«Мечтаю побродить по Троицкому предместью». О чем рассказала Мария Гулегина накануне сольного концерта в Минске 

Сольный концерт одной из величайших певиц мира Марии Гулегиной состоится 1 февраля в Большом театре Беларуси. В преддверии этого яркого для музыкальной жизни города события корреспонденту агентства «Минск-Новости» удалось взять у примадонны интервью.

Мария Гулегина в партии Абигайль в опере Джузеппе Верди «Набукко»

Ее стихия — оперы Верди и Пуччини, в которых она исполняет партии, требующие взрывной энергии, тембра, окрашенного в героические тона, ярких чувств и эмоций.

Царственная. Ошеломляющая. Искренняя в искусстве и жизни. Способная голосом перекрыть оркестр. Любой вымысел на сцене сделать правдой жизни.

М. Гулегина своим драматическим сопрано открывала сезоны в лучших оперных театрах мира. И вот теперь начинает музыкальный февраль в Минске.

— Мария, с какими чувствами едете в Минск?

— Большой театр Беларуси — это мой дом, куда я вошла начинающей исполнительницей и где под руководством гениального маэстро, моего учителя Ярослава Антоновича Вощака превратилась в певицу. (Ярослав Вощак в 1972–1980 годах был главным дирижером театра оперы и балета БССР. — Прим. авт.) Минск — мой дом и моя взлетная полоса! Вощак вывел меня на международную стезю и показал, что полет возможен только при полной отдаче музыке. Каждодневный труд и терпение! Ну и амбиции, конечно.

С партнером по сцене выдающимся тенором Пласидо Доминго

— Назовите хотя бы некоторые позиции своего минского концерта.

— Концерт большой — Верди, Пуччини, Чилеа, Джордано…

— Будут ли у вас время и желание просто погулять по городу, в котором прошла ваша молодость?

— Конечно! Мечтаю побродить по Троицкому предместью — там неподалеку был мой дом, моя квартира, в которой я собиралась прожить всю жизнь. Это то, что живет в сердце.

— Вы пели с Лучано Паваротти, выступали на Олимпийских играх…

— Пела не только с Паваротти, но и со всеми «последними из могикан», например с Джузеппе Таддеи, который сказал, что я самая лучшая Тоска за всю его певческую карьеру. Моими партнерами на сцене были Манугуэрра, Брузон, Ризанек, Доминго, Понс, Арагаль, Бонизолли, Джакомини, Каппуччилли, Раймонди…

— Опера сейчас в моде, в тренде…

— Не совсем. Не опера в моде, а то непонятное действо на сцене, где идею подменяет шоу, тот псевдомодерн, которым хотят будоражить публику. Разумеется, оперный режиссер вправе использовать новые технологии, это нормально. Но нельзя уничтожать музыкальный материал. Как говорил Ярослав Антонович Вощак, люди приходят в оперу за катарсисом. За катарсисом, очищением, а не за шоу.

В Минске Мария Гулегина пела в операх «Аида», «Иоланта», «Севильский цирюльник» и других. На снимке середины 1980-х годов она и Михаил Рысов в спектакле «Дон Карлос»

— К какой из своих героинь — Тоске, Абигайль, Аиде, Татьяне, Виолетте — вы ближе всего по женской сути?

— Ни к какой. Я другая.

— В таком случае какая партия самая желанная?

— Та, к которой я готовилась годами. Это Виолетта, Норма, Минни.

— В интервью Владимиру Познеру вы говорили, что ваш голос неудобный для записи, да и характер неудобный.

— Я никогда не делаю то, что мне не по душе. Петь надо исключительно то, что любишь, то, что не можешь не петь.

— А легко ли вам самой с такими «неудобствами»?

— Трудно. Из-за этого я потеряла немало контрактов, обрывала восхождение и начинала снова и снова движение вперед… Дело не в том, плох или хорош характер. Это свойство натуры. Я не могу идти против совести, против справедливости.

— Ваш любимый дирижер?

— Одной фамилией невозможно обойтись: Вощак, Проваторов, Гавадзени, Аббадо, Темирканов, Мути, Ливайн, Мета, Гергиев, Санти… Не всех перечислила.

— А режиссер?

— Фаджони, Дзеффирелли, Кавани, Негрин, Ллойд, О’Брайен, Мошински, Ноубл, Карталов, Бернар…

— Звучит ли музыка в машине во время поездок? И какая?

— Только тишина!

— Вы много лет живете в Люксембурге. Нет желания переселиться из Штайнфорта в какой-нибудь райский уголок у моря — Адриатического, Эгейского или Минского?

— Почти угадали. Сын обещает купить мне в Италии небольшую виллу на берегу моря. (Сыну в этом году исполнится 20 лет.) Верю в то, что буду жить на побережье. Люблю встречать солнце, поднимающееся над морем. Самые счастливые дни жизни были на каникулах в Италии, когда я в шесть утра вставала, укладывала сына в коляску и шла километры (!) по кромке воды навстречу солнцу…

— Счастливы ли вы в личной жизни?

— Очень! У меня прекрасные дети Наталия и Руслан и прекрасный муж (Вячеслав Мкртычев — известный спортсмен, гостренер России по греко-римской борьбе. — Прим. авт.).

— Спасибо! Ваш сольник 1 февраля — первое выступление в Минске после 27 лет отсутствия. Очень ждем!

По словам М. Гулегиной, вне сцены она обычная женщина. В свободное время стоит у плиты и балует домашних редкими блюдами кавказской либо итальянской кухни. По Люксембургу ездит на велосипеде. И очень любит, когда в дом приходят друзья.

Справочно

Мария Гулегина (девичья фамилия Мейтарджян) родилась в Одессе. По отцу армянка, по матери украинка с примесью польско-еврейской крови. В детстве занималась художественной гимнастикой и балетом. Окончила Одесскую консерваторию.

Певческую карьеру начала в 1983 году в Минске как солистка театра оперы и балета БССР. В 1987-м была удостоена звания заслуженной артистки БССР.

Из-за конфликта с администрацией театра в 1989-м покинула СССР. Пела в Метрополитен-опере, Ковент-Гарден, Ла Скала, Мариинке…

В Минске в 1992-м дала благотворительный концерт в пользу пострадавших в результате аварии в Чернобыле. С тех пор ее голос ни разу не звучал со сцены Большого театра Беларуси.

Певица активно поддерживает олимпийское и паралимпийское движение. Она посол доброй воли ЮНИСЕФ.

Фото mariaguleghina.com

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ