МИРНЫЙ 1941-й. Довоенный метод получения некоторых видов сырья в БССР опередил время на 100 лет

Корреспондент агентства «Минск-Новости» — о том, как довоенный метод получения некоторых видов сырья в БССР опередил время на 100 лет.

Путь к прогрессу

К 1941 году процесс коллективизации на селе в БССР завершили неокончательно. Касалось это прежде всего западных областей, присоединенных к республике осенью 1939-го.

А началось всё еще в 1927-м. Тогда в Белоруссии уже насчитывалось более 400 артелей, коммун и товариществ по совместной обработке земли, а также 213 колхозов. Понятно, что бедняки возлагали на них большие надежды, середняки колебались, а зажиточные крестьяне категорически отказывались предоставлять нажитое для обобществления. Тем более в первые 3 года коллективизации обобществляли не только средства производства: сеялки, жатки, молотилки, веялки, плуги. Пытались сделать общими частные хозяйственные постройки, запасы семян, домашнее имущество и даже личные сбережения. Раскулачивание часто совершалось в жесткой форме, порой походило на откровенный разбой. Нередко бедняки растаскивали часть имущества раскулаченных. Не секрет, что самых ярых зажиточных отказников обвиняли в контрреволюции. Согласно статистике, например, в 1930-м в СССР суды-тройки рассмотрели дела 180 тысяч человек, из них 19 тысяч были расстреляны.

Административно-силовые методы объединения частных хозяйств привели к тому, что люди массово забивали скот, чтобы он не достался всему сообществу. Той же весной 1930 года в печати опубликовали постановление ЦК ВКП(б) «О борьбе с искривлениями партлинии в колхозном движении». В результате насилие постепенно прекратилось. Жилые постройки, предметы обихода, а также домашнюю живность обобществлять запретили. Усилили агитацию, а также техническое развитие сельских хозяйств. Начали строить машинно-тракторные станции (МТС). Словом, движение отчасти обрело здравый смысл. Как бы там ни было, но к 1935 году колхозы БССР вобрали в себя 85,6 % крестьянских хозяйств, в 1939-м — более 90 %. После присоединения Западной Белоруссии там насчитывалось около 55 тысяч частных хозяйств. До войны успели создать 133 коллективных хозяйства.

Какой бы противоречивой ни казалась тема создания колхозов, но бесспорно одно: оснащение их техникой проходило широкомасштабно. К весне 1941 года на полях республики работало 7 242 колесных и 2 265 гусеничных тракторов, 1 564 комбайна. В академии наук открылся отдел, разрабатывающий методы борьбы с болезнями сельскохозяйственных культур. Строили птицефермы, оборудовали их инкубаторами. Правда, в критических статьях весны 1941-го в прессе встречаются подробности того, как в некоторых колхозах землю по-прежнему обрабатывают вручную, не применяют и конные сеялки, разбрасывая зерна руками по старинке. Зато в конце мая 1941-го Белоруссия открыла свой павильон на Сельскохозяйственной выставке в Москве. Удивляла своими достижениями.

Впереди планеты всей

Кроме традиционных направлений в довоенной Белоруссии сельское хозяйство осваивало новаторские разработки, на первый взгляд не имеющие отношения к продовольствию. В СССР химическая промышленность отставала. С увеличением автопарка закупать сырье для изготовления автомобильных шин на Западе становилось всё накладнее. 90–92 % мирового производства натурального каучука и сегодня зависит от растения под названием бразильская гевея. Советские ученые взялись найти альтернативу. И нашли. Это многолетнее травянистое растение кок-сагыз. Внешне оно похоже на одуванчик. А вот корни содержат до 14 % каучуковых веществ в сухом весе. Максимальное количество каучука в кок-сагызе доходит до 27,55 %. В естественных условиях растение произрастает в Средней Азии, но в предвоенные годы его в промышленных масштабах начали выращивать в БССР. Республика добилась в этом направлении больших успехов. Растение перерабатывали, получая стратегическое сырье и экономя валюту на закупках. С одного гектара в республике собирали 6,5 т корней и отдавали в производство авторезины. Усилия прежде всего были направлены на то, как заставить азиатский одуванчик расти в нашем климате. Химики подсказали выход: удобрение на основе сульфата цинка. В связи с тем, что направление было перспективным, в колхозах открывали так называемые учебные избы для привлечения юного поколения к каучуководству. Сначала молодые люди слушали лекции, а потом каждому выделялся небольшой участок земли, где они могли высаживать растения и ухаживать за ними. У каучуконоса, который, казалось бы, имеет отношение только к промышленности, есть секрет. Растение не только имеет полезные корни, но еще и медоносное за счет своего цветка. 1 га хорошего посева может дать до 80–110 кг меда при расположенных рядом пчелиных ульях. Такое многофункциональное чудо природы не могло не заинтересовать. Культивировать его продолжали и после войны. Однако в 1954 году в СССР наладили производство синтетического каучука, и проект возделывания кок-сагыза закрыли. Примечательно, что уже в наши дни компания Ford Motor и университет штата Огайо начали исследовать альтернативные источники каучука. Ученые работают и с кок-сагызом. А ведь еще в начале 1941-го за успехи в работе с этим растением были награждены 129 белорусских каучуководов. Оказались впереди планеты всей.

В шаге от благоденствия

Еще одна примета коллективизации — перенос хуторских хозяйств в села. Не нравились начальству обособленные подсобные хозяйства в отдаленных местах. Все должны находиться в строю под присмотром друг друга, а не где-то за лесом. Во всех областях, включая Минскую, это движение массово началось в конце 1930-х и продолжалось до начала войны. Владение хутором называли столыпинщиной. Имелась в виду столыпинская аграрная реформа 1906 года, суть которой — передача надельных земель в собственность крестьян, постепенное упразднение сельской общины как коллективного собственника, широкое кредитование крестьян, скупка помещичьих земель для перепродажи крестьянам на льготных условиях. То есть прямо противоположный коллективизации процесс.

В каждом крупном колхозе в окрестностях Минска насчитывалось от 100 до 300 таких дальних хуторов. Случалось, что там жили и председатели колхозов. И теперь в качестве личного примера их обязывали разбирать свои дома, подсобные строения и переносить в деревни. А за ними, вздыхая, разбирали и переносили по бревнышку свои избы, сараи другие хуторяне. Индивидуалистов гнали в коллектив. Создавали графики и планы сселения. 18–20 хуторов в неделю должны были менять дислокацию в каждом колхозе. Надо отдать должное: обеспечивали транспортом. Сельхозбанк выдавал ссуды на восстановление домов на новом месте. Пресса поддерживала кампанию переезда статьями на манер: «Жил колхозник Миронов на хуторе за 3 километра от центра села. Одинока, скучна была эта жизнь: ни поговорить, ни повеселиться. Всё опостылело. Сейчас Миронов живет в деревне. Он приобрел венские стулья и шкаф. Вечерами ходит в клуб читать газеты и играть в шашки». Жизнь людей в обновленных селах живописали в прессе красочно. Например, повествовали: «В колхозе имени Кирова в Минском районе выстроили новый клуб. На дверях объявление: «В 19:00 звуковой фильм «Мы из Кронштадта», после него массовые игры и танцы». Сельский сторож Никифор Скрынников сердится: не может найти в библиотеке книгу, так как перечитал весь библиотечный фонд. Надо бы пополнять! Рядом за столами играют в домино. Группа девушек в уголке слушает патефон. В другой комнате юноши учатся надевать противогаз и изучают его устройство. Силами местной интеллигенции проводятся лекции на познавательные темы». Ничего не скажешь, идиллическая картина. Как жило село в предвоенное время на самом деле, много сказано в произведениях Василя Быкова и других отечественных классиков. Правда, там ни слова о спортивных секциях при колхозах, а таковые открывались! Преимущественно конные. Готовили кавалеристов из деревенских мальчишек. Но в предстоящей войне на земле, в воздухе и на воде будет доминировать механизированная техника, а вовсе не кавалерия, как в Гражданскую. За 20 межвоенных лет мир изменился, но заметили это не все.

Еще материалы рубрики:

МИРНЫЙ 1941-Й. Как возникали и чем жили довоенные предприятия Минска

МИРНЫЙ 1941-Й. Тайные абортарии, подпольные торговцы опием: какие нравы царили на довоенных минских рынках

МИРНЫЙ 1941-Й. За что в довоенных белорусских газетах критиковали нерадивых чиновников

МИРНЫЙ 1941-Й. Старшие классы на платной основе, или Как учились минские школьники перед войной

МИРНЫЙ 1941-Й. Парад, забег в противогазах, проект Минска в витринах: как праздновали 1 мая перед войной

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ