Минчане заказали элитную кухню за 12 тыс. рублей, но что-то пошло не так. Участники сделки встретились в суде

Сериал из жизни потребителей в пяти частях и с перманентным скандалом. Подробности — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Фото носит иллюстративный характер, pixabay.com

Практика работы юристов Минского общества потребителей далеко не рутина, когда интересы клиентов отстаиваются на раз-два.

Человека обидели, он пожаловался общественным защитникам, те предъявили ответчику прописанные в законе аргументы. И вот хеппи-энд. Бывают случаи, когда справедливость торжествует далеко не сразу. Об одной такой истории рассказывает юрист Минского общества потребителей Вадим Мазго.

Часть первая. Спонтанная покупка

В 2019 году семейная пара пошла покупать ламинат. В итоге приобрели кухонный набор мебели. Так бывает. У одного из киногероев жена тоже отправилась в театр на постановку «Парсифаль», а открытку прислала из Катманду.

Впрочем, мебель была шикарной. Если проживаете в хрущевке, вам такое не купить. Кухня за 12 тыс. рублей будет смотреться явным диссонансом рядом с вашим трехсотрублевым диваном. В навесных шкафчиках и отделении для посудомоечной машины было прекрасно всё: авторский дизайн, благородная патина в отделке, обрамляющий эту картинную красоту багет. Сами поверхности — цвета спелой вишни сорта «десертный». Такую мебель покупают раз и навсегда.

Супруги оценили выставленный к продаже образец и заказали себе такой же. Вскоре в их доме начался праздничный переполох. Грузчики втаскивали драгоценный груз, специально приглашенные мастера сверлили стены, устанавливая шкафчики по нивелиру, дверные глазки в квартирах напротив начали запотевать от завистливых взглядов соседей. Церемония открытия новой кухни закончилась скандалом. Установленные шкафчики разительно отличались от выставочного образца.

Часть вторая. Берегите зрение

Те, кто покупал товары на китайских интернет-площадках, чувства хозяев поймут. Заказываешь облегающее платье для вечерних коктейлей, а в итоге получаешь комбинезон пчеловода, а все претензии продавец списывает на недостатки фигуры. С кухонной мебелью получилось хуже. Благородная патина если и присутствовала, то фрагментарно, на сами шкафчики лучше было бы не смотреть. Вместо спелой вишни на зрителя обрушивался ураганный красный цвет. Если, прижмурившись, пытался открыть створки, то зрение садилось окончательно. Нутро шкафчиков блистало яично-желтым.

Часть гневных реплик адресовалась и мастеру, крепившему декоративный багет. Его кривые руки оставили на поверхности невыносимые для глаз повреждения.

Выплачивай хозяева за кухню в рассрочку, продолжение этой истории было бы иным. Чтобы получить всю сумму, продавец наверняка тут же придал мебели товарный вид. Но деньги перешли из рук в руки, и фирма посчитала их заработанными. Поэтому телефонные разговоры и письменные претензии затянулись.

Часть третья. Встать, суд идет!

Время лечит всё, даже глазные травмы. Хозяева кухни привыкли к красному цвету шкафчиков и даже находили его оригинальным. Возмущение вызывали лишь поцарапанный багет и пузыри, появившиеся на рабочей поверхности столешницы.

Продавец со временем также пришел к мысли, что с частью денег придется расстаться. Дабы хоть немного загладить вину, он доустановил отсутствовавшие элементы патины. С пузырями и багетом возиться не хотелось, поступали новые заказы, людям хотелось красоты.

Супруги обратились в Минское общество потребителей. А куда идти, если конфликт перешел в вялотекущую стадию, устоялся и грозил не закончиться никогда.

— Мы сразу предложили хозяевам отказаться от покупки и расторгнуть договор, — рассказывает В. Мазго.  Но потребители привыкли к своему алому чуду и хотели лишь устранения недостатков. В принципе, это разумно. Поскольку сроки исполнения претензий растянулись, владельцы кухни могли рассчитывать на взыскание неустойки и требовать компенсации морального вреда.

С соответствующим иском юристы общества потребителей обратились в суд. На слушания прибыл сам директор фирмы-ответчика.

С какими-то доводами он согласился, какие-то опроверг, и для принятия решения суду потребовалась экспертиза. Это тоже деньги, и оплачивать ее проведение предложили директору. Думаю, читатель понял, что имеет место сериал из жизни потребителей. И следующий сценарный ход: директор объявил о ликвидации фирмы. Благо окружающая обстановка этому соответствовала. По планете шагал коронавирус, в кризисной ситуации оказывались целые отрасли и страны, лопался крупный бизнес, а не только отдельно взятый частник.

Часть четвертая. Ликвидатор

Время шло, и к лету 2020 года стало известно, что фирма-изготовитель дышит на ладан. На судебные слушания его представители не являются, повестки игнорируют.

— В этой ситуации суд принял заочное решение в пользу потребителя и разослал обеим сторонам, — продолжает В. Мазго.  Но фирма еще не умерла окончательно, в получении документа вместо директора расписался ликвидатор. Судебное решение, принятое без его участия, не понравилось, погашение вновь открывшихся долгов в планы не входило, и он подал на обжалование.

Вышестоящий суд заочное решение отменил. Для наших героев такой поворот дела был новостью, тем более что с очным появлением ответчика начался период судебных разбирательств, подразумевающий живые дискуссии. Ликвидатор вины за фирмой не признавал, отстаивал ее интересы, блистал красноречием и грозился не вернуть ни рубля.

Часть пятая. Хеппи-энд

Суду ничего не оставалось, как вновь назначить проведение экспертизы. И опять возникал вопрос: кто ее оплатит? Сумма в 1 700 рублей не бог весть какая, но прежний директор предпочел расформировать производство, лишь бы не вынимать из кошелька деньги. Как поступит ликвидатор? Точно так же. Потребителей и общественных защитников отправили по домам еще на несколько месяцев.

На очередное заседание собрались все, кроме ликвидатора. Его манеры надоели и высокому суду. В последний раз известив надлежащим образом ответчика, судья вынес решение. Фирма все-таки обязана устранить пузыри на столешнице, заменить поцарапанный декор, а главное — расстаться с деньгами.

Неустойка за нарушение сроков устранения недостатков составила 3 000 рублей, в 500 рублей оценен моральный вред, в 3 515 рублей — расходы Минского общества потребителей.

Смотрите также:

Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube
Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ