МОЯ ПОЗИЦИЯ. Академик Александр Лукашанец: белорусский язык доказал свою самостоятельность

О достижениях отечественных лингвистов, проблемах языкового равноправия и переменах, происходящих в лексике, корреспондент агентства «Минск-Новости» побеседовала с первым заместителем директора по научной работе Центра исследований белорусской культуры, языка и литературы НАН Беларуси, академиком, доктором филологических наук, профессором Александром Лукашанцем.

— Закончился Год науки, ученые подводят итоги. Вам в этом году присвоено звание академика НАН Беларуси. Назовите коллективные достижения, которыми могут похвастаться белорусские лингвисты.

— В этом году завершено издание Исторического словаря белорусского языка: вышел в свет последний, 37-й выпуск. Он включает более 70 тысяч слов, отражает лексику памятников старобелорусской письменности XIV–XVII веков и наглядно иллюстрирует высокую степень духовного развития белорусских земель того времени, разнообразие экономических, культурных, научных и политических связей нашего народа с другими народами средневековой Европы. Также в этом году институтом издан первый в национальной лексикографической практике Орфоэпический словарь белорусского языка, который станет незаменимым пособием для тех, кто захочет в совершенстве овладеть навыками правильной устной речи. Он создан с помощью компьютерных технологий при участии сотрудников Объединенного института проблем информатики НАН Беларуси.

Началась активная работа над новым полным Толковым словарем белорусского языка, который будет включать всю белорусскую лексику XX и начала XXI века. Предположительно выйдет в 15 томах. Актуальность этой работы очевидна, поскольку имеющийся Толковый словарь белорусского языка в 5 томах и 6 книгах (1977–1984) отражает лексику середины прошлого века и не в полной мере отвечает потребностям современной языковой практики.

— К сожалению, проблема знания родного языка, его активного использования остается актуальной для наших соотечественников. Почему в обыденной жизни мы по-прежнему нечасто его слышим?

— Языковая сфера жизни любого общества, в том числе белорусского, очень сложная и деликатная. Здесь, в особенности в условиях близкородственного двуязычия, большую роль играют языковые вкусы граждан, сложившиеся стереотипы, нежелание менять языковые привычки. Поэтому требуется осуществить целый комплекс разнообразных мер и действий, чтобы белорусский язык реально занял в нашей жизни то место, которое должен занимать. По моему убеждению, для этого необходимо обеспечить лингвистические, правовые, образовательные и социально-психологические условия.

Самым важным и актуальным для расширения сферы использования белорусского языка становится образовательный аспект. Оба языка в системе образования необходимо поставить в одинаковые условия. Каждый ученик, оканчивая школу, обязан владеть двумя государственными языками настолько, чтобы свободно пользоваться ими в любой сфере, а выпускник вуза — свободно осуществлять свою профессиональную деятельность. Особенно это касается педагогов. Считаю, что назрела необходимость ввести обязательное тестирование по обоим языкам при окончании средней школы и при поступлении в вуз независимо от выбранной специальности. Для должностных лиц владение двумя государственными языками должно стать непременным условием профессиональной подготовки. Разумеется, чтобы ситуация изменилась, следует расширить белорусскоязычную среду.

— Какие перемены в белорусском языке вы отмечаете в последние десятилетия?

— Язык постоянно развивается, поскольку общество не стоит на месте. Изменения в жизни отражаются прежде всего в лексике. Так, в конце XX — начале XXI века словарный состав белорусского языка (как, впрочем, и русского) стал активно пополняться новыми англоязычными заимствованиями. Но это глобальное явление, которое охватило не только славянские, но и многие европейские языки. Однако наряду с интенсивным пополнением заимствованной лексикой (англоязычной интервенцией) в белорусском отчетливо проявилась и тенденция национализации, связанная с активизацией в речи лексики, отличающей его прежде всего от русского языка. В качестве примера можно привести использование в современной белорусской речи слов пляцак, заплечнік вместо рукзак (сравните русское слово «рюкзак»), далькажык вместо мабільнік (сравните русское слово «мобильник») и так далее. Именно с этим трендом связано возвращение в активное употребление устаревшей лексики и даже отдельных заимствований из польского языка: наклад вместо тыраж, адсотак вместо працэнт, амбасада вместо пасольства, выстава вместо выстаўка. Считаю, важно избавиться от тенденции близкородственного отталкивания. Всей историей своего развития белорусский язык доказал свою самостоятельность и оригинальность.

— Многие авторитетные российские лингвисты указывают на определенное снижение языковой культуры образованных граждан. Характерно ли это и для белорусов?

— К сожалению, эта проблема характерна для всего постсоветского пространства и, может быть, в большей степени именно для русского языка. Отчасти снижение общей языковой культуры вызвано демократизацией жизни современного общества, широким распространением свободной (неподготовленной) публичной речи. Лично я считаю недопустимым, когда отдельные известные персоны, выступая перед многомиллионной телеаудиторией, не придерживаются литературных норм, позволяют себе использовать разговорную и просторечную лексику, жаргонизмы и подобное. Меня огорчает и другое: в наше время стало не стыдно писать с ошибками. Это проблема уже школьного образования. Крайне негативно отношусь к использованию ненормативной лексики в публичных местах. Убежден, что образованные, культурные и интеллигентные люди должны стремиться к соблюдению норм литературного языка.

— Каков ваш прогноз будущего роднай мовы?

— Я отношусь к числу сдержанных оптимистов. К счастью, растет национальное сознание современного белорусского общества. Все больше граждан уважают национальные приоритеты суверенной Беларуси. Современная интеллектуальная элита — основная социальная среда, поддерживающая национальный язык. Сегодня становится престижным говорить по-белорусски. К тому же родная мова демонстрирует еще одну удивительную способность. Не глядя на ограниченное использование в традиционных сферах общения, она активно проникает в новые. В частности, в сферу интернет-коммуникации и в конфессиональную среду. Поэтому при соблюдении сущности и принципов государственного двуязычия, строгом выполнении законодательства у языка титульной нации есть все возможности существенно расширить поле своего использования в XXI веке.

— В Национальной академии наук вы сегодня единственный академик-лингвист. Чем сами объясняете свою профессиональную успешность?

— Наверное, правильным выбором профессии и любовью к своему делу. Я еще ни разу не пожалел о выбранной специальности. Даже сегодня, не глядя на загруженность административной и общественной работой, я большую часть времени уделяю белорусскому языкознанию, потому что мне это по-прежнему очень интересно.

Фото Сергея Лукашова

Еще материалы рубрики:

МОЯ ПОЗИЦИЯ. Вячеслав Афончиков: «Найдите врача, которому будете доверять»

МОЯ ПОЗИЦИЯ. Александр Барановский: «Врач должен давать надежду даже безнадежному пациенту»

МОЯ ПОЗИЦИЯ. Главред журнала «Юность»: «Не получится создать хорошего автора по звонку из администрации!»

МОЯ ПОЗИЦИЯ. Руководитель «Клуба Львов»: многие нынешние папы превращаются в дистанционных отцов выходного дня

МОЯ ПОЗИЦИЯ. Декан автотракторного факультета БНТУ — о задачах инженера по организации дорожного движения

 

Самое читаемое