«Мамочка, прости!». Подробности резонансной истории про запененную дверь и суд над военным пенсионером

Вынесен приговор военному пенсионеру, запенившему почтовый ящик и входную дверь в квартире милиционера и оставившему непристойную надпись в ее подъезде. О том, как проходило судебное заседание, — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

13 ноября 2020 года. Старший инспектор группы информации и общественных связей Центрального РУВД Татьяна Обозная находилась на работе. Она заметила, что ее соседи что-то активно обсуждают в домовом чате, сбрасывают в него какие-то фотографии.

— От увиденного у меня был шок! — вспоминает офицер. На снимках были изображены залитые монтажной пеной входная дверь в мою квартиру и почтовый ящик. Кроме того, на последнем черным маркером кто-то сделал надпись: «Мент убийца».

Т. Обозная незамедлительно поехала домой, ведь в квартире могли находиться ее пожилые родители и ребенок, которому нет еще и трех лет. К тому же мальчик перенес несколько сложных операций, имеет инвалидность, а у отца Татьяны не так давно был инфаркт. Случись беда — приехавшим медикам даже дверь открыть не смогли бы.

К счастью, родных дома в тот момент не оказалось — бабушка с дедушкой повели внука на прогулку. Татьяна тотчас позвонила на линию «102», и вскоре на месте происшествия уже работала следственно-оперативная группа. Злоумышленника зафиксировала камера видеонаблюдения, установленная на входе в парадную дома потерпевшей. Кроме того, выходя из подъезда, тот показал в объектив неприличный жест.

Через две недели сотрудники милиции задержали подозреваемого — 55-летнего военного пенсионера. В его автомобиле нашли плакаты с обвинениями в адрес сотрудников Центрального РУВД. Изначально мужчина не признавал свою вину, от дачи показаний отказывался. Пока шло следствие, он находился под стражей.

9 февраля 2021 года. На первое судебное заседание пришло много родственников и знакомых обвиняемого, некоторые из них вели себя чересчур эмоционально. Судья даже попросила покинуть зал его сына.

Адвокат военного пенсионера выбрала довольно агрессивную линию защиты: в различных вариантах задавала потерпевшей одни и те же вопросы, словно пытаясь уличить во лжи, заявляла о том, что хулиганства в действиях обвиняемого не усматривается, а оставленная им на почтовом ящике надпись никого не унижает. Мол, за каракули на заборах никого к уголовной ответственности не привлекают. Ее подзащитный, сидя за решеткой, открыто высказывал презрение в адрес потерпевшей, то и дело нагло ухмылялся. Свой проступок он объяснил тем, что на одном из интернет-порталов прочел комментарий Т. Обозной, касающийся смерти Романа Бондаренко. По его мнению, пресс-офицер не высказала сожаления по этому поводу, не проявила сочувствия по отношению к родственникам погибшего. Именно это и сподвигло майора запаса повредить имущество сотрудницы Центрального РУВД, адрес которой он узнал в одном из Telegram-каналов.

Однако адвокат в подтверждение озвученной подзащитным позиции не смогла предоставить никаких скриншотов выступления Т. Обозной в СМИ по этому поводу, ведь та их попросту не давала — такое вправе комментировать лишь сотрудники МВД или СК.

Сам обвиняемый не отрицал, что в его действиях имеется состав преступления, однако, как и его защитник, настаивал на том, что не совершал хулиганства. Это и понятно: ст. 339 УК Республики Беларусь («Хулиганство») предусматривает наказание в виде лишения свободы, чего нет в той же ст. 218 («Умышленные уничтожение либо повреждение имущества»). Он также заявил: перед тем как запенить дверь, якобы нажал на кнопку звонка, чтобы убедиться в отсутствии дома хозяев. Кроме того, мужчина настаивал: оставляя на почтовом ящике Т. Обозной надпись «Мент убийца», не желал оскорбить ее, а хотел лишь обратить внимание жильцов на то, что они соседствуют с милиционером.

— Я надеялась, что обвиняемый искренне раскается в содеянном, принесет извинения, ведь от его действий пострадали ни в чем не повинные люди, однако этого не произошло, — говорит Т. Обозная. — Ранее я не была знакома с этим мужчиной — впервые увидела его на судебном заседании. Те две недели, пока он был на свободе, я не находила себе места, переживала за родных, ведь не знала, что он еще может вытворить.

16 февраля 2021 года. В прениях старший помощник прокурора Фрунзенского района г. Минска Алеся Грецкая, выступавшая в качестве гособвинителя, отметила, что предъявленное гражданину обвинение по ч. 1 ст. 339 («Хулиганство») и ст. 369 («Оскорбление представителя власти») УК Республики Беларусь нашло полное подтверждение в судебном заседании, а его действиям дана правильная правовая оценка.

Адвокат же в своем выступлении просила суд освободить ее подзащитного от уголовной ответственности, ссылаясь на то, что его действия были квалифицированы неверно, а потерпевшей возместили причиненный материальный ущерб в размере 425 рублей.

— Я намерен подавать жалобу на приговор суда, ведь ничего того, что пытаются мне вменить, не совершал, — отметил в последнем слове обвиняемый. — Я чистосердечно признаюсь, что запенил дверь и почтовый ящик потерпевшей, но я не собирался пугать или оскорблять эту женщину.

Затем он попросил прощения у ребенка и родителей Т. Обозной, но при этом перед самой сотрудницей извиняться не стал.

Суд признал его виновным в публичном оскорблении представителя власти в связи с выполнением им служебных обязанностей и в умышленных действиях, грубо нарушающих общественный порядок и выражающих явное неуважение к обществу, сопровождающихся повреждением чужого имущества (хулиганство), и назначил окончательное наказание в виде 1,5 года лишения свободы с отбыванием наказания в колонии в условиях общего режима. Кроме того, суд постановил взыскать с обвиняемого в пользу потерпевшей 7 тыс. рублей в качестве компенсации причиненного морального вреда. Их офицер намерена потратить на помощь детям-инвалидам и ребятам, которые остались без попечения родителей.

Приговор родственники и друзья обвиняемого восприняли в штыки — видимо, также считали, что тот ничего страшного не совершил. Последними словами, которые произнес военный пенсионер перед тем, как все покинули зал судебных заседаний, были: «Мамочка, прости!»

Приговор не вступил в силу и может быть обжалован в установленном законом порядке.

Фото автора и МВД

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ