Минчанин упал в обморок на работе и стал инвалидом. Рассказываем про одно судебное разбирательство

Производственный травматизм в Минске считается одним из самых низких в стране. Но это не означает, что все несчастные случаи, произошедшие на производстве, признаются таковыми. Подробности одного судебного разбирательства — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

На одном из столичных предприятий слесарь по обслуживанию тепловых сетей совместно с другими работниками по указанию руководства занимался уборкой территории. В какой-то момент мужчина потерял сознание, упал, получил травму плеча, а впоследствии был признан инвалидом II группы.

Государственный инспектор Департамента государственной инспекции труда, расследовавший это происшествие, отказался классифицировать несчастный случай как производственный. Решение основывалось на том, что рабочий почувствовал себя плохо не при непосредственном исполнении трудовых обязанностей, а во время перекура. К слову, проверку проводила и комиссия, в которую входили представители профсоюзной организации, руководства компании и головного офиса, а также страховщики. Последние обязательно присутствуют на подобных расследованиях: если подтверждается факт производственной травмы, пострадавшему положена выплата страхового возмещения.

С выводами госинспектора и комиссии работник был не согласен.

После рассмотрения дела в суде, куда мужчина обратился с жалобой, закон встал на его сторону. Председатель суда Ленинского района Андрей Денкевич прокомментировал итоги судебного разбирательства:

— В первую очередь судья истребовал все материалы по расследованию несчастного случая, а также сведения об инструктажах по охране труда и заключение медицинской экспертизы. Затем были опрошены свидетели. Хронологию злосчастного дня восстанавливали практически по минутам.

После изучения всех документов, фактов и свидетельских показаний суд выяснил: потерпевший находился на рабочем месте в интересах нанимателя. Он подметал территорию возле бордюра, загружал мусор с песком в тележку, отвозил его к месту временного хранения. После загрузки третьей тележки, что также было установлено судом, мужчина отошел в сторону и закурил. В это же время почувствовал себя плохо, потерял сознание и упал. В результате падения получил тяжелую травму.

— Комиссия в своем заключении акцентировала внимание на том, что работник в момент падения курил в стороне, — поясняет Андрей Казимирович. — Суд же исходил из того, что он находился на рабочем месте. Если ему было поручено должностным лицом дело, пусть даже устно, и оно не связано с его прямыми обязанностями, все равно считается, что работник находится на рабочем месте. Также суд принял во внимание: уборка мусора в том числе не может выполняться непрерывно в течение всего рабочего времени. Следовательно, кратковременный перерыв был обусловлен самим характером работы. И несмотря на то что мужчина отошел от места исполнения непосредственного задания, несчастный случай с ним произошел все же на территории работодателя. Точно так же пострадавший мог в тот момент просто стоять, разговаривать по телефону или, присаживаясь отдохнуть, упасть. С фактом курения на предприятии, на который указала комиссия, должны отдельно разбираться должностные лица: запрещать курить или выделять специальные места для этого.

В итоге суд Ленинского района удовлетворил жалобу пострадавшего и обязал Департамент государственной инспекции труда составить заключение о несчастном случае, который привел к тяжелой производственной травме, а также признать его несчастным случаем на производстве.

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ