— Противоречивое высказывание. Африканским детям не хватает солнца? А детей с рахитом там полно. С чем это связано? С нехваткой белка.

— Как относитесь к биологически активным добавкам?

— Спокойно. Хорошо, если это натуральный продукт, но производители не всегда честны. Сама когда-то своим пациентам выписывала. Потом поняла: пользы от них нет. Прекратила.

Фото Сергея Шелега

ТОП-3 О МИНСКЕ