Маэстро моды Александр Васильев привез в Минск роскошную выставку исторического костюма

Шелка и гипюр, атлас и бархат — уникальную выставку «Модный век» привез в Минск эксцентричный историк моды Александр Васильев, передает корреспондент агентства «Минск-Новости».

Более сотни нарядов-силуэтов, как их называет сам Васильев, рисуют в стенах Национального исторического музея сложный абрис XIX–XX веков. Среди них платья вечерние и бальные, одежда церемониальная и праздничная, костюмы, принадлежавшие артистам театра и кино, примам балета и оперным дивам.

Картину дополняют аксессуары: изящные башмачки и резные веера, фантазийные шляпки и элегантные перчатки, сверкающие броши и дивные резные камеи — всех деталей дамского туалета здесь больше 380.

К официальному названию экспозиции «Модный век» так и тянет добавить прилагательное «великолепный». Ведь именно так выглядят плотный, тяжелый панбархат, паутина кружев ручной работы, манящий шелк.

Собрание исторических костюмов Александра Васильева одно из крупнейших в мире. Но даже ему, несмотря на статус в модном мире, приходится сталкиваться с трудностями в процессе коллекционирования. А иногда и выпрашивать ту или иную деталь.

— Дольше всего добивался пары туфель Любови Орловой, — вспоминает Александр Васильев. — Без малого четверть века уговаривал. Сложностей много, в том числе с реставрацией и консервацией нарядов: ткани ветхие, требуют особого ухода, разрушаются быстро, особенно шелк.

Восстанавливать произведения модного искусства ему помогает команда из 12 реставраторов.

— Многие работают со мной на протяжении 10 и более лет, — говорит историк моды. — Считаю, я воспитал мастеров, которые добиваются больших результатов. Важно подчеркнуть, что главная проблема восстановления исторических костюмов заключается отнюдь не в технике, а в материалах. Многие детали уже не производят: пайетки, бисер, стеклярус, шелковый тюль.

Речь идет о стеклярусе, которому за сотню лет; пайетках не пластиковых, а металлических, позолоченных или посеребренных; особом шелковом тюле. Все это винтаж, который нельзя заменить современным китайским вариантом. По крайней мере Александр Васильев не позволяет себе такого: качество и репутация превыше всего.

В экспозиции всего два мужских костюма.

— Мужчины так неряшливы, что изнашивают свои наряды до дыр, — вздыхает историк моды. — И если жакеты еще сохраняются, то брюки — увы: их носят сперва на выход, потом как домашнюю одежду, а донашивают уже в гараже. Женщины могут надеть вещь всего один раз — из кокетства, мол, у меня есть и другие наряды. А многие хранят из сентиментальных соображений.

Говоря об экспозициях, которые можно показать широкой публике, Александр Васильев отмечает, что всё зависит от тематики выставки, размеров музея, но главное — от возможностей манекенов.

— Некоторые платья на предоставленных манекенах даже не закрылись, — сокрушается коллекционер. — Неудивительно, ведь обхват талии модницы XIX века составлял 48–50 сантиметров. Потому и не подходят нынешние конструкции, тут нужны определенные, созданные на заказ.

Хитро прищурившись на прекрасных дам, он добавляет:

— И не мечтайте примерить эти платья! Восхищайтесь визуально!

Прогулочный костюм 1909 года, вечернее платье из сиреневого шелка, парчовые манто; наряд, созданный великой Шанель для Майи Плисецкой, — на такие произведения искусства действительно можно лишь восхищенно взирать, не допуская кощунственных мыслей о примерке.

Прямо в день открытия выставка пополнилась нарядами: проведать Александра Васильева заглянула Ядвига Поплавская. Она пришла не с пустыми руками: передала в коллекцию историка моды несколько концертных костюмов. Довольный коллекционер просиял и сразу же попросил сотрудников музея подыскать манекены.

Фото Сергея Лукашова

 

ТОП-3 О МИНСКЕ