Мосты повисли над водами…

Светлана Шидловская
Автор материала:
Светлана
Шидловская

Эх, имелась бы у меня крепкая лодочка, накачанный мускул и авантюрная жилка, поплыла бы я из Минска на черноморское побережье.

Теоретически это реально, поскольку наша Свислочь впадает в Березину, Березина – в Днепр, а Днепр – в Днепровский лиман (залив) Черного моря. Но сил на такое путешествие затрачено было бы немерено: Свислочь – река до невозможности извилистая. Только по городу можно насчитать восемь больших излучин. Начинается река в 35 километрах от Минска в какой-то деревеньке Шаповалы, а уж как прибежит в столицу — все петляет и петляет. Только и делай, что наводи мосты. Кажется, их у нас около 15…

В старину мостов было гораздо меньше (так ведь и город был маленьким!). Зато они встречались чаще. Сегодня нет, например, Лавского моста, на который выходила улица Широкая (ныне Куйбышева). Самыми известными были Александровский (ныне это мост, соединяющий Немигу с Богдановича) и Захарьевский (часть проспекта Независимости). Мосты были деревянными, неказистыми, не пользовавшимися симпатией фотографов. Зато какие названия они носили! Полицейский – по принципу соседства с улицей  Полицейской (ныне Янки Купалы), Веселый – часть улицы Веселой (ныне Ульяновской и Первомайской). Жаль, ушла мода приглашать на свидания такими, например, словами: «В шесть часов вечера на Веселом» или «Подходи к Полицейскому»…

В прошлом веке первым был обновлен, естественно, мост на главном проспекте – в 1952 году. Его длина составила почти 90 метров. Идешь, а голова вращается то направо, то налево – красота, лепота! Перед Днем города перила моста моют с мылом, трут щетками, поливают из брандспойта, хотя тяжелый транспорт тут не ходит, грязнить некому. Чистота, однако ж, залог городского здоровья.

Вешать замки любви на мосты пришла к нам с запада. Мода. Поветрие. Безделица якобы с большим смыслом, а на самом деле забава. И утяжеление конструкции. В минувшее воскресенье я наблюдала, как мальчик с девочкой пытались закрепить замок на мосту на улице Янки Купалы. Дужка долго не хотела цепляться за украшение решетки. Влюбленные начали спорить, похоже, разругались, замок полетел в Свислочь…

Если отсчитать пять поколений горожан назад, то здесь, на Купалы, никакого Минска не было. Был пригород. Деревенское деревянное заречье. Причем дома вдоль Свислочи стояли не улицей, не кучно, а «хуторами». По плану развития Минска 1800 года были уничтожены все земляные валы, которые окружали тогдашний город, и сюда, в заречье, хлынула наконец городская застройка, появились улицы Садовая, Садово-Набережная, Полицейская. Вторая мировая с ее пожарами и бомбежками эти улицы превратила в руины. Минчане потом руины снесли, расчистили место. Полицейская и Садово-Набережная стали фрагментами улицы Янки Купалы. На карте города она появилась ровно 70 лет назад. Рядом высадили более четырех тысяч взрослых деревьев, в основном липу, но очень много было и экзотов – клен голубой, клен татарский, орех маньчжурский… Они образовали парк, который в 1949-м посвятили 30-летию БССР. Позже архитектор И. Руденко переделал парк, и в 1962 году он получил свое нынешнее имя – Янки Купалы. Молодежь и подростки не знают, что у этого приятнейшего зеленого уголка было свое прозвище. Кликуха. Сегодня говорят: «Пойдем в парк Янки Купалы». А тогда говорили: «Пойдем на Грицевца». Все стиляги Минска ходили «на Грицевца». Тот памятник Сергею Ивановичу Грицевцу, который стоит на бульварной части улицы Ленина (а в спину бронзовому летчику-истребителю «дышит» стоящий на этом же бульваре основатель Красного Креста швейцарец Анри Дюнан), так вот Грицевец раньше стоял в парке Купалы. Тогда деревья были маленькими, и центральная аллея хорошо просматривалась со всех сторон. Ее трасса была устремлена от угла проспекта и улицы Янки Купалы к возвышающемуся на другом берегу Свислочи зданию Штаба Белорусского военного округа. Грицевец стоял на центральной аллее примерно там, где сейчас взбирается на кручу сам Купала. А в спину бронзовому летчику-истребителю «дышал»… Нет-нет, не Анри Дюнан, а жизнерадостный  минчанин с дочуркой на плече. У дочки в руках что-то было, кажется, птица. Минчанин приветствовал гуляющих по парку высоко поднятой рукой. А второй рукой придерживал дочь. Эта городская скульптура на высоком постаменте излучала радость и оптимизм, но, к сожалению, не дожила до наших дней.

…Гуляли мы с мужем намедни вдоль Свислочи, прошли несколько километров от Пулихова к Белорусской и дальше на юг. На каждом мосту останавливались, вспоминали наш старый Минск и, глядя на воду, медитировали. Надо вам сказать, Свислочь хорошо успокаивает, лечит нервы, настраивает на мирный лад, уносит плохие мысли. Уносит время. Красивая у нас река, вся в зелени. Царский подарок городу.

Читайте и подписывайтесь на нас:

Читайте нас в Google News

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Самое читаемое