«Мотивация есть, сил и энергии хватает». Поговорили с гимнасткой А. Горносько — бронзовым призером Игр-2020

Сенсационная бронза. Незабываемый и самый дорогой подарок преподнесла сама себе и своим многочисленным болельщикам на Олимпиаде-2020 белорусская гимнастка-«художница» Алина Горносько. Минчанка завоевала в Токио медаль в состязаниях личниц, а два дня спустя отпраздновала 20-летие, сообщает корреспондент газеты «Вечерний Минск».

Японский фан-клуб

Даже в период затянувшейся соревновательной паузы она не теряла времени, без устали шлифуя свои программы на многочасовых тренировках и по возможности демонстрируя их публике. В декабре прошлого года лидер национальной сборной стала вице-чемпионкой Европы в Киеве, набрав одинаковую сумму баллов с победительницей турнира израильтянкой Линой Ашрам.

И все же на олимпийскую медаль рассчитывать было сложновато. Две ступеньки на пьедестале, по мнению специалистов, зарезервировали за собой непобедимые россиянки сестры Арина и Дина Аверины, третью пророчили звезде из Земли обетованной. Алине оставалось неукоснительно следовать проверенной мудрости «делай, что должно, и пусть будет, что будет», вдохновенно исполнять свои программы и, главное, не совершать серьезных ошибок.

И Всевышний наградил гимнастку за трудолюбие и твердость характера. В финале многоборья А. Горносько занимала четвертую позицию после упражнений с обручем, мячом и булавами. И завершающую композицию с лентой исполнила уверенно и красиво, пусть и не без маленькой помарки, но лучше Д. Авериной. И на финише обошла-таки соперницу, став третьей после Арины и Л. Ашрам.

— Алина, после окончания Олимпиады вы не сразу прилетели домой, а остались на несколько дней в Японии. Для чего?

— Мы пять лет подряд летали на сборы летом, примерно в период проведения Олимпиады, в тренировочный лагерь «Сакура-камп» в префектуре Мияги. Привыкали к особенностям акклиматизации в Стране восходящего солнца, часовому поясу, еде, воде и так далее, тренировались. Накануне Игр тоже провели там неделю, а после соревнований заехали еще на три дня. Немножечко погуляли, любуясь очень красивой природой, горами, полями, нас поздравляли и чествовали.

— У вас в Японии, по-моему, даже есть свои фанаты?

— Когда мы на протяжении пяти лет проводили контрольные тренировки, показательные выступления, собиралось очень много зрителей. В результате образовался даже некий фан-клуб сборной Беларуси. Люди купили билеты на Олимпийские игры, но, к сожалению, не попали туда из-за пандемии. Тем не менее их было очень много, и, безусловно, они нас поддерживали как могли.

Грации в масках

— В Токио были серьезные антиковидные ограничения?

— Из Олимпийской деревни никуда не разрешалось выходить, маски мы снимали, только когда спали. В это время года в Японии жарко, но в зале, наоборот, было достаточно холодно (работали кондиционеры), и выступать на ковре оказалось, мягко говоря, не очень комфортно.

— Вы хорошо знакомы с новоиспеченной олимпийской чемпионкой Линой Ашрам?

— Да, и с сестрами Авериными тоже. У нас дружеские отношения. Но на площадке каждый сам за себя, это не обсуждается.

— А после соревнований? От вас, думаю, не укрылось, как болезненно Дина Аверина восприняла свое поражение?

— Нет. Но не хочется в этом копаться. Считаю, судьи всегда правы и обсуждать их решения нельзя. В первые минуты, когда узнала, что нахожусь на втором месте и осталось выступить последней гимнастке, ощущения испытала непередаваемые. А потом ко мне подбежала Линой Ашрам и начала говорить очень теплые слова. Она немного знает русский. Было очень приятно.

— Вы ведь с ней на чемпионате Европы в Киеве набрали одинаковую сумму и могли бы теоретически обе получить по золотой медали. Не обидно было?

— Да, мы набрали одинаковую сумму, и меня поставили на второе место по остальным критериям, их оказалось безумное количество. Но это поражение меня, можно сказать, закалило, придало сил и энергии, настроило на дальнейшую упорную работу. Потому что еще годом раньше, до начала пандемии, даже речи не шло о столь высоком результате.

В мою победу внесли свой вклад очень многие, включая главного тренера команды Ирину Юрьевну Лепарскую, моих наставниц замечательных в прошлом гимнасток Марину Лобач и Татьяну Огрызко, хореографов. За мной стоят и высокие врачи (смеется). Потому что был в моей карьере «веселый» период, когда из-за травм я весь 2018 год не выступала, и от врачей зависело, насколько быстро и в какой форме мне удастся вернуться в строй. В общем, моя медаль — это результат всей проделанной работы, ночевок в зале и какого-то, наверное, моего внутреннего стержня.

До встречи в Париже

— В каждой вашей композиции разноплановая музыка. Кто помогает ее выбирать?

— Вместе с тренерами слушаем очень много всего, представляем, фантазируем. Сначала составляется упражнение, только потом к нему шьется купальник. Композиции для меня ставят разные хореографы, поэтому и образы получаются разноплановые. Скажем, в упражнении с обручем используется «Лунная соната» Бетховена в очень интересной обработке, а на спине купальника изображены лунная дорожка и фортепиано. А в мяче благодаря необычной музыке современной группы у меня образ пантеры, она также красуется на купальнике. Свои стиль и изюминка есть и у булав, и у ленты.

— В вашем виде спорта априори полагается иметь безукоризненную растяжку, но у вас она, по-моему, просто запредельная…

— Что-то было заложено от природы, чего-то добилась упорной работой. Но да, она у меня действительно неплохая.

— Вы ведь начали заниматься гимнастикой чуть ли не с трех лет?

— Я была очень активным ребенком, и в три с небольшим года мама отдала меня в секцию гимнастики в «Трудовых резервах», мы жили неподалеку. Моим первым тренером была Ирина Александровна Нехорошкова (Старосветская). А с 10 лет начала тренироваться у Марины Лобач, олимпийской чемпионки и замечательного человека. Стала для нее, как она шутит, третьей дочкой.

— В соцсетях прочел о ваших хобби. Аэрография булав — это что такое?

— Я разрисовываю булавы, обклеиваю их скотчем, чтобы они выглядели гармонично с купальником. А еще вышиваю крестиком, рисую картины. Даже на Олимпийских играх занималась этим во время квалификации, поскольку были большие паузы между упражнениями. На самом деле можно бесконечно что-то придумывать, и, если мне интересно, пробую все. То же вязание, например.

— Для «художницы» хореография — как для художника кисть и мольберт. Вы, предполагаю, должны любить балет?

— Да, периодически бываю в Большом театре, по возможности хожу на премьеры. В этом году, пожалуй, самое сильное впечатление оставил «Спартак». Еще очень понравилось, как Валентин Елизарьев поставил «Лебединое озеро». И «Дон Кихот», наверное, отмечу.

— Каким вам видится ваше ближайшее будущее?

— Три года я намерена оставаться в том же прекрасном месте, где сейчас нахожусь. Мотивация есть, сил и энергии хватает, поэтому будем работать. А дальше не загадываем.

— Три года — это значит до Игр-2024 в Париже?

— Да, но впереди чемпионат мира, который в конце октября пройдет тоже в Японии.

— Личная жизнь пока опять отложена?

— Личное — не публичное…

Фото БелТА

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ