Минские башни: легенды и явь

Если вам придет в голову посчитать, сколько башен и башенок украшают белорусскую столицу, то… башню снесет.

Литератор, фантаст, переводчик и фотолюбитель Евгений Дрозд, который принес в агентство «Минск-Новости» эту серию снимков, сбился на третьем десятке.

Минск башенный! Башенки стали приметой современного стиля города, его эстетической изюминкой.

Пожалуй, самые знаменитые – башни «ворот города» на Привокзальной площади. По узнаваемости с ними может соревноваться только башня, увенчанная шпилем, на доме № 14 на улице Коммунистической.

???????????????????????????????

Под шпилем находился вышковый разведывательный пункт. Сейчас это просто изящная трехъярусная башенка, между прочим, очень прочная: послевоенные архитекторы Владимир Исаченко, Леонид Гольдштейн и Марк Лифшиц создавали свои здания на века. Все архитектурные детали были изготовлены из бетона, шпиль делали в Москве – эта металлическая конструкция облицована высококачественной сталью. «Под шпилем» – самая красивая столичная башня. Ночью она светится синим, белым, желтым и аквамариновым романтическим светом.

Башенки в архитектуре – это, конечно, украшение, роскошь. Сколько ни рассматривай Минск на старых дореволюционных открытках, ничего, кроме приземистого города, поднявшегося над землей на два-три этажа, не увидишь. Исключением из этого правила была только шестиэтажная гостиница «Европа» – самое высокое здание дореволюционного Минска и всего Северо-Западного края.

Зато башни были у культовых сооружений.

Две самые старые в Минске башни принадлежат Свято-Петро-Павловскому собору на Немиге – бывшей Екатерининской (Петропавловской, Желтой) церкви, построенной на деньги и стараниями горожан православного вероисповедания еще в XVII веке.

И тут надо сделать маленькое отступление, вспомнив, что одно из главных предназначений башни – защита от нападения. Само слово переводится с итальянского, как «укрепление»: bastia – бастион. Многие церкви у нас в Беларуси, например Сынковичская, строились как оборонные здания, как церкви-крепости. Нашу Петропавловскую церковь тоже можно назвать крепостью: система окон сделана так, чтобы иметь изнутри хороший обзор окрестностей. В нижнем и среднем ярусе башен есть бойницы. Эта церковь, безусловно, имела в Средние века общегородское оборонительное значение как форпост перед замком (он стоял у слияния Немиги и Свислочи) и Верхним городом. Ее поставили специально на углу улиц Немиги и Раковской. Если бы противник прорвался через валы (один из них находился в районе современной улицы Романовская Слобода), то к замку он мог идти либо по Немиге, либо по Раковской, но на стыке их непременно попал бы под огонь с башен Петропавловской церкви.

Сегодня мы об этом забыли и воспринимаем эти башни только в качестве колоколен. Кстати, присмотритесь: они накрыты «коваными шлемами». Это поздняя реконструкция, а какими были верхушки в XVII веке, мы не знаем. Давно церковь строилась, и «шапку» с нее сбивали не раз. Нынче башни с художественной точки зрения – само совершенство. Мы любуемся ими.

Как минчане дореволюционного Минска любовались единственной в своем роде башней с часами.

№ 3

Она входила в состав архитектурного комплекса иезуитского монастыря на Соборной площади (площади Свободы). Костел сохранился, а здание коллегиума с трехъярусной башней, на которой отсчитывали время городские часы, – увы, увы, увы… Этой части монастыря и башни, памятника барокко XVIII века, уже не существует. Ныне на их месте находится здание, в котором размещается французское посольство.

Были в дореволюционном Минске и водонапорные башни. Главная стояла на углу Захарьевской (ныне проспект Независимости) и Скобелевской (Красноармейская). Сейчас это часть Центрального сквера напротив Института теологии БГУ. Башню снесли в конце 1950-х. На старых снимках можно увидеть, что она напоминала этакий большой граненый стакан с полукруглыми нишами и узорчатым кирпичным пояском.

Чудом сохранилась и дошла до наших дней старинная водонапорная башня, которая стоит вблизи улицы Автодоровской и проспекта Жукова.

И опять небольшое отступление. Человек несколько поторопился, назвав окружающей средой природу. Горожан окружает архитектура. Улицы – это реки, которые текут сквозь годы. Кварталы и районы – кольца, которые, подобно дереву, Минск нарастил уже до МКАД.

С архитектурой связаны время и история. Поэтому сто раз надо подумать, прежде чем что-то сносить и перелопачивать.

В старом Минске возводили башни, но не надстраивали башенок. И все же одна башенка была! Более того, мы видим ее и сегодня.

 

???????????????????????????????

Это здание на главном проспекте столицы, которое старожилы знают как Дом искусств. Он был открыт в 1963 году в бывших помещениях церковно-археологического музея, а музей построили в 1913 году по проекту архитектора В. Струева. В наши дни здание вернули Белорусскому Экзархату, оно перестало быть публичным.

Башенки на зданиях – примета прежде всего советского Минска. Уже в 1930-х годах появились так называемые вертикали как символ стремления ввысь. В старом Минске к небесам устремлялись только соборы. В новом Минске башни стали возводить даже на таких зданиях, где им, вроде, и не место. Примером может служить башенка на здании Министерства госбезопасности БССР (здание КГБ). Строить его начали еще в 1945 году, завершили в декабре 1947-го. Фактически, это было первое здание на главной артерии города, которая только-только создавалась. Не исключено, что именно эта башенка задала советскому Минску «башенную» моду.

№ 5

Башенка тут же обросла слухами и мифами. Один из них гласит, что архитекторы Михаил Парусников и Геннадий Баданов выполняли прямое указание всесильного Лаврентия Цанавы, тогдашнего министра госбезопасности. То есть заказ на башенку сделал он. Якобы из башенки Цанава хотел наблюдать спортивные баталии, происходящие на стадионе «Динамо». Все это безосновательные бредни. Факт один – башня на здании КГБ долгое время была самой высокой точкой Минска.

В каждом городе есть башни с часами, и это, как правило, самые красивые здания. В Минске нас радует башенка с часами на ратуше. И совсем не радует башня с часами на здании полиграфкомбината, которое уже можно назвать бывшим.

№ 6

Полиграфкомбинат появился на карте города в середине 1950-х. В 1956 году, когда он выпустил первую книгу, ему было присвоено имя Якуба Коласа. Теперь здание перешло к инвестору, который собирается, сохранив фасад, переделать объект в пятизвездочный отель и открыть его уже в следующем году. Сохранит ли новый хозяин часы на башенке, неизвестно.

Зато наверняка будет тикать и дальше самый известный башенный хронометр на жилом доме, который расположился на углу проспекта Независимости и улицы Комсомольской. Дом строился примерно в то же время, что и здание Министерства госбезопасности, и принадлежал он тогда этой структуре.

№ 7

Часы прибыли в Минск после войны из Кенигсберга (ныне Калининград). На башенке их установили в 1950 году. Удивительное дело: часы идут, как и 65 лет назад, и только однажды в них заменили анкерное колесо… Еще одна легенда и еще одно упоминание Цанавы: якобы эта башенка была снабжена часами также по его указке. Первоначально часы были с боем (сейчас он не участвует в городской жизни). Каждый час отбивался шестью ударами. Цанава из своего кабинета (в здании напротив) сверял по этим ударам свои собственные часы. Конечно, миф…

Послевоенные зодчие Минска любили башенки. Например, архитектор Михаил Барщ, создавая великолепный ансамбль зданий между мостом через Свислочь и Круглой площадью, украсил его четырьмя изящными башенками с флюгерами. Они как часовые на подходе к площади Победы.

№ 8

Четная и нечетная сторона здесь рифмуются. Поэтому угадать, какая именно из четырех красавиц изображена на снимке, трудно. Скорее всего, это башенка на доме № 31 на проспекте Независимости. К слову, при строительстве этого здания в 1952 году в фундамент были заложены кирпичи из легендарного дома Павлова, что в городе-герое Волгограде.

Подавляющее большинство минских башенок необитаемо. Но вот в этой «крепости», которая возвышается на доме № 18 на проспекте Независимости, живет, а точнее, работает известный белорусский художник Валерий Шкарубо.

№ 9

Круглые окна его мастерской напоминают иллюминаторы. В них видны только птицы и облака. Потолок в мастерской очень высокий, стены сплошь увешаны картинами…

Минские башенки полны символов. Одна – как символ власти, вторая – как символ силы, третья – как символ красоты… Они – загадки, городской ребус. Попробуйте угадать, на каких зданиях находятся башенки на следующих снимках. Только не говорите: «А, я это где-то это видел…» Где?

???????????????????????????????

№ 11

???????????????????????????????

№ 13

№ 14

№ 15

№ 16

№ 17

???????????????????????????????

№ 19

Дома с башенками сегодня строят нечасто. Роль доминант стали играть другие архитектурные детали, в основном, шпили на высотках. Башенки остались приметой советской эпохи. А жаль. Вспомните здание ЦУМа. Изначально была «коробка», которая даже в 1964 году, когда ЦУМ только открыли, воспринималась как вчерашний день архитектуры. И вот в середине 1990-х магазин расширился и надел совсем другие «одежды». Родилась приметная башенка с фигуркой Меркурия… И появился праздник.

Фото Евгения Дрозда

 

 

 

Самое читаемое

3 КОММЕНТАРИИ

  1. Здорово очень понравилось! Тема какая-то новая, надо почаще смотреть вверх — что там. над головой? И многое открывается

  2. Спасибо автору, замечательная тема и исполнение! Минск-то наш как хорош, если присмотреться!

  3. За снимки за тему за текст большой данке шён

Комментарии закрыты