Между Менкой и Немигой. Откуда есть пошла белорусская столица

События 950-летней давности положили начало официальной истории Минска. Корреспондент агентства «Минск-Новости» заглянул в исторические хроники.

И был снег велик

В исторической науке днем основания города принято считать дату, под которой он впервые упомянут в письменном источнике. Таковой датой для Минска стала та, что отмечена в летописи «Повесть временных лет» в связи с описанием битвы на реке Немиге, состоявшейся 3 марта 1067 года.

Об этом важном историческом событии в летописи сказано: «В год 6575 (по новому стилю 1067-й. — Прим. авт.). Поднял рать в Полоцке Всеслав, сын Брячислава, и занял Новгород. Трое же Ярославичей, Изяслав, Святослав, Всеволод, собрав воинов, пошли на Всеслава в сильный мороз. И подошли к Менску, и меняне затворились в городе. Братья же эти взяли Менеск и перебили всех мужей, а жен и детей захватили в плен и пошли к Немиге, и Всеслав пошел против них. И встретились противники на Немиге месяца марта в 3-й день; и был снег велик, и пошли друг на друга. И была сеча жестокая, и многие пали в ней, и одолели Изяслав, Святослав, Всеволод, Всеслав же бежал. Затем месяца июля в 10-й день Изяслав, Святослав и Всеволод, поцеловав крест честной Всеславу, сказали ему: «Приди к нам, не сотворим тебе зла». Он же, надеясь на их крестоцелование, переехал к ним в ладье через Днепр. Когда же Изяслав первым вошел в шатер, схватили тут Всеслава, на Рши у Смоленска, преступив крестоцелование. Изяслав же, приведя Всеслава в Киев, заточил его в темнице вместе с двумя сыновьями».

Нетрудно сделать вывод, что первое летописное упоминание Менска — прямое доказательство того, что наш город старше, чем мы знаем. Ведь Ярославичи напали на уже обжитый и укрепленный город.

Откуда будешь?

Поход сыновей Ярослава Мудрого в 1067 году был направлен на ослабление мощи Полоцкого княжества, южным форпостом которого и являлся Менск. Но где же располагался город? Сегодня в белорусской исторической науке на этот счет есть две версии. Наиболее правдоподобная — укрепленное поселение первоначально располагалось в верховьях реки Птичь, на речке Менке, от которой и получило название. А на место слияния Немиги и Свислочи было перенесено после того, как его уничтожили братья Ярославичи. Согласно другой версии, город стоял на Свислочи с самого начала своего существования и был восстановлен на старом месте. Точку в этом споре когда-нибудь поставят археологи.

А теперь представьте: Минск разрушен, нужно возвести его заново. А для этого требовались значительные материальные и людские ресурсы. Ими в те годы в наших краях обладал лишь полоцкий князь Всеслав Брячиславич, правивший в 1044–1101 годах. Только он после своего освобождения из четырнадцатимесячного киевского заточения был в состоянии нанять инженеров-градостроителей и мобилизовать крестьян и жителей городов Полоцкой земли на постройку крепости. Не обошлось и без политики. Изначально Менск находился в зависимости от киевского престола. Возведение нового города на месте слияния Немиги и Свислочи показывало, что это полоцкое владение, принадлежащее князю Глебу и его отцу князю полоцкому Всеславу Брячиславичу.

Крепкий орешек

Грандиозная стройка развернулась в конце XI — начале XII века. Началась она, скорее всего, после того как в 1085 году Глеб Всеславич женился на княжне Анастасии, дочери владимиро-волынского князя Ярополка Изяславича, и ему был выделен княжеский удел. Укрепленный город возвели с нуля. Сегодня многие полагают, что Минское замчище располагалось на месте нынешней станции метро «Немига» — между проспектом Победителей и набережной Свислочи.

Но это не совсем так. Территория древнего поселения разделена проспектом практически на две половины.

В городище можно было попасть через «браму» — въездные ворота шириной более 7 м и высотой 12 м. Они располагались возле того места, где сейчас находится вход на станцию метро «Немига» на проспекте Победителей. Минская «брама» состояла из двух объемов — большого и вынесенного вперед малого. Выступающая вперед башенка позволяла обстреливать из луков противника, вышедшего на склон оборонительного вала.

Минск с момента своего основания являлся не просто оборонительной крепостью. Жизнь замчища как центра княжеской власти тесно переплеталась с жизнью окрестных селений. Город вырос на пересечении торговых путей. Под защитой массивных укреплений детинца постепенно разрастался посад по обоим берегам Свислочи. И именно события 950-летней давности стали точкой отсчета многовековой истории нашей столицы.

Самое читаемое