Минский ньюборн-фотограф — о моделях-младенцах и детской «неожиданности»

Евгения Скаромная — фотограф. Она почти три года снимает исключительно младенцев. Почему Евгения занялась этим, о секретах своей работы и о том, сколько обычно длится фотосессия, — в материале корреспондент агентства «Минск-Новости».

Пять лет назад, когда родилась дочь, мы с мужем заказали профессиональную съемку нашей новорожденной малышки. Это было и дорого, и одновременно нераспространенно, и очень престижно, — вспоминает Евгения. — Немногие родители решались на такую фотосессию, и специалистов ньюборн, снимающих младенцев, были единицы… Если после первого ребенка я еще раздумывала, то после рождения второго я точно знала — хочу научиться фотографировать малышей.

Психолог по образованию, до этого момента она никак не была связана с фотографией. Для начала Евгения прошла обучающие курсы у профессионалов, а потом перешла к практике. Первые заказы выполняла охотно и бесплатно: училась и искала собственный стиль, нарабатывала приемы и разбиралась в технике.

У каждого мастера свои фишечки, невозможно просто взять и скопировать работу коллеги. Фотографию нужно чувствовать, — убеждена Евгения Скаромная. — Теперь я легко различу снимки, сделанные начинающим фотографом, и тем, кто работает давно. Взять хотя бы обмотку — так называемый кокон. Видно, что новичку сложно запеленать в него малыша красиво. Я, кстати, вначале училась на куклах, потом на… котах! Да, мои питомцы были по сто раз завернуты в обмотку. Представьте себе, им это нравилось!

Есть разница и в том, как складывают фотографы со стажем ножки и ручки малыша. Чаще всего ньюборн-мастера снимают новорожденных возрастом до 14 дней. Именно в этот период ребенок физиологически легко принимает внутриутробную позу плода, так называемую такко, когда малыша скручивают, укладывая ножки под щечки. Самый «взрослый» ребенок, который хоть и с трудом, но смог лечь в такко, рассказала Евгения, был от роду чуть старше месяца.

Вот такие они, тугие и сытые крепыши! — смеется фотограф. — Сегодня я могу предложить разные варианты съемки для любого возраста малыша. Для новорожденного главное быть сухим, сытым и не замерзать. Месяца в полтора, когда взгляд мальчика или девочки становится более или менее осознанным, фотографируем с открытыми глазками. Дальше — три-четыре месяца, когда ребенок уверенно держит головку в любой позе. Затем семь-девять месяцев — обыгрываем уверенное сидение на попе. И наконец, годик — первый праздник, шары, тортик.

— Что такое съемка малыша? — интересуюсь у Евгении. И получаю ответ:

— Это очень энергозатратный процесс. На работу уходит от трех до семи часов. Настроить оборудование, подготовить место съемки и антураж, одеть и переодеть младенчика, укачать его. Я работаю в студии так, что родители ребенка наблюдают весь процесс съемки, но сами в это время отдыхают. Мама нужна только для периодического кормления. Кстати, в таком случае и дело идет спокойнее. Если мама тревожится, если вьется над ребенком птицей, то и ему передается такое настроение.

Из технических «примочек», делится опытом фотограф, она использует импульсный свет. Да, это вспышка, но она минимальна, и малыш не успевает на нее среагировать. И если кто-то работает в тишине, то Евгения весь процесс съемки ведет под «шушер» — приложение, которое издает постоянный фоновый шум. Затвор объектива щелкает тихо, но этот звук часто будит малыша.

«Шушер» маскирует все шумы, я включаю его буквально с порога. Зато какой сладкой кажется нам всем тишина, когда приложение наконец замолкает! — улыбается мастер. — А иногда я работаю не только фотографом, но и консультантом по детям. Бывает, приходят неопытные мамы, задают вопросы об уходе за ребенком. Кстати, обратила внимание: деток с проблемами пищеварения сейчас очень много. Приносят их фотографировать, а они краснеют, синеют, тужатся, кряхтят, покакать не могут. На помощь приходит… обмотка! Ножки к животику, запеленали в кокон, полчаса — и все случилось! Если детишек снимаем голышом, сплошные фонтаны, — смеется Евгения. — Родителей предупреждаю всегда, что для совместного фото с дочками-сыночками взрослым нужно брать с собой пару комплектов запасной одежды. Шучу, что лужица на белой футболке родителя — к деньгам. А еще у меня всегда наготове пустышка, новая, в упаковке, если взрослые по каким-то причинам не взяли свою из дома. Дело в том, что нормальному творческому процессу часто мешает неудовлетворенный сосательный рефлекс младенца. Пососал соску, успокоился — и можно спать и фотографироваться дальше.

— Никогда не думала, что процесс съемки малыша нескольких месяцев от роду может быть таким долгим!

Да, представьте себе. И это чтобы сделать минимальный пакет — десять фото, на которых малыш будет в разных позах и в двух образах. Я ориентируюсь на зарубежные тенденции, стараюсь идти в ногу с мировыми трендами. Мы только подбираемся к буму на ньюбор-съемку, а на Западе она уже поставлена на поток. Там во многих роддомах есть специальные комнаты, где на второй-третий день фотограф снимает новорожденного — и домой. Я стараюсь работать с детками на пятые сутки после рождения. Запись на съемку веду, ориентируясь на предварительную дату родов, это позволяет выстроить хоть какой-то график. В работе использую специально изготовленные в технике валяния мягкие игрушки, вязаные или сшитые костюмчики и прочее. Детскую одежду заказываю у вязальщиц и портных, в крафт-студиях — кроватки, лоханочки и малюсенькие тазы. Обратите внимание: реквизит универсальный, подходит и для мальчика, и для девочки, — половина деревянного чана окрашена в голубой цвет, а половина в розовый.

Каких оттенков будет антураж для съемки, решают родители, ориентируясь на интерьеры собственного жилища. Ведь в итоге детские портреты становятся настоящим украшением комнаты.

Пандемия повлияла и на условия работы. Чтобы максимально обезопасить взрослых и детей от вирусов и микробов, фотограф постоянно убирает студию с дезсредствами, также тщательно обрабатывает инвентарь и технику.

Какими бы ни были времена, я планирую развиваться, — говорит Евгения Скаромная. — Хочу, чтобы съемка малышей стала такой же массовой и доступной, как свадебная. Хочу, чтобы мои работы под профессиональным псевдонимом Evamodest были узнаваемы и любимы. Хочу, чтобы моими учениками становились не только белорусы, как сейчас, но и зарубежные фотографы. Надеюсь, через пару лет и мне будет чему их научить.

Фото предоставлены собеседницей

Смотрите также:

Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube
Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ