Митрополит Павел: «Все решения, которые принимает церковь, должны быть в духе единомыслия, братской любви и согласия»

Митрополит Минский и Заславский Павел подвел итоги года своего служения во главе Белорусской православной церкви, дав пресс-конференцию для представителей СМИ.

Как передает корреспондент агентства «Минск-Новости», Патриарший Экзарх отметил, что этот год был весьма насыщенным,  и у Владыки сложилось впечатление, что он уже не год в Беларуси, а намного дольше: знакомые лица в храме, знакомые священники, знакомые пейзажи, улицы. Ощущение, что жил здесь всегда.

— С Божией помощью в течение года мне удалось посетить все епархии БПЦ, встречаться с епископами, священнослужителями, с верующими. Довелось пообщаться с главами регионов, районных городов, — рассказал Митрополит Павел. – И сегодня у меня самые добрые впечатления от посещения наших епархий, монастырей, храмов. Огромная заслуга в этом моего предшественника Митрополита Филарета, ныне почетного Патриаршего Экзарха. За годы его служения на Белорусской земле произошло настоящее чудо Божие: процветают приходы и монастыри, огромное количество людей приходит в храмы.

Как отметил Владыка Павел, глава государства, правительство сделали все возможное, чтобы люди свободно исповедовали свою веру. И даже праздник Рождества Христова является государственным, причем как по Григорианскому, так и по Юлианскому календарю.

По данным на начало 2015 года: в БПЦ существует недавно образованная Минская митрополия, насчитывается 14 епархий, 16 архиереев. По  словам Митрополита Павла, процесс разукрупнения епархий будет продолжаться, чтобы епархиальные архиереи были доступнее для верующих и священников, могли чаще с ними общаться, совершать богослужения на приходах.

Продолжая знакомить со статистикой, Владыка Павел отметил: сегодня в Беларуси действуют духовная академия, 2 духовные семинарии, институт теологии, 3 епархиальных училища (еще 1 возрождается); насчитывается 1.622 прихода, 1.641 священнослужитель, 161 диакон; 36 монастырей, 432 монашествующих и иноков.

— Процесс открытия новых приходов продолжается, — сказал Владыка, — причем по просьбам верующих. Встречаясь с ними, не раз слышал пожелания, чтобы храмы были в шаговой доступности. Слава Богу, есть в этом отношении взаимопонимание с руководством страны, областей.

Посещая епархии, Митрополит Павел, по его словам, был приятно удивлен, что в Беларуси очень много людей приходят в храмы семьями:

— Это сразу бросается в глаза, по сравнению с Россией и другими странами, где я нес послушание. Приходят муж, жена и дети. Это чрезвычайно важно. Семья должна быть одного духа, тогда она очень прочная. К тому же она, как говорят, ячейка общества. Значит и общество при крепких семьях будет крепким и полноценным.

Предваряя вопросы журналистов по поводу нашумевшей темы перехода Белорусской православной церкви на самоуправление, Владыка Павел разъяснил:

— Собрание представителей епархий Минской митрополии, которое состоялось 16 декабря 2014-го, вызвало самые разные отклики. Оно проходило в обычном режиме. Но, как вы знаете, подобное собрание имеет официальную часть и рабочую. На официальной части обычно присутствует пресса, а когда начинается рабочая часть, журналистов просят покинуть зал, потому что будут обсуждаться внутренние вопросы, которые могут быть дискуссионными. О принятых решениях обычно сообщается по окончании собрания. К сожалению, в этот раз произошло иначе. Как я, уже с улыбкой говорю, у нас был очень сильно благочестивый человек, который на этом рабочем совещании включил микрофон и, можно сказать, в прямом эфире передавал все то, что здесь обсуждалось. И получилось так, что необработанный материал, не конструктивный, а только дискуссионный, был предоставлен общественности. Это, естественно, и дисциплинарное, и каноническое нарушение. И оно вызвало нездоровый ажиотаж. Недавно я снова услышал упреки в мой адрес, якобы Митрополит пытается уйти от ответственности, свалить на кого-то вину за произошедшее. На самом деле я с полной ответственностью могу сказать: я прекрасно понимаю положение Экзархата, самоуправляемой церкви, мое отношение к каноническому уставу остается прежним. Но, к сожалению, вместо того, чтобы провести дискуссию, проработать материалы, как положено у нас в церкви, принять решения в канонических нормах, поезд направили по другому пути. Дискуссия вышла на суд общественности в необработанном виде.

— Все решения, которые принимает церковь, должны быть в духе единомыслия, братской любви и согласия, — продолжил Владыка Павел. — Все решения Синода должны служить благу церкви. А то, что произошло, вызвало разногласия и среди верующих, и среди священников. И продолжать работу в этом направлении пока совершенно бессмысленно. Поэтому я, пользуясь своим правом Экзарха и правящего архиерея Минской митрополии, принял решение приостановить дискуссию. Я снимаю этот вопрос с повестки дня. Церковные вопросы никогда не решались на баррикадах, — подчеркнул Владыка.

Далее Предстоятель БПЦ ответил на вопросы представителей СМИ.

– На каждом богослужении мы молимся о мире в Украине. Но вера без дел мертва. Собирает ли белорусское священство гуманитарную помощь для людей, страдающих в Донбассе?

– В прошлом году с благословения Святейшего Патриарха Кирилла во всех епархиях, в том числе белорусских, осуществлялись сборы пожертвований. На последнем заседании Синода БПЦ мы обсуждали этот вопрос и приняли решение: все собранные средства будут распределяться специально назначенными людьми. Во многих храмах до сих пор стоят «скарбонки» и прихожане продолжают оказывать помощь. Но, как вы знаете, сегодня очень трудно материальные ценности передавать в Украину. В то же время в Беларуси много беженцев оттуда. Поэтому перед епархиальными архиереями поставлена задача: организовать для этих людей раздачу материальной и гуманитарной помощи.

Во всех храмах за каждой литургией возносится молитва о том, чтобы Господь умиротворил сердца враждующих людей и прекратилась междоусобная брань. Мы, православные России, Беларуси и Украины, очень переживаем за братский украинский народ.

– Владыка, год назад у вас было российское гражданство. Какое сейчас? Если российское, то нет ли проблем с законом в связи с тем, что вы возглавляете религиозную организацию?

– Проблем никаких нет, хотя гражданство у меня российское. Как вы знаете, его нельзя сразу переменить. Мне, согласно законодательству, на два года выдан вид на жительство, после чего состоится процедура его продления.

– Как планируете строить сотрудничество с другими христианскими конфессиями?

– Так же, как и в прошлом году. Отвечая на вопросы журналистов и людей, которые ко мне обращаются, говорил и говорю: со всеми, кто будет созидать, будем общаться. К сожалению, с другими христианскими конфессиями у нас нет евхаристического общения, оно сегодня невозможно. Но многолетние добрые, дружеские и добрососедские взаимоотношения сложились, будем их поддерживать.

При составлении каких-либо совместных программ нужно учитывать настроения людей, которые недавно пришли в церковь и пытаются воцерковиться. У них очень осторожное отношение к такому сотрудничеству. Сегодня, когда заходит речь об экуменизме, это сразу вызывает целый ряд вопросов. И мы не проводим никаких экуменических встреч, молитв. Мы сегодня о богословии не дискутируем, потому что это вызывает отторжение и даже негодование в среде православных, хотя католики смотрят на проблему гораздо проще.

– Ожидается ли визит Патриарха Кирилла в Беларусь в нынешнем году?

– Ожидается. В 2015-м мы празднуем тысячелетие со дня кончины равноапостольного Великого князя Владимира. С этим событием будет связано посещение Беларуси Святейшим Патриархом Кириллом. Его приезд планируется в 20-х числах июня.

– О белорусском языке: где вам довелось услышать «сапраўдную беларускую мову»?

– У меня нередко спрашивают, изучаю ли белорусский язык… Знаете, приехав в США, английский знал слабовато. Но, оказавшись в ситуации, когда никто вокруг не говорит ни на каком другом языке, кроме английского, я вынужден был его учить и разговаривать на нем. А потом и служить, и проповедовать.

Здесь у меня большое искушение – все кругом говорят по-русски. Если бы все перешли на белорусский, поверьте, я бы очень быстро его выучил.

– Сейчас у многих появляются аккаунты в соцсетях, в том числе у монашествующих. Как они должны их использовать? Что можно, чего нельзя там делать?

– Сегодня Интернет как средство коммуникации для очень многих людей становится искушением. Мамы приходили ко мне и жаловались. Сын доучился до 8-го класса, а теперь уже два-три года из дома не выходит – знает только холодильник, туалет и компьютер. У дочери за три года вырос горб. В Рязани получал много прошений от родителей совершить заочное отпевание – дети совершают самоубийство. Девушка дружила с парнем в соцсети, и вдруг он ей сообщает, что полюбил другую. Она поднялась на 11-й этаж и сбросилась с крыши.

Многое в соцсетях происходит странное, я бы даже сказал, страшное, доселе неведомое и никак не связанное с православной традицией. Например, ведение дневников. Когда-то для нас было очень важно узнать духовное устроение праведного Иоанна Кронштадтского, когда были опубликованы его дневники. Он записывал свои мысли, и из них мы поняли, что это был святой подвижник… А теперь пишут: вчера сходил в магазин, то-то и то-то купил, одного-другого увидел, о том о сем поболтали. И подобное выкладывают на всеобщее обозрение. Пропало у людей чувство целомудренности, сокровенности.

Что касается монахов. Зачем человек ушел в монастырь? Утрачивается самый главный принцип монашества, когда монах общается в соцсетях. Считаю, монахи категорически не должны принимать в этом участия. У них есть другой способ содействия людям – это молитва. Как преподобный Сергий Радонежский примирял князей, которых никогда не видел и не слышал? Молился за них! И Господь умиротворял враждующих.

– Какую работу проводит Экзархат с теми, кто отказывается от паспортов, с активистами движение против идентификационных номеров?

– Это они с нами проводят работу (смеется), пытаются нас убедить. К сожалению, здесь бушуют страсти. Неоднократно встречался с такими людьми. Смутило их отношение к этому вопросу и форма выражения их мыслей. Посещая приходы в Могилевской епархии, обратил внимание, что куда ни приеду, вижу одни и те же лица. Как будто они за мной ездят и на каждом приходе задают одни и те же вопросы. Причем, все кричат, высказывают свое мнение, но меня не слышат, пытаются переубедить. Приезжала делегация и в Минск, принимал их в своем кабинете. Не слышат.

Обратите внимание: у новомучеников, которые находились в лагерях, были наколоты номера. Что, разве после этого они не святые?! Или разве, подходя к Чаше, они говорили: «Причащается раб божий номер такой-то?»

Есть категория людей, и это уже их образ жизни, которым присуще стремление протестовать, заявлять о себе.

Как говорил покойный Патриарх Алексий, с серпом и молотом брали паспорт, а с Георгием Победоносцем не берут. Что за христиане такие?

Фото Тамары Хамицевич

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ