Можно строить карьеру и без диплома. Истории успешных людей, не поступивших в вуз с первого раза

Первые дни сентября торжественные не только для школьников, но и для первокурсников, у которых начинается самый яркий, самый насыщенный, самый веселый период жизни — студенчество! А что же для тех, кому не повезло поступить? День грусти? Те, кто начал строить свою карьеру, не имея диплома о высшем образовании, с этим утверждением не согласны.

Николай Белановский, председатель Минского городского объединения организаций профсоюзов:

Сразу после школы я поступал в институт физкультуры на факультет футбола и хоккея. С детства бредил спортом и хотел стать великим тренером! Но на 12 мест в тот год было подано 95 заявлений, в том числе ребятами из молодежной команды минского «Динамо». Естественно, я не поступил. Пошел рабочим в совхоз, потом на курсы водителей-профессионалов в ДОСААФ. Окончил их и напросился служить в армию. Именно напросился! Меня не призывали, потому что мать была уже пенсионеркой, но она дала добро. Я отслужил в авиации и пришел рабочим на МАЗ в литейный цех № 2, где отработал 15 лет. Занимался там общественной работой и по рекомендации профкома автозавода поступил в Высшую школу профдвижения в Москве осознанно, имея за плечами рабочий опыт и знание сельского хозяйства.

Елена Авринская, обозреватель агентства «Минск-Новости», заслуженный работник культуры БССР:

Училась я неплохо и в первый раз подала документы в иняз. Часть экзаменов сдала хорошо. Но немецкий язык еле-еле вытянула на тройку. Естественно, не поступила. На следующий год была попытка штурмовать исторический факультет БГУ: экзамены на 4 и 5, а опять не прошла по конкурсу! Честно говоря, в те годы я сама не знала, к чему лежит душа, и когда в Гродно открылся мединститут, подалась туда, чтобы учиться поближе к дому. Сочинение написала на «отлично» и с удовольствием слышала шепот за спиной: вот она, единственная из потока абитуриентов, получившая пятерку, а поток-то 600 человек! После второго экзамена шепот перешел в восклицания: «Смотрите! У нее по сочинению пять и неуд по физике!» Секретарь приемной комиссии документы мне не отдала, помчалась с ними к ректору и он, позвав неудачницу в кабинет, спросил, не были ли слишком придирчивы ко мне экзаменаторы, и в их присутствии предложил пересдать экзамен. Экзаменаторы слабо сопротивлялись, но я отказалась категорически, заявив, что ситуация, когда я проявила себя абсолютным нулем, отвечая на вопрос о нуле по шкале Кельвина, непременно повторится. При возвращении домой водитель автобуса не остановился на нужной мне остановке и провез еще 10 километров до райцентра, о чем я написала в районную газету. Реакция окружающих на мою заметку так понравилась, что я стала активным нештатным корреспондентом и определилась с будущей профессией. А годы до поступления, отработанные в сельсовете делопроизводителем, дали мне многое: я не только писала справки, регистрировала браки, вела учет военнообязанных, но узнала всё обо всех 5 тысячах жителей деревень сельсовета, их заботы и нужды, отношения с колхозом и соседями, нравы, обычаи, склоки. Судьба, наградив меня тремя годами работы после окончания школы, поступила правильно – она вела меня к профессии.

Аркадий Дигилевич, пятый по счету заслуженный строитель БССР:

Удивительным в биографии Аркадия Антоновича было даже не звание и не количество наград, а то, что пришедший в 1946 году на стройку 16-летний выпускник ФЗО через два года уже был занесен в Книгу почета стройтреста. Спустя три года после армейской службы, в 1953 году Дигилевич был удостоен высшей награды БССР — Почетной грамоты Верховного Совета республики. В 1959-м и в 1960-м получил еще две такие же награды и звание заслуженного строителя.

Я возглавлял комплексную бригаду, — рассказывает Аркадий Антонович. — Чтобы не ждать работников для сбивания лесов, не искать растворосмесители, не упрашивать моториста, подобрали 16 штукатуров, двух плотников, моториста и четырех подсобных рабочих. Приедут, быстро установят подмостки, и за работу. Ни прогульщиков, ни курильщиков, все взаимозаменяемы, владеют смежной профессией. При такой организации труда выполняли по три нормы.

К слову, сам бригадир однажды сделал 10 норм при безупречном качестве работы! Но бесконечные экскурсии желающих перенять передовой опыт отвлекали молодого руководителя до того, что однажды он взмолился: «Ну не выставка здесь! Организовать всё надо и работать — у нас каждая пара рук на вес золота».

Дигилевич принимал участие в строительстве центральной части столицы: от ул. Володарского до Энгельса, ГУМа, Национального банка, гостиницы «Беларусь» на Кирова. Одновременно учился и рос в должностях. За плечами был уже политехнический институт, на груди ордена Ленина и «Знак Почета», в биографии — должности прораба, главного инженера, начальника стройуправления, заместителя управляющего стройтреста № 4. В день, когда его утвердили в должности заместителя начальника управления строительства «Минскметростроя», Аркадий Антонович увидел, как на стенд, установленный в вестибюле Министерства транспортного строительства СССР, в список передовиков и орденоносцев отрасли золотыми буквами вписывают его фамилию. А все началось не с вуза, а со скромного училища фабрично-заводского обучения, попросту ФЗО.

Ирина Ржеусская, журналист, редактор отдела газет «Минский курьер» и «Вечерний Минск»:

Так вышло, что поступить с первого раза на журфак не получилось. Идти работать не очень хотелось, да и кому нужна вчерашняя школьница? Так что выбора особо не было пришлось подать документы в ближайшее к дому ПТУ-124 приборостроения. Не заморачиваясь выбрала профессию дважды слесаря: механосборочных работ и сверловщика. После успешно прошедшего первого учебного полугодия (в журнале отметок были одни пятерки, в том числе и за умение правильно держать молоток) нас направили на практику — сборку фотоаппаратов «Зенит». Мне как претенденту на получение аттестата с отличием доверили одну из сложнейших операций: выставлять в корпусе прибора правильный угол зеркала. Прежде чем попасть ко мне, фотоаппарат уже проходил через восемь пар рук. Стоило кому-то неправильно установить какой-то узел — и задать нужный угол зеркала не получалось. Заготовку следовало отправлять обратно по конвейеру для устранения дефекта. Время терялось… После двух дней массовых возвратов брака мастер принес мне молоток и красноречиво рассказал, а затем и показал, как в особых случаях правильно выставлять угол зеркала при помощи оного инструмента. Дело пошло!

Кстати, по окончании училища я получила аттестат с отличием и была обязана трудоустроиться на завод. Шанс «освободиться» был один: поступить в университет. На это было дано 10 дней. Я справилась!

Александр Хозяев, и. о. главного инженера Минского городского центра олимпийского резерва по легкой атлетике «Атлет»:

В 1975 году я, будучи выпускником средней школы в Рязанской области, подал документы в Омское танковое училище, так как мечтал о профессии военного. Любил уроки военной подготовки и два года готовился к поступлению, тренируя себя физически, изучая необходимые предметы. Поехал в Омск и не поступил! Не прошел медкомиссию по причине банального конъюнктивита. Жизнь, казалось, остановилась! В полном отчаянии собрался и поехал на родину отца в Беларусь, где жила родня. Подался в сельхозтехникум в Марьиной Горке. Окончил его, служил в армии в Германии, был активным, и начальство предложило мою кандидатуру для поступления в военное училище в… Омск. Отказался, чувствовал, что моя судьба уже связана с Беларусью. После армии стал студентом института механизации сельского хозяйства, нынешнего БГАТУ. И в жизни всё сложилось. И тем, у кого первый штурм вуза оказался неудачным, следует знать, что если одна дверь перед тобой захлопнулась, непременно откроется другая.

От автора

Я и сама училась на журфаке БГУ заочно. Могу заверить несостоявшихся первокурсников, что несколько лет работы на столичной фабрике художественных изделий, помимо экзотической профессии вышивальщицы и рабочего разряда, дали мне богатейший жизненный опыт и дружбу, сохранившуюся по сей день. И, кстати, неплохие заработки, позволявшие мне, вчерашней школьнице, отдыхать на лучших курортах Советского Союза! А «заочные» дипломы я считаю даже лучше, нежели у выпускников дневного отделения. У заочников не было узкой специализации — по окончании вуза мы могли работать как в газетах, так и на радио и телевидении.

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ