Музей древнебелорусской культуры реконструируют. Посетителям покажут уникальные артефакты

Перемены ожидают Музей древнебелорусской культуры Центра исследований белорусской культуры, языка и литературы НАН Беларуси. Подробности — у корреспондента агентства «Минск-Новости».

Этот музей в 2019-м отметил 40-летие. А сегодня здесь идет реконструкция, которую планируется завершить через год. О предстоящих изменениях, назначении музея и духовном возрождении мы поговорили с его директором кандидатом искусствоведения Борисом Лазуко.

Возрождение — это не акция

— Музей — живой организм, который обязан пополняться и развиваться, — убежден Борис Андреевич. — За 40 прошедших лет музейная практика, несмотря на ее здоровый консерватизм, заметно изменилась. Хочется создать экспозицию с учетом новых реалий, увеличив демонстрационную площадь, показав на треть больше артефактов, чем было ранее. Ценность найденного археологами предмета (обломка сосуда, изразца, пуговицы) могут воспринять единицы. Основная часть посетителей приходит, чтобы узнать что-то новое, окунуться в атмосферу прошлого, почувствовать образы минувших эпох.

— Вы возглавляете Музей истории древнебелорусской культуры 17 лет. Почему здесь задержались? Чем вас привлекает эта работа?

— Музей для меня — место очень насыщенной, полнокровной жизни. Это не только экспозиция, фонды и их пополнение, но и экскурсии, выставки, творческие проекты, пропаганда наших достижений, радость открытий и встреч с необыкновенно интересными людьми. Музей с каждым годом посещают всё больше иностранцев, представители делегаций. И у многих зарубежных гостей после знакомства с нашей историей, культурой, обрядами, ремеслами, изобразительным искусством рушатся стереотипы, рождается искренний глубокий интерес к Беларуси и белорусам.

— Что, на ваш взгляд, подразумевает духовное возрождение? С чего оно начинается, каковы его признаки?

— Духовное возрождение — это не акция, а процесс, который идет и в обществе, и внутри человека. Начинается он, думаю, с осознания своей ответственности за то, какое наследство нам досталось от предков и что мы хотим передать потомкам. Признаки возрождения — восстановление замков, усадеб, ремесел, возросший интерес к белорусской истории, культуре, традициям, языку, национальным героям и святыням.

— Вы также преподаете, пишете книги. Чем из сделанного больше всего гордитесь? Как всё успеваете?

— Больше всего горжусь своими учениками, которые стали отличными специалистами — музейными сотрудниками, искусствоведами, педагогами. Хорошо известно: чем больше делаешь, тем больше успеваешь. Всё, чем я занят, мне необыкновенно интересно. Не могу жить скучно, безрадостно, серо. Несмотря на возраст, не получается довольствоваться синицей в руке, хочется журавля в небе.

Народные традиции и обычаи

В музее богатая коллекция предметов, отражающих традиционную культуру, изобразительное и декоративно-прикладное искусство, быт белорусов XVIII–XX веков. Представлены народный костюм, текстиль, скульптура, иконы, оклады и церковная утварь, изделия из керамики, стекла, соломки, расписные ковры.

По замыслу этнографический зал дополнится несколькими витринами с традиционной глиняной белорусской игрушкой и вытинанками. Появятся две диорамы. Одна создаст впечатление об общинном празднике «Коляды», другая — о семейном свадебном обряде, древней традиции образного перехода невесты в замужнюю женщину.

— Костюм юной белоруски отличался от одежды замужней зрелой женщины, — обращает внимание Б. Лазуко.  Девушка могла идти с непокрытой головой, а в качестве украшения надеть венок, вплести ленты в косы. После замужества волосы полагалось прятать под платок или чепец. В традиционном белорусском женском костюме не допускались украшения, выполненные из соломки. Ни одна порядочная женщина не надела бы обруч на голову, браслет или серьги из этого материала, поскольку это указывало на непристойность поведения.

Светская культура белорусов

— Начиная с эпохи Возрождения европейские государства стали тесно контактировать между собой, — рассказывает Б. Лазуко.  Понятие художественных школ, например лиможской эмали, немецкого искусства витражей, брюссельских кружев, изменилось, они стали оказывать влияние друг на друга. Стилистика, мода становились общими. И наша белорусская аристократия, жившая в ВКЛ, Речи Посполитой, придерживалась общеевропейских правил и норм.

В обновленной экспозиции появятся разделы, посвященные культуре мещан, аристократии, будет воссоздан дворцовый зал XVIII века, гостиная городской квартиры XIX века. Специалисты заняты реконструкцией изразцовой печи как элемента дома зажиточных сословий.

Наконец из запасников извлекут и выставят для знакомства посетителей два оригинальных слуцких пояса, а также десятки орнатов с фрагментами слуцких и кунтушовых поясов, выполненные из них бурсы, столы, манипуляжи (элементы литургического облачения католических священников. — Прим. авт.). Уже реконструированы мужской и женский костюмы эпохи бронзы, а также аристократические костюмы XVIII и XIX веков.

Экспозиция пополнится фарфором кузнецовских заводов XIX века, копиями бытового стекла XVIII века, оригиналами бытовых и художественных тканей XVIII–XIX веков.

— К сожалению, у нас нет некоторых артефактов, необходимых для новых разделов, — признается Б. Лазуко. Например, нужны зеркало и настенные бра Уречской мануфактуры, уречско-налибокское столовое стекло — бокалы, кубки. Не все музеи нашей страны могут похвастаться наличием подобных изделий. Основные объекты находятся за пределами Беларуси. У коллег из Москвы можно взять на депозит уникальные экспонаты, вывезенные из Беларуси, сделать с них копии. Великое счастье нашего музея в том, что он находится в Национальной академии наук, где есть специалисты, которые могут дать необходимые консультации. Мы должны возвращать национальные памятники культуры и искусства, во всяком случае, хотя бы память и знания о них в копиях и реконструкциях.

Сакральное

В музее хранится самая большая в стране коллекция икон XVI–XIX веков. Она насчитывает почти 1 000 экспонатов и постоянно пополняется. Среди артефактов — несколько уникальных образов, которым не только легенды, но и исторические документы приписывают чудотворные явления. Одна из них — спис (копия) XVII века, выполненный с исчезнувшей Белыничской иконы Матери Божией Одигитрии.

— В новой экспозиции мы установим стилизации иконостасов и алтаря православной, католической и униатской конфессий, разместим в них оригиналы отреставрированных икон, собранные в 1970–1990-е годы в закрытых и полуразрушенных храмах, — рассказывает Б. Лазуко.  Все остальные предметы сакральной культуры — алтарная скульптура, резьба иконостасов, церковное облачение, утварь — тоже будут систематизированы в зависимости от конфессиональной принадлежности.

После реставрации посетители смогут увидеть уникальное церковное облачение, оценить качество и красоту тканей, сотканных во Флоренции, в Венеции, Лионе, на белорусских, английских, немецких и польских мануфактурах, а также церковную утварь — подсвечники, оклады, дарохранительницы и многое другое. А еще в экспозиционном зале появится звонница и будут проходить вечера духовной музыки.

Справочно

Борис Лазуко — дважды лауреат специальной премии Президента Республики Беларусь «Деятелям культуры и искусства», победитель национального конкурса «Искусство книги» в номинации «За вклад в духовное возрождение», инициатор проекта по возрождению слуцких поясов.

Фонды Музея древнебелорусской культуры Центра исследований белорусской культуры, языка и литературы НАН Беларуси насчитывают около 30 тыс. единиц хранения. Ежегодно они увеличиваются на 50–100 экспонатов.

Фото Павла Русака

Смотрите также:

Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube
Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube
Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ