Можно ли стать минчанином с недвижимостью, потратив всего 7 тыс. долларов в эквиваленте

Можно ли стать минчанином с недвижимостью, потратив всего 7 тыс. долларов в эквиваленте, выяснили корреспонденты агентства «Минск-Новости».

Легенда такова: новоиспеченные супруги Лера и Валера твердо решили закрепиться в столице. Да не в съемном жилье, а на своих собственных метрах, которые со временем можно превратить во дворец. Правда, семейный бюджет позволяет купить лишь комнату в коммуналке рядом с МКАД. Изучив рынок недвижимости, молодожены отправились на просмотр самых дешевых вариантов.

Улица Центральная. Дом, построенный в довоенное время, расположен недалеко от станции метро «Автозаводская», что, безусловно, большой плюс — машины у Валеры нет и в обозримом будущем не предвидится. В 4-комнатной квартире на 1-м этаже пенсионер продавал 9-метровую комнату за 11 тыс. долларов в эквиваленте.

— Когда-то жилье целиком принадлежало моим родителям. Лет 20 назад они продали одно помещение женщине, а сами переехали в деревню. Две другие комнаты после приватизации отошли моей бывшей жене, с которой я четверть века в разводе. Теперь и мне надоело здесь ютиться — нашел хорошую двушку в центре Молодечно и хочу туда перебраться, — рассказал мужчина.

Будущее семейное гнездышко скорее угнетало, чем навевало на мысли о счастливой жизни. Представьте заброшенный магазин а-ля всё по 50 копеек из постапокалиптического фильма, куда заглянул маленький смерч. Вихрь умудрился даже поднять ковер к окну, где тот стал импровизированной шторой. Зато посередине комнаты на единственной табуретке стоял ноутбук, по которому хозяин смотрел «Семнадцать мгновений весны».

— Как с Интернетом? — спрашивает Валера. — Мне для работы нужен, хочу создать майнинг-ферму.

— Тариф «Социальный»! — смеется пенсионер. — Ферма — это хорошо, всяко лучше выращенное, чем магазинное.

Передвигаемся на кухню, типичную для дома в умирающей деревне: покореженный пол, отклеивающиеся обои. А печка для отопления дровами вызвала изумление.

— Чего удивляетесь, строение-то довоенное. Неподалеку даже склады есть, где раньше дрова лежали, — рассказывает довольный произведенным эффектом хозяин.

Валера в смятении считает на калькуляторе, какой кредит придется брать на ремонт.

— Как думаете, соседи согласятся финансово поучаствовать в ремонте мест общего пользования? — спрашивает Лера и приобнимает обалдевшего супруга.

— Конечно! Одних соседей пока нет, но они — обязательно. А Оксанку сейчас спросим.

Долго стучим в дверь: открывает пожилая женщина.

— Тебе чего? Денег не дам!

— Да погоди ты! Вот хотят мою комнату купить, ремонт сделать, в том числе на кухне. На всех недорого выйдет. Поможешь?

Во взгляде потенциальной соседки явственно читалось, что она считает нас как минимум умалишенными.

— У меня социальная пенсия — 200 рублей. До свидания! — закрывает женщина дверь на замок.

Улица Уборевича. В хрущевке всего за 7 тыс. долларов в эквиваленте на продажу выставлена доля в двушке, причем с правом проживания в конкретной комнате. По телефону риелтор рассказал о хорошем ремонте и об адекватном 40-летнем соседе, а низкую стоимость объяснил тем, что квартира на 1-м этаже и отсутствует балкон.

При встрече продавец сбивчиво поведал историю коммуналки. Доля оказалась наследной: 14-метровую комнату после смерти хозяина разделили между родственниками. Матери отошли 2/3, супруге — 1/3. За ненадобностью вдова решила продать наследство, которое составило всего… 4 м! Чтобы вы понимали, на этой площади отлично разместится только раскладной диван.

При этом риелтор уверял: наша потенциальная соседка проживает то ли в Самохваловичах, то ли в Смиловичах и появляться тут никоим образом не намерена.

— Можно ли заключить с ней соглашение, чтобы мы, например, сделав ремонт и оплачивая ее часть коммуналки, спокойно жили некоторое время? Нам нужны гарантии, что соседка не приедет посреди ночи с чемоданом и не застанет нас врасплох, — подмигивает Лера.

Риелтор предложил заключить договор найма в расчетно-справочном центре. Однако Лера его огорчила: сделать это невозможно, так как речь идет о долевой собственности в комнате. Или оформить соглашение о временном переходе прав пользования жилым помещением у нотариуса, четко прописав все условия. Но и это не даст молодоженам гарантий, ведь собственнику нельзя запретить приходить на свои метры.

К слову, риелтор заведомо умолчал еще об одном нюансе: при возникновении споров между собственниками этой комнаты права пользования ею не установит даже суд. Разве что можно сделать перепланировку и разграничить пространство стеной. Но это, имея столь мизерные доли на небольшом метраже, сделать просто невозможно. Поэтому, если соседка всё же переберется жить к Лере с Валерой, им придется искать компромисс.

Но что же сама квартира? По сравнению с предыдущим вариантом кухня и туалет с ванной выглядели более-менее прилично. Смущал только сосед, которого в момент нашего посещения не было, но его комната оказалась приоткрытой. Его описывали как одинокого мужчину, который ведет себя благообразно, чтит чужую свободу, не пьет. Правда, на кухне стояла пепельница с еще тлеющей сигаретой.

— Да вот недавно взял себе дурную привычку дымить в квартире. Жалуется, что на улице холодно, — объясняет хозяйка.

— Мы его быстро к порядку приучим: либо бросит, либо к соседнему подъезду будет бегать, — жестко отрезает Лера.

А вот оценить состояние комнаты соседа не разрешили. Дескать, частная собственность. А вдруг камеры установлены и возникнут проблемы?

Но Валера улучил момент, когда все были на кухне, и все-таки заглянул в обитель этого почти святого человека. В нос сразу же ударил резкий неприятный запах: на столике — пиво и початая пачка чипсов. Складывалось впечатление, что мужчину выдворили от греха подальше прямо перед просмотром квартиры.

Пройдя еще по нескольким адресам, Лера с Валерой поняли: покупать бюджетную комнату с общей кухней — не вариант. Либо условия там, мягко сказать, неподобающие, либо соседи недружелюбные, либо имеются подводные камни в виде юридических заковырок, о которых даже сами риелторы предпочитают умалчивать. Конечно, можно рассматривать варианты долевой недвижимости подороже — с хорошим ремонтом и более адекватными жильцами за стенкой. Но не лучше ли в таком случае накопить денег на полноценную квартиру?

P. S. Недавно в Интернете было объявление о продаже 1/3 наследной доли в однушке на улице Лещинского. За нее просили 6 тыс. долларов в эквиваленте. Сделку предлагали оформить хоть через час — риелтор уверял, что все документы в порядке. Но приобрести жилье предлагали вслепую: второй собственник, мачеха продавца, наотрез отказывалась пускать потенциальных покупателей даже на порог. По всей видимости, кто-то всё же решился на покупку кота в мешке.

Справочно

Все комнаты продавали через агентства. Стоимость риелторских услуг — 60 базовых величин (1 530 рублей). В эту сумму входили сбор документов, согласование условий и заключение предварительного договора, регистрация перехода права собственности.

Подготовили Виктория Даревская, Павел Русак

Фото Павла Русака

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ