МИРНЫЙ 1941-Й. За месяц до начала войны Госстрах СССР развернул кампанию коллективного страхования жизни

Злая ирония судьбы: за месяц до начала войны Госстрах СССР развернул кампанию по рекламе коллективного страхования жизни. Подробности — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Не только ценный мех

К 1941 году в связи с полной ликвидацией частного производства и торговли, формированием централизованной системы управления экономикой, реклама в газетах, в отличие от эпохи нэпа, казалась почти невостребованной. Но это не так. Еще в первой половине 1930-х, когда в городах частично ввели карточную систему на многие товары, думалось, у рекламы нет будущего. Что рекламировать, если и так всё сметут с полок? Тем не менее, когда во второй половине десятилетия ситуация со снабжением нормализовалась, Наркомат торговли настоял на изготовлении рекламной продукции. Платная четверть последней полосы газет наполнялась не только рекламными блоками магазинов. Там размещали объявления от учреждений, предложения о вакансиях и внутренние постановления отдельных организаций с целью их быстрейшего распространения. В эру отсутствия факсов и Интернета публикация документа в газете — самый молниеносный способ оповещения. Например, 14 апреля 1941-го именно в рекламном блоке одной из республиканских газет опубликовали постановление Государственной санитарной инспекции Минска. Оно было обращено к заведующим ресторанов, кафе, буфетов, столовых. В тексте — решительный призыв к борьбе с мухами путем систематического применения противомушных средств (мухобоек, липкой бумаги). И приказ: затягивать марлей окна в летний период. Вполне здраво.

Чтение рекламных блоков и объявлений в довоенных газетах проливает гораздо больше света на реалии жизни, чем авторские тексты на передовицах. Рядом с постановлением о борьбе с мухами разместили объявление о том, что Белорусская государственная филармония принимает заявки на проведение первомайских вечеров. Тут же можно прочесть информацию о выступлении 20 апреля 1941-го на сцене Большого театра Государственного джаз-оркестра БССР под управлением Эдди Рознера, музыканта, осенью 1939 года бежавшего с коллегами из Польши в Минск от фашистов. А возле этого баннера — клич разводить кроликов от «Заготживсырья», где одного можно купить по цене 10 рублей, а он даст вам шесть окролов за год. Это 35–40 штук товарного молодняка, что означает 100 кг мяса, не считая шкурок, которые примут в заготпунктах для изготовления шапок.

Совпадения случайны

Хранить деньги в сберегательной кассе под 5 % годовых предлагали еще до войны. Такая реклама встречается в минских газетах того периода рядом с объявлениями о розыгрыше очередного тиража лотереи Осоавиахима. Билеты намеревались реализовывать с 1 мая по 15 августа 1941-го. Среди выигрышей имелись: ЗИС-101 стоимостью 27 тыс. рублей, автомобиль М-1 по цене 10 тыс., мотоцикл без коляски за 8 тыс., пианино за 2 тыс. Удивляет цена радиолы — 1,5 тыс. Фотоаппараты и велосипеды по 500 рублей, отрезы ткани на пальто и костюмы, патефоны, часы. Заработная плата обывателей, не считая военных и начальство, варьировалась в пределах 200–600 рублей. Поэтому выиграть отрез за 650 рублей считалось большой удачей, тем более что, судя по рекламе, в Минске швейных артелей существовало хоть отбавляй. Все с пафосными названиями: «Родина», «Новы шлях» и так далее. Некоторые торговые сети сегодня считают, что выдумали гениальный маркетинговый ход с розыгрышами машин. Всё придумано до нас.

Еще один привет из прошлого сегодняшним магазинам с единой низкой фиксированной ценой на промтоварную продукцию, где всё стоит от 1 до 5 рублей. До войны себя активно рекламировал минский Универмаг стандартных цен, находившийся на углу ул. Советской и Володарского. Шляпы, игрушки, вилки, розетки, щетки и прочая обиходная мелочь — от 2 до 15 рублей.

Продолжая тему параллелей с современностью, можно вспомнить сайты, на которых хотят купить то, что ты хочешь продать, и секонд-хенды. Из довоенной рекламы выясняется: Мингорпромторг скупал у населения одежду и бывшие в употреблении вещи домашнего обихода, музыкальные инструменты, фотоаппараты. Скупочные пункты находились на Суражском, Червенском, Комаровском рынках и еще в ряде мест, всего 10 по городу. Пункты реализации этого же товара располагались на площади 8 Марта, в районе Дома офицеров и на Советской, ближе к площади Ленина. Кстати, в построенном там Доме правительства размещались самые неожиданные для такого здания организации. Белконтора «Заготконь» своей рекламой приглашала в комнату 121, чтобы заключить договоры на продажу рабочих и племенных лошадей. Правда, приходить с конями не предлагали.

Выплачивали исправно

Непрерывно в довоенных газетах рекламировали себя крупные торговые предприятия. Это и «Белкожобувьсбыт», продававший не только обувь, но и галантерею. «Белмехторг» и минское отделение «Ювелирторга» приглашали зайти за подарком для своих половинок в честь наступающего Первомая. Почему-то советовали кроме золота и мехов приобретать камнерезные изделия — письменные приборы и резные мини-статуи для дома. Активничал и трест «Белкондитер», продвигая свою продукцию. Не мелочилась промартель «Вперед»: предлагала спирт бочками!

Вузы и военные училища, в частности пехотное, объявляли начало приема документов для абитуриентов 1941 года тоже через рекламный блок в газете. Обращает на себя внимание и то, что гражданские учебные заведения пытались военизировать. Так, Белорусский учетно-экономический комбинат объявлял набор не студентов, а курсантов по специальности «счетовод». Условие — 7 классов среднего образования. Рекламировали и публичные защиты диссертаций. Мингороно извещало о собрании родителей для детей, направляемых в пионерские лагеря. Место собрания — двор Горсовета на ул. К. Маркса, 18. Для мам и пап, отправляющих чад в лагерь «Городище», день собрания — 22 июня в 20:00. Явка обязательна. Киностудия «Советская Беларусь» приглашала граждан для участия в съемках фильма «Буря над Нарочью». Белорусская курортная контора предлагала путевки в Украину, Абхазию и Крым.

Большое место занимали объявления от предприятий и организаций о вакансиях и поиске квартир, комнат для своих сотрудников. Нельзя не заметить, что в последнем случае в тексте указывали семейное положение. Например, писали: «Союзутиль» снимет комнату для одинокого инженера» или «Кожвендиспансер снимет комнату для одинокого медбрата». Из массива вакансий сегодня выделяются ныне исчезнувшие профессии лотошниц, картотекарей, полотеров. Бросается в глаза большой спрос на бухгалтеров. Половина дававших объявления организаций искали именно их.

Если составить таблицу рейтингов самых активных рекламодателей, то это учреждения, оказывающие услуги по страхованию. Управление Госстраха НКФ БССР предлагало страхование яровых посевов 1941-го от засухи, огня и градобития. Рекламировали страхование животных от падежа, имущества организаций от пожаров. Граждан агитировали страховать даже одежду и обувь! Но главное — почему-то именно в мае и июне 1941 года развернули кампанию по рекламе коллективного страхования жизни трудящихся на сумму от 500 рублей до 5 тыс. с ежегодной выплатой 12 рублей с каждой тысячи страховой суммы. Это означало, что весь коллектив делал взносы на случай травмы или гибели одного из работников. В рекламе был призыв к комсоргам поддержать агитацию. Удивительно: по официальным данным, уже в годы войны Госстрах не прервал выплаты. Более того, в 1942-м выплаты по страхованию жизни превысили взносы и достигли максимального размера за весь период кампании — почти 21 млн рублей. В дальнейшем заключение новых договоров коллективного страхования жизни прекратилось.

Еще материалы рубрики:

МИРНЫЙ 1941-й. Довоенный метод получения некоторых видов сырья в БССР опередил время на 100 лет

МИРНЫЙ 1941-Й. Как возникали и чем жили довоенные предприятия Минска

МИРНЫЙ 1941-Й. Тайные абортарии, подпольные торговцы опием: какие нравы царили на довоенных минских рынках

МИРНЫЙ 1941-Й. За что в довоенных белорусских газетах критиковали нерадивых чиновников

МИРНЫЙ 1941-Й. Старшие классы на платной основе, или Как учились минские школьники перед войной

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ