«Моя жизнь — хаос: то падаю на дно, то ищу спасения в монастыре». История девушки с пограничным расстройством личности

Тревожность, импульсивность, эмоциональная неустойчивость, сниженный навык самоконтроля, гипертрофированная чувствительность, склонность к самоповреждениям — такие черты присущи человеку, страдающему пограничным расстройством личности. Выражены они настолько сильно, что не позволяют комфортно жить в обществе. Свою историю корреспонденту агентства «Минск-Новости» рассказала девушка Ольга, у которой ПРЛ.

Фото носит иллюстративный характер, unsplash.com

Груз чрезмерных ожиданий

Я была третьим ребенком в семье. Самым младшим, а значит, как принято считать в обществе, самым любимым. Возможно, так и было. Только я почему-то этого тогда не ощущала. Мама была холодна с нами, не проявляла особой нежности, довольно импульсивна по своей натуре. Как я позже узнала, она не хотела моего рождения. Времена были трудные — 90-е годы, а тут третий ребенок, но я не могу сказать, что у меня было несчастливое детство. Совсем не хочу очернять и обвинять родителей. Смотрю на фотографии того времени и вижу, с какой любовью они на меня смотрят. Но это сейчас, а тогда я страдала, считала себя нелюбимой.

Учеба давалась мне легко. Я старалась быть отличницей, успешной во всем, боялась ошибиться, поступить плохо, чтобы не расстраивать маму и папу. Мне казалось, что от меня так много ждут. И этот груз сверх ожиданий я тащила на себе долгое время. Я не прислушивалась к своим интересам. Родители решили, что мне нужно учиться в музыкальной школе, и записали. Меня не спрашивали. И пять лет моей жизни наполнились мучениями. Учительница была очень строгая, била по рукам. Помню, как-то подошла к «музыкалке», развернулась и быстро стала убегать. А потом подумала, как мне влетит, и помчалась обратно еще быстрее на занятия. Но я никому об этом не рассказывала. Все держала в себе. Мне так хотелось на самом деле заниматься вокалом, но это желание я в себе подавила. Сейчас точно знаю, что люди с пограничным расстройством личности всегда сталкиваются с этой проблемой: они мечутся, не понимают себя, что им нужно в этой жизни, не разрешают себе делать то, что им нравится, а делают то, чего от них ждут другие. Тревожность внутри меня нарастала, внутренние переживания, запрятанные в глубине, искали выхода. В первом классе у меня начался энурез. Сработала психосоматика. Мне было страшно и так стыдно. Примерно в это время произошел развод родителей. Папа оставил нас и уехал в другую страну.

В 12 лет я начала курить. В этом же возрасте с подружкой решила умереть. Просто так. Из интереса. Напилась таблеток и стала ждать, когда умру. К счастью, это оказались безобидные витамины. К концу школы планировала пойти учиться на психолога, испугалась, что не сдам экзамены, и поступила в платный вуз на журналиста. У меня были творческие задатки, хорошо писала сочинения. В институте чувствовала себя неуютно, вечно комплексовала, стеснялась своего внешнего вида. Не было возможности покупать дорогую и модную одежду. Это, конечно, не стало определяющим фактором, почему я бросила учебу. Мне просто стало не интересно. Совсем. Понимая, что не оправдала надежд мамы, решила, что жить мне не стоит. Спасла меня от самоубийства поездка к друзьям по переписке в Интернете. Я уехала к ним, смогла отвлечься и переключиться.

Фото носит иллюстративный характер

От себя не убежать

Отношения с братом и сестрой у меня не складывались. О душевной близости говорить даже не приходилось. Брат вообще мне постоянно угрожал. Однажды во время ссоры они заперли меня в квартире. У меня тогда случилась паническая атака. Когда мамы не стало, я приняла решение уехать куда угодно, главное, подальше от дома. Вот так автостопом добралась до Москвы. Было ли мне страшно? Нет. Чувство самосохранения у меня на нулевом уровне, видимо (грустно улыбается). В Белокаменной я достигла дна — занималась проституцией. Потом какое-то время болталась по городам России. Познакомилась с парнем. Он бил меня, я терпела, потому что не хотелось домой. А еще он меня успокаивал, когда у меня случались истерики. Они могли появиться внезапно и на ровном месте. Например, слушаем музыку, и тут он говорит, что у девушки красивый вокал. Как так? Ведь это я хотела петь, у меня красивый голос… Работая на улицах Москвы промоутером, часто видела бездомных. И мне так захотелось им помогать. Это был искренний порыв души. Думала, что моя любовь спасет их, поможет встать на путь исправления… Честно, остались горестные и болезненные воспоминания от той идеи…

В какой-то момент я почувствовала сильное эмоциональное истощение от всей этой жизни в Москве. Меня так тяготил шлейф моих грехов. По вечерам я покупала себе водку, шла в соседний двор, слушала музыку и выпивала. В какой-то момент поняла, что так продолжаться не может. И пошла в храм на исповедь к священнику. Сказала ему, что жить не хочу и не могу. Он посоветовал отправиться трудником в монастырь. Так и сделала. Семь месяцев я провела там. Стыдно признаться, но мне было очень сложно работать, не было столько физических сил, чтобы трудиться весь день. А еще я не могла побыть одна — для меня это важно. Когда нахожусь долго среди людей, мне быстро становится плохо даже на физическом уровне. Такое ощущение, что вся кожа болит. Когда мы кушали в монастырской столовой, рядом были мужчины, и меня просто выворачивало наизнанку при их виде…

Спасение утопающих…

Несколько лет назад я вернулась на родину. Вначале было очень сложно. За восемь лет моего отсутствия все прежние связи были утеряны. Меня здесь никто не ждал… Найти работу тоже большая сложность. Но еще бо́льшая — работать. Меня мучает бессонница, поэтому сил физических очень мало. А со стороны может показаться, что я просто ленюсь.

Я всегда много читала. Это была не только художественная литература, но и книги православных авторов, психологов, психотерапевтов. Мне хотелось разобраться в себе, понять, что со мной не так, почему я не могу просто жить, почему не знаю, как мне найти свой путь, какой потенциал есть во мне. Иногда я веду записи, делаю зарисовки эпизодов, которые со мной случаются, — это помогает мне лучше узнать себя.

Не так давно услышала, что в Минске есть Клубный дом «Открытая душа» для людей, страдающих психическими расстройствами. И они собирают группу взаимопомощи для «пограничников» — так часто называют людей, у которых пограничное расстройство личности. Решила присоединиться. Нас собралось шесть человек. За время общения поняла, как много общего у нас в плане эмоционального состояния. Как каждый из нас в одиночку сражается со своими проблемами и сомнениями, а их так много внутри. Они как узелки. И распутать их одному сложно. Надеюсь, продолжим вместе на новой встрече нашей группы взаимопомощи.

Справочно

Следующая встреча состоится 5 декабря. Участие бесплатно. Модератор группы Андрей Макаревич, магистр психологических наук, арт-терапевт. Более подробно информацию можно узнать по ссылке: https://vk.com/id569695990.

Минский Клубный дом «Открытая душа» — служба реабилитации для людей с заболеваниями психики. Создан ОО «Белорусская ассоциация социальных работников». Работает благодаря добровольным пожертвованиям. Подробнее о работе клуба можно узнать на сайте opensoul.by.

Фото из Интернета

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ