МАЛАЯ РОДИНА. Народный артист Беларуси Михаил Дриневский: «Стал музыкантом против воли отца»

Михаил Дриневский, народный артист Беларуси, профессор, художественный руководитель и главный дирижер Национального академического народного хора Республики Беларусь имени Г. И. Цитовича, убежден: всем, чего он достиг в жизни, обязан родной деревушке Тонеж бывшего Туровского, а ныне Лельчицкого района. Той самой, которую Адам Русак, автор бессмертной песни «Бывайце здаровы, жывіце багата», назвал соловьиным берегом. Подробнее о судьбе М. Дриневского — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

— Я родился 12 февраля 1941 года, за четыре месяца до начала войны, — вспоминает Михаил Павлович.  Перед уходом на фронт отец взял меня и брата Володю на руки (старшие, Дима и Коля, могли идти сами) и отвел нас с мамой в лес. Считал, так шансов выжить будет больше. И оказался прав. В 1943-м в ночь на Рождество, с 6 на 7 января, 261 жителя, всех, кого застали в Тонеже, немцы согнали в церковь и подожгли. Среди безвинно загубленных в эту ночь моих земляков было (даже страшно подумать!) 118 деток до 15 лет. Наша семья в этом аду потеряла мою бабушку по отцу. Мы с мамой были в лесу, поэтому и выжили. Отец, слава богу, тоже вернулся с войны. В семье появился еще один сын, Гришка. Стали потихоньку обживаться. Хотя особого достатка никогда не было ни у нас, ни у односельчан. Но, невзирая на нелегкую жизнь и изнурительную крестьянскую работу, мои тонежцы не унывали. В тяжелые послевоенные времена люди жили дружнее, были более чуткими, оказывали друг другу помощь. Сегодня ты мне картошку помогаешь сажать, завтра — я тебе. Сено всегда косили толокой. Вот это чувство общности и давало неимоверную радость жизни. Летним вечером выйдешь на улицу — повсюду слышатся музыка, песни. До поздней ночи. До сих пор удивляюсь, как сил на все хватало, ведь ранним-ранним утром крестьянам надо было идти в поле…

Наверное, песня и добрая шутка были тем поплавком, который не давал утонуть людям в океане проблем.

Именно из родной деревни идут и мое увлечение музыкой, и начало творческой карьеры — в 13 лет я уже руководил местным колхозным хором.

Любовь и уважение к сельчанам пронес через всю жизнь. И всегда стараюсь отблагодарить их, чем могу. Когда даем концерты в селах, держим самую высокую планку.

Храм святителя Николая Чудотворца в Тонеже, восстановленный на месте сожженной фашистами церкви

— Став человеком именитым, малую родину не забывали?

— Как можно забыть то, что тебе всегда было и будет самым родным и дорогим?.. У нас с братьями была традиция: обязательно собираться в Тонеже на Пасху, чтобы навестить могилы родителей, встретиться с родней, земляками. Там еще живут мои двоюродные сестры, племянники. Ехали из разных городов: я — из Минска, двое братьев — из Санкт-Петербурга, один — из Евпатории, один — из Калинковичей. Только я стал музыкантом, к слову, против воли отца, который считал эту профессию несерьезной. Трое братьев были врачами (двое — докторами медицинских наук, профессорами), один — инженером.

Традиция жива до сих пор. Но, увы, из пятерых братьев нас осталось только двое.

— Наверняка вас, как человека, вхожего в высокие руководящие кабинеты, земляки не раз просили о какой-то реальной помощи. Не отказывали?

— Может, от природы, а может, от воспитания я из той когорты людей, которые стремятся оказать помощь каждому, кто в ней нуждается. А землякам тем более. И сейчас стремлюсь помочь. С лечением, учебой, работой… Вместе со своими тонежцами строил новую церковь на месте той, что сожгли фашисты. Не с топором или кельмой, конечно. Уговорил руководство четырех банков выделить деньги на богоугодное дело, а лесников — отпустить лес по сходной цене… В прошлом году помогал реконструировать роддом в Лельчицах. Район-то дотационный, с деньгами в бюджете негусто. Но не дело это — возить рожениц за 170 км в другой райцентр!

— А музей, посвященный вам, еще работает в родной деревне?

— Их там даже два, в Доме культуры и школе. Спасибо землякам, хранят и берегут мои воспоминания о детстве. Среди экспонатов, например, дорогая сердцу сорочка, когда-то вышитая крестной мамой. И старенький аккордеон, на котором учился играть… С деревней у меня связаны самые теплые воспоминания. Душой я там.

Фото БелТА

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ