МИРНЫЙ 1941-й. Чем жил Минск накануне войны

Чем жила столица белорусской СССР накануне Великой Отечественной войны? Архивы листал корреспондент агентства «Минск-Новости».

Фото sb.by

22 июня 2021-го — 80 лет со дня начала гитлеровского нашествия на СССР. Дня, когда у миллионов советских людей в одночасье рухнули планы, мечты, надежды.

Сохранилось мало фотоснимков, сделанных в Минске в последние предвоенные месяцы. На них изображены спокойные, часто радостные лица, мирная жизнь. Запечатленные на них жители и предположить не могли, что совсем скоро их судьбы беспощадно изменит и сломает война. Кто-то погибнет под первыми бомбами, кто-то успеет уйти из горящего города в эвакуацию, на передовую. А кто-то на 3 года окажется в оккупации. Но накануне минчане жили насущными бытовыми проблемами, трудились, ходили в кино, любили, рожали детей, а город рос и развивался. Новый проект агентства «Минск-Новости» — о последнем мирном полугодии Минска 1941-го.

Сегодня трудно узнать, как жил город накануне войны, свидетелей практически не осталось. Большинство мемуаров, воспоминаний скудно сообщают о предвоенном периоде. Важный источник информации —сохранившиеся документы.

— В 1938-м Минск стал областным центром, и всё, что касается горсовета и исполкома, передали нам, — сообщает директор Государственного архива Минской области Юлия Ромашко и просит сотрудников подобрать для нас документы 1940–1941 годов.

К сожалению, их датировка — по апрель 1941-го. Да и то частично. В годы Великой Отечественной архив не успели эвакуировать. Все бумаги довоенного периода сначала выбросили на улицу, а затем несколько раз перевозили в различные хранилища. Например, на чердак дома № 3 на улице Островского (не сохранился, располагался в районе Екатерининской церкви на Немиге). Итог такого «бережного отношения» — большая часть документов безвозвратно утеряна.

— И всё же о жизни города накануне войны можно узнать немало, — говорит Юлия Ромашко, показывая в читальном зале несколько дел из фонда № 6. «Минский городской Совет депутатов. Минский городской исполнительный комитет». — Здесь всё, что рассматривалось на заседаниях исполкомов с осени 1940-го по весну 1941-го — от глобального до приземленного. Например, вот речь о новом градостроительном плане, а еще запись «О разрешении гражданке Валентине Викторовне Шавдрук, 1923 года рождения, вступить в брак до совершеннолетия». Да, и таким занимался Минский горисполком.

Листаем пожелтевшие страницы. В предвоенные годы всё произнесенное на заседаниях исполкома стенографировалось. Недочеты и недоработки изложены без прикрас и цензуры. Часто там на совещаниях выступали и депутаты горсовета. Говорили от лица избирателей откровенно, иной раз резали правду-матку. Они все недостатки видели сами: жили в Минске, ходили по тем же улицам и магазинам, что и избиратели. Стенограммы заседаний Мингорисполкома порой напоминают роман. Более 300 страниц машинописного текста. Чтобы изучить его, придется несколько дней провести в читальном зале архива.

Куда лаконичнее решения городских властей. Четко и коротко. В одном-двух предложениях скрыты насущные проблемы столицы и то, как их собирались решить.

Какие проблемы волновали городское руководство? Читаем решения одного из последних мирных заседаний исполкома.

«Для борьбы с безбилетным проездом пассажиров разрешить Минтрамваю ввести дополнительно в 4-м квартале 10 контролеров». Как и сегодня, зайцы доставляли немало хлопот транспортникам. Вот и приходилось пополнять бригаду контролеров. Для понимания: в 1939 году, согласно Всесоюзной переписи населения, в Минске проживали почти 240 тысяч человек. В столичном трамвайном парке насчитывалось 70 вагонов. За год услугами этого вида транспорта воспользовались около 50 млн пассажиров.

Или такой документ: помещение магазина Кожснабсбыта на углу Ленинской и Коммунистической улиц (не сохранилось, располагалось на улице Ленина между проспектом Независимости и улицей Интернациональной) передать ГУМу. В чем дело? Объясняем: спрос на обувь в то время огромный, а купить ее проблематично. Маленьким магазинам и продавцов не хватало, и площадей, да и ассортимент был слабоват. Другое дело — главный универмаг, там вполне можно открыть большой обувной отдел.

На том же заседании исполкома чиновники и депутаты горсовета дали добро на заселение двух восьмиквартирных домов в Пушкинском поселке и двух секций 38-квартирного дома на Логойском тракте (ныне район пересечения улиц Я. Коласа и Калинина). Что не нравилось руководству? А то, что дома давно обживают новоселы. Их возвели для военных, и те, не дожидаясь официальной приемки, поспешили улучшить свои жилищные условия. Исполкому ничего не оставалось, как постфактум «просить командующего Зап. ОВО (Западным особым военным округом) т. Павлова наложить взыскание на виновных в самовольном заселении выстроенных домов». Да-да, того самого Павлова Дмитрия Григорьевича, генерала армии, Героя Советского Союза, чья жизнь закончится трагически ровно через месяц после начала войны. Это его обвинят в ужасающих поражениях июня 1941-го и с формулировкой «за трусость, самовольное оставление стратегических пунктов без разрешения высшего командования, развал управления войсками, бездействие власти» приговорят к расстрелу.

Но вернемся к мирному заседанию исполкома. Целый ворох проблем обнаружился на вокзале.

«В результате отсутствия должного контроля со стороны начальника вокзала тов. Качуро за эксплоатацией (так в документе) вокзала помещение опущено (и снова сохранена орфография), так и содержится в грязном виде. Привокзальная площадь не убирается. Все вспомогательные помещения бытового обслуживания (парикмахерская, уборные, буфет) в исключительно грязном состоянии. В ресторане отсутствует вешалка. Билетные кассы расположены на улице, что создает большие неудобства для пассажиров. Железнодорожная милиция и комендатура станции не принимают мер к наведению порядка». Так вкратце описано происходящее. Обо всех этих безобразиях депутатам горсовета рассказали избиратели на встречах. И власти города решили: кассы перенести в помещение столовой, милицию обязать следить за чистотой на прилегающей территории, коммунальные службы привлечь к уборке, а на вокзальное начальство воздействовать административно.

Но не всё же о грустном думать. Нашлось время и для приятного. Одобрили руководители просьбу предприятия «Озерстрой» израсходовать 5 тысяч рублей на изготовление фотоальбома строительства Комсомольского озера. Если речь шла об одном экземпляре, то сумма немалая. Однако чего не сделаешь ради сбережения исторической памяти. Жаль, но мала вероятность, что тот альбом сохранился.

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ