МИРНЫЙ 1941-Й. За что в довоенных белорусских газетах критиковали нерадивых чиновников

Как в довоенных белорусских газетах изобличали нерадивых чиновников — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Единственное орудие

Как быстро все позабыли, что мнение миллионов долгое время формировали газеты и ничего больше. Они не только освещали, но и творили историю. Возвышали до небес или низвергали. Ни Интернет, ни телевидение, ни радио, а только печатное слово. Да и появившиеся радио, телевидение до поры не могли превзойти силу газет, которой те пользовались в свое время. Печатная периодика — как документ: написано — значит, так оно и есть!

Кто-то отнесется с иронией, но в колхозах, учреждениях и гражданских организациях издавались десятки тысяч стенных газет. Это в позднюю советскую эпоху стенная газета стала чем-то вроде глупой формальности. В 1940–1941 годах 150 тыс. жителей СССР окончили специальные годичные курсы редакторов стенных газет. Всё было серьезно, с профессиональным подходом. Например, на Минской обувной фабрике имени Кагановича два раза в неделю выходило по 16 полос стенных газет! Каждая в своем цеху. И это помимо заводской многотиражки «Чырвоны абутнiк». Издавались многотиражки в вузах. Только в БГУ в предвоенный период существовали такие газеты, как «Голас рабфакаўца», «Ленінскім шляхам», «За Ленінскія кадры». Заметьте, все на белорусском. Еще один пример. После принятия постановления ЦК ВКП(б) от 11 августа 1930 года «О реорганизации сети газет в связи с ликвидацией округов» создали районные газеты. Например, в Борисове — «Бальшавік Барысаўшчыны», в Орше — «Ленінскі прызыў», в Мозыре — «Калгаснік Мазыршчыны». И так в каждом районе. И почти все они тоже на национальном языке. К середине 1930-х работало 43 районные типографии. Естественно, белорусскоязычными были литературные издания. Журнал «Полымя» издавался с 1922 года. Газета «Лiтаратура i мастацтва», где печатали свои первые произведения будущие белорусские классики, выходила еженедельно с 1932-го.

«Печать — единственное орудие, при помощи которого партия ежедневно, ежечасно говорит с рабочим классом», — эти слова Сталина, судя по числу изданий, все понимали правильно. Другой вопрос, как и о чем говорили с народом в прессе.

Самокритика

Кроме заголовков «Дружно, организованно, единодушно» или «Величественная симфония труда раздается над всем пространством республики» отечественные газеты 1930-х годов от более поздних отличались резкой конструктивной критикой работы предприятий и организаций. Часто в публикациях встречалась и самокритика. Например, руководители фабрик признавали недостатки своих производств и называли пути выхода из сложных ситуаций. Журналисты месяцами вникали в механизм работы того или иного завода, организации, школы, а потом разом выплескивали все минусы в статье. Публиковалось большое количество критики по существу. Например, взяв в фокус председателя Райплана Узденского района товарища Грищука, в газете писалось, что «из-за его неповоротливости в планировании обеспечения тарой был сорван годовой план по району. Грищук объясняет пробелы в работе нехваткой кадров, топлива, а на деле это простая бесхозяйственность». Что и говорить, не стеснялся журналист в выражениях. Или вот еще одна статья, опубликованная в мае, в пух и прах разбивает руководство Минского вагоноремонтного завода. Журналист В. Чумаков пишет, что слово «брак» там вообще не используется. Его заменили на слово «дефекты». Благодаря этому некачественная работа принимается как готовая, с возможной перспективой доработки. Далее автор пишет, что в начале месяца в цехах работать не хотят, а в конце каждого квартала занимаются штурмовщиной, из-за чего брак и появляется. Директор завода Бондаренко, по мнению журналиста, ни на что не обращает внимания. После таких статей руководители «брали ноги в руки» и старались сделать работу так, чтобы самим не угодить на страницы газет. Словом, пресса полностью оправдывала свой титул четвертой власти. В периодике 1930-х вскрывались нарывы в системе образования, медицины и целых отраслей. Корреспонденты республиканских газет объединялись в бригады и проводили рейды по районам Минска на предмет головотяпства. Словцо, кстати, из лексикона того периода. Так, в одном из майских номеров минского издания вышла статья «Нерадивые хозяева», где критикуются администрация Когановичского района и начальники ряда ЖЭК за неубранные кучи мусора и другие недоработки в городе и во дворах. Конечно, о критике общего курса партии речь не шла, на территорию большой политики тоже не заходили. Но вот глубокое журналистское бурение в разных социальных, бытовых, производственных областях, похоже, не возбранялось. И критика вполне вписывалась в общую палитру заметок о награждении передовиков, перевыполнении плана, прославлении вождя и сводок Наркомзема БССР о ходе ярового сева.

«Советская Белоруссия» публиковала письма читателей с критикой и в свой адрес. Так, агроном колхоза «Лошица» А. Кажарский в мае 1941 года сетует, что давно читает газету, но материалы по литературной обработке и содержанию не удовлетворяют его. Просит чаще публиковать очерки о советской действительности. А директор минской школы № 25 Л. Ладято пишет, что газета должна не публиковать проценты успеваемости учеников, а судить по действительным знаниям учащихся. Ответственный редактор минской районной газеты кается на страницах «Советской Белоруссии», что его издание, аппарат редакции мало занимался спецификой района, но с этого дня займется в полную силу.

Делай выводы

В 1930-е наряду с материалами «Как хорошо живется в СССР», немало текстов выходило и о том, «Как плохо на Западе». Иных источников информации у граждан не было, поэтому о жизни за границей они узнавали из газет. А там и о тяжелой, безрадостной доле женщин Франции, и о том, что миллионы детей в Европе лишены школ, образования. В Америке безработные кончают жизнь самоубийством, перед этим убивая своих детей. Не только издания для взрослых, но и «Піянер Беларусі» описывал ужасы жизни детей на Западе, вынужденных влачить нищенское существование и голодать. Тут уж и СССР хвалить не надо. Советский подросток сам делал выводы: в школу он ходит, мама всегда найдет крупу, капусту и кусочек мяса на супчик. Вообще, вся пропаганда того времени в большей степени ориентировалась на то, чтобы люди делали собственные умозаключения. Тому, кто стоял у штурвала, было ясно: читатели гораздо хуже переваривают готовые ярлыки. А вот дать человеку прочесть статью о том, как страшно жить в Лондоне, и позволить самостоятельно сравнить холодящие кровь примеры из материала с собственным сносным существованием — это эффективнее. Наш земляк Дионисий Горбацевич уехал в начале ХХ века в Америку. В середине 1930-х посетил Минск в качестве туриста. Позже в книге «Что я видел в Советской России» описал такую ситуацию. В магазине при гостинице он спросил у продавца, зачем стоять в очереди в отдел, чтобы выписать товар, затем стоять в очереди в кассу, а потом с чеком — вновь в очереди в отдел для получения товара. На что получил достойный ответ: «У вас в Америке негров линчуют, а у нас — нет». То есть наши люди хорошо знали, как там у них.

Дом печати, 1950-е

Через три года многие советские граждане в составе Советской армии пройдут по Европе. И даже сквозь мрак войны не смогут не заметить, что в сравнении с доходом западных рабочих и служащих их доход, мягко говоря, оставляет желать лучшего. Победа их сделает гордыми, счастливыми, но финансового благополучия не принесет. Газеты продолжат всё ту же риторику, но верить им будут уже не так безоговорочно.

Справочно

«Советская Белоруссия», 5 мая 1941 года: «Из общего числа газет, издающихся в нашей республике, на белорусском языке выходит 240, на русском — 8, на еврейском — 2 и на польском одна». То есть белорусскоязычных газет в 30 раз больше, чем русскоязычных! В общей сложности печаталось 8 республиканских газет, 10 областных, 143 городские и районные и 80 многотиражек. Также в БССР издавалось 7 журналов.

Еще материалы рубрики:

МИРНЫЙ 1941-Й. Старшие классы на платной основе, или Как учились минские школьники перед войной

МИРНЫЙ 1941-Й. Парад, забег в противогазах, проект Минска в витринах: как праздновали 1 мая перед войной

МИРНЫЙ 1941-Й. Мостик к душам, или Какую роль играло радио в жизни белорусов до войны

МИРНЫЙ 1941-й. Каким был предвоенный план застройки Минска

МИРНЫЙ 1941-й. Как жилось минчанам в частном секторе в предвоенные годы

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ