МОЯ ПОЗИЦИЯ. Гендиректор НПЦ НАН Беларуси по продовольствию: «Надо значит надо»

Генеральный директор РУП «НПЦ НАН Беларуси по продовольствию» Зенон Ловкис не понимает, как можно отсиживаться в кресле руководителя и ждать пенсии.

Для научно-практического центра по продовольствию этот год богат на красивые даты. 15 лет назад было создано РУП «Белорусский научно-исследовательский и проектно-конструкторский институт пищевых продуктов», которое спустя 5 лет преобразовали в ныне действующее учреждение. В октябре его генеральный директор Зенон Ловкис отметит личный юбилей — 70-летие. Последние 5 лет возглавляемый им коллектив неизменно оказывается на Доске почета Академии наук. О деле, которому служит, о том, как закаляется характер, об умении отвечать на вызовы времени — наш разговор с профессором, доктором технических наук, членом-корреспондентом НАН Беларуси, заслуженным деятелем науки Беларуси Зеноном Ловкисом.

— Зенон Валентинович, вы известный ученый по гидравлике и гидравлическим приводам, основатель отечественной научной школы по этому направлению, имеете огромный преподавательский опыт в вузах Москвы и Минска. А когда вам выпало возглавить Белорусский научно-исследовательский и проектно-конструкторский институт пищевых продуктов, можете вспомнить свою первую реакцию?

— Моя жизненная позиция — надо значит надо. В 2000-м образовался концерн «Белгоспищепром», и мне предложили должность начальника главного управления науки, образования, стандартизации и кадров. И в голову не пришло возражать! А через год, когда на заседании правительства озвучили мою фамилию как директора создаваемого РУП «БелНИИ пищевых продуктов», мои возражения и вовсе выглядели бы неуместно. В Беларуси ощущалась острая потребность в таком учреждении. Мне интересно создавать что-то с нуля. Вузовский опыт и технические знания на новом поприще оказались востребованными. Пищевая промышленность сегодня — это весьма серьезное оборудование. Из него порядка 50 % — насосы, трубопроводный транспорт, дозаторы, смесители и многое другое — работает по принципу гидравлики.

— Что оказалось на пути формирования НПЦ самым тяжелым?

— Становление шло непросто. Остатки трех научных подразделений объединялись под одну крышу. Требовалось изучить все документы и подготовить новые. Для ремонта переданного здания (а оно оказалось в удручающем состоянии) обещали выделить 50 млн рублей. Но оказалось, что деньги получим нескоро. А как ждать, если окна на первом этаже заколочены фанерой, на 5 этажей — один туалет. Все системы отопления разморожены. А на пороге зима. Сотрудники предъявили ультиматум: не выйдем на работу, если не будет нормальных условий. Тогда я обратился к директору завода игристых вин и по договору взял взаймы у него на ремонт 15 миллионов рублей. Нашли газосварщика и водопроводчика, закупили батареи и трубы. За две недели отремонтировали всю систему отопления, канализацию, водопровод. Без проектов, без согласований! Сделали на совесть. За 15 лет у нас ни одного сбоя!

— А с кадрами проблем не возникало?

— Люди — ключевое звено в любом деле. После развала СССР институты, обеспечивающие научное сопровождение пищевой промышленности, оказались на территории России и Украины. В Беларуси сохранился только филиал Молочного института (сегодня это Институт мясо-молочной промышленности). Пришлось открыть аспирантуру, создать совет по защите диссертаций, наладить издание научного журнала «Пищевая промышленность: наука и технологии», методической литературы. Сегодня около 500 предприятий пищевой промышленности Беларуси разной формы собственности получают у нас консультативную и научную помощь. Мы на равных общаемся с коллегами из России, Латвии, Литвы, Польши.

— Какого стиля руководства вы придерживаетесь?

— Требую от подчиненных: «Делай как я». Никакой необходимости заставлять кого-то трудиться нет. В нашем центре — внутренний хозрасчет. Каждый получает столько, сколько работы он выполнил. Признаюсь, мне приходится даже запрещать в летнее время находиться на службе после 21.00. Мы изначально стремились мотивировать сотрудников к эффективной деятельности, к тому, чтобы они задержались на своих местах. Из-за нехватки собственных приглашали специалистов из других городов. И, конечно, нужно было решать вопрос с жильем. Нам временно передали общежитие на улице Стебенева, 20а. Позже Мингорисполком по нашим настойчивым просьбам выделил участок земли, и мы построили кооперативный дом, в котором 63 сотрудника получили жилье.

— Вашим замам по научной, а также инновационной работе и внедрению слегка за 30. Делаете ставку на молодых?

— Готовлю себе смену. Два зама — мои ученики. Работоспособные, умные, толковые, инициативные, мыслящие по-новому. Они уже доказали свою профессиональную состоятельность.

За 15 лет НПЦ сделано немало. Как бы вы оценили нынешнюю ситуацию?

— Если в период становления у нас разрабатывали 1 200 новых продуктов в год, то сейчас — 600–700. За 15 лет создано более 9 000 новых видов продуктов питания. В целом пищевая наука прибыльная. В прошлом году на 1 рубль затраченных средств в среднем произведено продукции на 24 рубля (в некоторых отраслях — на 78 рублей). Но удержать достигнутое крайне тяжело. Бюджетное финансирование снижается. А хоздоговорная практика зависит от уровня развития пищевых предприятий. Нынешний год не самый удачный для нашей отрасли. Но, к счастью, в кризисные периоды нас всегда поддерживали. А главное — никогда не мешали самим искать выход, не наказывали за инициативу.

— На ваш взгляд, культура питания белорусов меняется к лучшему?

— Это сложная проблема. Концепция госполитики в области здорового питания утверждена. Передан в Палату представителей Национального собрания проект закона о детском питании. Проводим просветительскую работу в детсадах, школах. Но хвастаться пока рано. Здоровые привычки формируются с детства. Взрослому населению сложно перестроиться. Важно действовать последовательно и упорно на протяжении длительного времени. В Польше, например, удалось почти в 2 раза сократить смертность от заболеваний системы кровообращения. Но в этой стране в течение трех лет ежедневно вечером шли передачи о рациональном питании, его особенностях при разных заболеваниях.

— Хорошо знающие вас люди отмечают вашу работоспособность и мастеровитость. Откуда эти качества?

— Я трудился с раннего детства. Отец научил косить и пахать. Первый вагон разгрузил в 14 лет, поступив в Городокский техникум механизации и электрификации. Хотелось сменить кирзовые сапоги на ботинки. Когда поступил в Московский институт инженеров сельскохозяйственного производства имени В.П. Горячкина, подрабатывал и кочегаром, и водителем в автоколонне, и охранником, и сторожем в детском саду. И не жалею об этом. Думаю, это закалило физически, приучило к мысли, что всё в жизни достается трудом и рассчитывать нужно только на себя.

— Мне рассказывали, что после сложной операции врачи рекомендовали вам полгода провести на больничном. А вы за месяц с небольшим прошли реабилитацию и вернулись на работу. Видно, сами не очень заботитесь о здоровье?

— Каждый человек устроен по-своему. Для моего организма бездеятельность, покой смерти подобны. Меня убивает пассивность. После реабилитации как магнитом тянуло на работу. И думаю, именно она меня спасает. Начал бы примеряться к лавочкам, отдыху на пенсии, неизвестно, чем бы всё обернулось.

— Какую задачу ставите перед 70-летием?

— Хочу, чтобы центр удержался на достигнутом уровне. Поэтому приходится много работать с зарубежьем, готовить новые проекты и программы с Российской Федерацией. А в перспективе надо передать центр в надежные руки, и чтобы преемники не бросили упреков. Недавно поинтересовался у одного руководителя предприятия, почему не внедряет новые технологии. В ответ услышал: «А зачем? Мне полгода до пенсии осталось». Вот этого я не понимаю! Почему мы сажаем деревья, хотя не всегда уверены, что дождемся плодов? Да потому, что думаем о наследниках, о тех, кто придет на смену. Пусть плоды им достанутся. Может, нам спасибо скажут.

Справочно

В состав РУП «Научно-практический центр Национальной академии наук Беларуси по продовольствию» входят РДУП «Институт мясо-молочной промышленности», ГП «Белтехнохлеб» и ДУП «Мариз». Весь коллектив — 390 человек.

Еще материалы рубрики:

МОЯ ПОЗИЦИЯ. Главврач о детских болезнях взрослых

МОЯ ПОЗИЦИЯ. Журналист о советском наследии России и Беларуси

МОЯ ПОЗИЦИЯ. Афган глазами Михаила Мирончика

МОЯ ПОЗИЦИЯ. Разберемся по-семейному

МОЯ ПОЗИЦИЯ. Дети не терпят фальши

Самое читаемое