Минчанин года. Наталия Мысливец: бывают уроки, после которых чувствую, что похудела на пару килограммов

Часто ли в жизни педагога бывают звездные минуты и зачем на уроке литературы яблоки из учительского сада, выясняла корреспондент агентства «Минск-Новости».

Нынешний год для учителя русского языка и литературы столичной гимназии № 13 Наталии Мысливец оказался особенным. За многолетний труд она была награждена нагрудным знаком Министерства образования Беларуси «Отличник образования», стала победителем конкурса «Столичный учитель — столичному образованию» и одним из 13 обладателей почетного звания «Минчанин года».

Столь напряженного графика, как в последние полгода, у Наталии Михайловны не было давно. А все потому, что весной и в начале осени участвовала в профессиональных конкурсах, представляя родную гимназию, Фрунзенский район и город. Без помощи и поддержки коллег, говорит, вряд ли справилась бы. И вот итог: победа на городском этапе, награждения, торжественные церемонии одна за другой…

Почувствовали себя звездой, когда на вас обрушилось столько наград и внимания?

Пожалуй, нет. Жизнь особо не изменилась: как всегда уроки, дополнительные занятия, дом. Но было пару мгновений после городского конкурса, когда ко мне хлынули люди с потрясающими букетами, журналисты просили об интервью… И я ненадолго ощутила себя оперной дивой. А когда стала одной из «Минчан года», испытала некоторую неловкость: рядом со мной на сцене стояли сотрудник МЧС, врач, делающий уникальные операции, — люди, спасающие жизни. А что такого делаю я? Полученные награды — в большей степени результат работы моих учеников. Если бы они не занимали призовых мест на олимпиадах, не получали высоких баллов на ЦТ, вряд ли я удостоилась бы таких почестей. Победы, конечно, даются нелегко: ребята много занимаются, а мы порой готовим их допоздна и в выходные. Горжусь своими детьми и гимназией, в которой работаю. Это особенное учебное заведение. Не только потому, что у нас стопроцентное поступление в вузы. Сама атмосфера здесь очень творческая – начиная от дизайна кабинетов и заканчивая учебным процессом.

За четверть века преподавания в школе, ставшей гимназией, выросло новое поколение юных минчан. Кому, как не учителю, заметно, чем они отличаются от школьников 1990-х?

Дети замечательные, очень развитые. Но раньше они больше фантазировали, сами придумывали себе развлечения, конкурсы. Сейчас, как правило, кто-то должен их развлекать — на праздники ждут аниматоров. Многие стали более прагматичными: заранее просчитывают, пригодится им что-то или нет. И все равно они открыты для всего доброго и вечного, что можно почерпнуть из литературы. А для меня аксиома: знания не важнее нравственности, духовности. Никогда не забуду эпизод, произошедший 7 лет назад с моими нынешними выпускниками. Мы читали отрывок из «Муму» Тургенева, в котором Герасим привел собачку в трактир, чтобы накормить в последний раз… Она преданно смотрела ему в глаза, а слезы Герасима капали в тарелку со щами и на лобик собачки. И вдруг одна ученица начала плакать. Дети это увидели, но никто не стал подшучивать, все сопереживали и ей, и Герасиму.

А недавно один из моих выпускников этого года рассказал, что стал волонтером: помогает пожилым людям.

Вряд ли душу может затронуть популярное сегодня краткое содержание художественных произведений. Но школьники так загружены… Где выход?

Лучше так, чем никак: ученик хотя бы получает представление о произведении. Но это все равно, что слушать описание вкуса клубники — пока не попробуешь, не поймешь. Далеко не всегда школьники читают крупные произведения летом, как должно быть. А если в школе детей не познакомить с романом или повестью, повзрослев, большинство из них не найдут времени, чтобы их прочесть. Поэтому моя задача — ввести учеников в тему, представить героев, обозначить проблему. К слову, мы с ребятами довольно часто ходим в театры, благо живем в столице, и это тоже способствует духовному развитию. А в идеале цель преподавателя литературы — пробудить в детях желание читать. Мы ведь стараемся воспитать не писателей, а талантливых читателей. Тех, кто не принимает на веру опыт пусть даже великих авторов, умеет рассуждать, отличать добро от зла, кто понимает, что эта книга пригодится сыну, а эта — макулатура и советовать ее не стоит. У меня, кстати, немало по-настоящему читающих детей. Некоторые просят: дайте список литературы на всю оставшуюся жизнь. Но такого списка дать не могу.

Как учителям литературы удается уложиться в отведенные часы, рассказывая о некоторых сложных произведениях? Вы смирились с тем, что времени зачастую не хватает?

А как иначе? Когда в 1990-е пришла работать, курс назывался «Мировая художественная литература». Сейчас, к сожалению, его нет. Дети зачастую не получают «культурной прививки», многих имен не знают. Но прежде чем начать Булгакова, все равно вынуждена рассказать про Мефистофеля Гёте, потому что по-другому нельзя. Порой учитель выкручивается, как фокусник-акробат, чтобы ужать все в 45 минут. Бывают уроки, после которых чувствую, что похудела на пару килограммов. Бывает, что ребята аплодируют. И это очень приятно. В школе ты будто включен все 8–9 часов: слушаешь, говоришь и не вправе отвлечься. Поэтому радует, когда есть результат.

— Но не отсюда ли проистекает проблема выгорания учителей?

Отчасти. Ведь у нас еще и суббота рабочая, и на каникулах мы в школе. Остается один выходной, когда нужно уделить время семье, дому, решить свои проблемы. Кроме того, учитель — как сельский врач, которому всегда могут позвонить, и нужно ответить. А ведь даже родители иногда просят дедушек-бабушек посидеть с детьми, чтобы побыть одним, расслабиться. И учителям это нужно посреди года, чтобы просто подумать о жизни, почитать, полюбоваться окружающей нас красотой.

— Если выдаются такие часы, где в столице любите бывать?

Живу в частном секторе в Дроздах. Обожаю этот уголок города. Рядом красивый жилой район Лебяжий, водохранилище, лес, парк. Люблю дворики пятиэтажных домов, где много зелени и на скамеечках сидят бабушки, где раньше соседи знали друг друга по именам и можно было без опаски оставить коляску у подъезда. В детстве жила в таком дворе на улице Якуба Коласа, ныне это Логойский тракт. Но, пожалуй, лучший релакс для меня — мои сад, цветник и огородик. У меня много цветов, кое-какие овощи растут и чудесные старые яблони, которые сажал еще мой дедушка. Некоторым по 60 лет. Когда утром выходишь из дома, пахнет зеленью, на траве роса, вокруг цветы. Это особое ощущение жизни.

— А с детьми такими эмоциями делитесь?

У Бунина есть рассказ «Антоновские яблоки». Он, правда, о другом — об угасании дворянства. Но, бывает, приношу в класс корзину яблок и описываю, как начинается мое утро, какой аромат у меня дома, как раньше эти плоды раскладывали на подоконниках, полках для созревания, какой был изумительный запах… Я рассказываю, дети при этом вдыхают аромат настоящих антоновских яблок. И, возможно, благодаря этому ощутят и вкус к чтению. Мне хочется в это верить.

Справочно

Номинация, в которой Наталию Мысливец весной признали лучшей в конкурсе «Столичный учитель – столичному образованию», называлась «Разумное, доброе, вечное». Она же стала абсолютным победителем этого конкурса профессионалов. Правда, труд учителей чаще оценивается по «цифровой» шкале. Но и тут есть чем гордиться: 25 лет безупречной работы в школе, почти 2000 выпускников, многочисленные победы учеников в олимпиадах, высокие (100-балльные в том числе) результаты на ЦТ.

 

 

 

Самое читаемое