Минский врач: «В больницу пациентка ехать не хотела. А оказалось, у нее пневмония с объемом поражения легких 25 %»

Врач из Луганской области Украины Сергей Сенецкий рассказал корреспонденту агентства «Минск-Новости» о лечении минчан с коронавирусной инфекцией и о том, за что полюбил Беларусь.

В 2019 г. в мире насчитывалось около 79,5 млн человек, которые были вынуждены покинуть свои дома и искать убежище за пределами родной страны. Основная причина такой миграции — вооруженные конфликты, которых, увы, не становится меньше. В Беларуси, например, живут более 9,5 тыс. беженцев и иностранцев, которые обратились за дополнительной защитой и убежищем, а также тех, кто не имеет гражданства. Они из Украины, Камеруна, Йемена, Египта, Афганистана, Сирии, Турции и других стран. У людей появляется возможность трудоустроиться, получить образование. По словам представителя Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ ООН) в Беларуси Жан-Ива Бушарди, беженцы наравне с гражданами той или иной страны оказывают помощь и в борьбе с пандемией COVID-19. Они становятся волонтерами или работают в учреждениях здравоохранения, сопровождая пациентов с коронавирусной инфекцией. Сергей Сенецкий — один из них, он врач общей практики в 23-й городской поликлинике. 5 лет назад приехал в Беларусь из Украины, где разгорелся вооруженный конфликт. Мужчина до сих пор не может понять, как политические разногласия, которые впоследствии переросли в боевые действия, могли разрушить тысячи судеб мирных граждан.

На входе в поликлинику дежурный медработник проверяет у всех зашедших температуру, следит за тем, чтобы посетители использовали индивидуальные средства защиты. Если есть жалобы на самочувствие и на градуснике нестандартные показания, направляет в отдельный кабинет.

Мы стараемся максимально разделить потоки здоровых и заболевших людей, — поясняет Сергей Сенецкий.

В его кабинете на полках медицинская литература на украинском языке. Когда покидал родной город, захватил ее с собой. Сейчас Сергей работает в так называемой контактной группе: сопровождает пациентов с диагнозом «COVID-19» и тех, кто является контактом первого уровня.

Надеваем необходимое обмундирование, маски, респираторы и, несмотря на жару, спешим на вызовы, поднимаемся пешком на высокие этажи, — говорит врач. — Иногда находим нужные адреса как настоящие сыщики.

Допустим, поступает в медучреждение информация о том, что некий Иван Иванович контактировал с заболевшим коронавирусной инфекцией или же сам имеет положительный тест. Врачи поликлиники должны разыскать его, а также тех, кто с ним проживает. Стараются найти номер мобильного телефона, установить, где человек прописан, хотя он может находиться по другому адресу. Бывает, приходят с симптомами ковида пациенты, которые не закреплены за медучреждением. И это усложняет работу, ведь доктора не знают их хронических болезней, нет никаких медицинских документов.

— Сами заболеть не боитесь?

— Страх со временем притупляется. Вначале испытываешь тревогу: вирус новый, неизученный. Сейчас знаешь, каким правилам необходимо следовать, чтобы не заразиться. Если их соблюдаешь, бояться нечего.

— Вирус стал предсказуемым?

— Есть препараты, которые дают положительный эффект. На мой взгляд, хорошо зарекомендовал себя левофлоксацин в комбинации с азитромицином. В условиях амбулаторного лечения назначал их тяжелым пациентам, у которых развилась пневмония. Сегодня основная задача — дифференцировать заболевших. Если поражены легкие, определить степень тяжести. Оцениваем насыщенность крови кислородом, есть ли дыхательная недостаточность и прочее. От этого отталкиваемся. Однако больные не всегда соглашаются на госпитализацию. Бывает, человек чувствует себя абсолютно здоровым, а легкие уже затронуты — пневмония протекает бессимптомно. И если есть отягощающий анамнез, лишний вес или пограничный возраст, лучше не рисковать, а отправиться в больницу.

— В голове не укладывается, как тяжелое поражение жизненно важного органа может протекать бессимптомно…

— Опытный врач всё же может почувствовать неладное, даже если пациент ни на что не жалуется. Недавний случай: посещал на дому женщину с коронавирусом. По ее словам, чувствовала себя здоровой, характерных для пневмонии хрипов в легких не слышно. Однако заметил, что при дыхании шмыгала носом, тело липкое от пота. Хотя до этого по квартире даже не ходила, а отдыхала. Дали направление на обследование с подозрением на поражение легких. В больницу ехать отказывалась. Пришлось объяснять, что в ее возрасте (пациентке более 50 лет) надо серьезнее относиться к здоровью. Как оказалось, у нее действительно пневмония с объемом поражения легких 25 %.

— Расскажите, как вы оказались в Минске.

— Я из Луганской области. Окончил там медицинский университет. Во время учебы по ночам подрабатывал в больницах неотложной помощи. Пациентам часто требовалось экстренное хирургическое вмешательство. Я ассистировал на операциях. Успел еще окончить аспирантуру и год потрудиться в небольшой районной клинике. Весной 2014-го на востоке Украины начались серьезные боевые действия. Я тогда работал в поселке Металлист, являвшемся территорией столкновения враждующих сторон. Однажды отправились в соседний населенный пункт, где 4 месяца не было врача. Провели там целый день. Возвращаемся, а на дороге, по которой сами проезжали, на мине подорвались военные. Мы проскочили, они — нет. Практически год с супругой жили в безденежье, зарплату не получали. Решили, что необходимо уехать. У нас было 200 долларов. Собрали вещи, квартиру заперли на ключ, а вместе с ней и всю прошлую жизнь. Начинали с чистого листа. Сначала обосновались в Гродно у родственников, затем Красный Крест помог с жильем. Чтобы работать по специальности в Беларуси, сдавал теоретический экзамен.

Позже перебрались в Минск на съемную квартиру. Трудоустроился в поликлинику. Было нелегко, ведь жена в декретном отпуске. А недавно узнал хорошую новость: одно из столичных предприятий по ходатайству администрации поликлиники выделило нашей семье блок в общежитии. В Беларуси постоянно встречаем добродушных и отзывчивых людей, готовых помочь и поддержать. Мы нашли здесь новый дом.

23 поликлиника— Медицина обеих стран сильно различается?

— Уровень оказания ранней медпомощи в Беларуси выше. Граждане имеют льготы, получают бесплатные лекарства. В моей стране на такое могли рассчитывать единицы. У врачей общей практики в распоряжении хорошее оборудование — пульсометр, фонендоскоп, электронный тонометр, отоскоп… В кабинете компьютерная техника, соответствующая программа для ведения медицинской документации. От руки уже практически не пишем.

Мне нравится Беларусь. Я могу спокойно вечером выйти прогуляться с семьей. Вокруг чисто. Человек здесь защищен законом. И этот мир, который, как оказалось, может быть очень хрупким, надо ценить. Каждый должен осознавать социальную ответственность за свои поступки, понимать, чем всё может закончиться. Кто же мог подумать, что в моей стране разгорится пламя, будут поломаны тысячи судеб, сотни семей покинут родину в поисках спасения.

Справочно

В Беларуси адресную помощь Агентство ООН по делам беженцев оказывает через Белорусское Общество Красного Креста. Это не только материальная поддержка, а также предоставление жилья, помощь в трудоустройстве.

УВКБ ООН уже оказало материальную помощь 15 беженцам, работающим в системе здравоохранения Беларуси.

С начала 2020 г. в Беларусь за предоставлением международной защиты обратились более 260 человек, около 75 % из них — граждане Украины.

Фото Сергея Пожоги

Смотрите также:

Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube
Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube
Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ