Муж повторял: «Давай сдадим его в интернат». Как Саша с синдромом Дауна научился жить, работать и любить

Трогательную и поучительную историю Саши Метелицы и его мамы, которая, кажется, сделала для сына с синдромом Дауна невозможное, рассказывает корреспондент агентства «Минск-Новости».

— Это сейчас люди с синдромом Дауна, можно сказать, вышли в свет, общество стало толерантнее к ним относиться. А тогда было страшно жить! — вспоминает Валентина Флоровна, мама 38-летнего Саши.

Прямо в родзале ей сообщили, что у мальчика генетическое заболевание. Она особо не расстроилась, потому что не понимала всей серьезности ситуации, не представляла, с какими проблемами предстоит столкнуться ей и ее первенцу.

— Когда мы пришли на осмотр к педиатру в месяц и медсестра стала водить над ним погремушкой, он внимательно следил глазками. Она говорит врачу: а может, нет синдрома, и все будет хорошо? Но все признаки заболевания были очевидны, — рассказывает женщина.

Врачи не один раз предлагали ей отказаться от сына. Но она даже слышать об этом не хотела.

— Супруг был настроен иначе. Частенько повторял: «Давай сдадим его в интернат». Ему было стыдно с Сашей даже на улицу выйти, не то что к родственникам или в гости пойти. Я тоже видела косые взгляды людей, как и взрослые, и дети крутили пальцем у виска. Со временем научилась их не замечать. А маленький Саша такой хорошенький, светленький был! Развивался он с задержкой: лишь в девять месяцев сел, сам пошел в два с половиной года. Только после этого я решилась на второго ребенка. Родился Сережка — здоровый, хороший мальчик. Меня Бог пожалел, спокойный был грудничок: поест и спит. Да и потом очень послушным рос, уверяет Валентина Флоровна.

С мужем отношения так и не сложились, пути их разошлись навсегда. Рассчитывать женщине, которая рано осталась без родителей, было не на кого. Она и не ждала помощи, взвалила на себя весь груз ответственности, забот и проблем. Была уверена: если Бог посылает испытание человеку, то дает его по силам. Поэтому жаловаться, ныть и роптать не в ее правилах.

— Я сразу для себя решила, что буду заниматься с Сашей, научу его читать, писать. Вопреки неверию родственников и прогнозам врачей. Очень много штудировала специальной литературы, искала ответ на свой главный вопрос: как помочь сыну? делится моя визави.

Она оставила прежнее место работы, хотя понимала, что может сделать карьеру, и устроилась нянечкой в детский садик, куда взяли ее Сашеньку.

— Там работала дефектолог Инна Антоновна Мурашко. Я ей очень благодарна, потому что она меня приглашала на занятия, чтобы я могла учиться, как правильно работать с Сашей. В пять лет он знал наизусть 42 стихотворения, рассказывал сказки Чуковского. Каждый день дома я занималась с сыном по два часа. К восьми годам он знал все буквы, а вот читать никак не мог научиться. И тогда я говорю пятилетнему Сережке, который слышал, как я учу брата, и сам рано научился читать: «Сынок, может, ты ему подскажешь?» И что вы думаете, два дня они вместе сидели, разбирались, и Саша начал читать, с улыбкой вспоминает Валентина Флоровна.

Когда Саша был маленьким, мать усаживала его на пол, обкладывала книгами и мчалась в магазин, зная, что сын будет внимательно рассматривать каждую страницу. Он и сейчас любит книги, правда, интересуется больше историческими романами.

Учился Саша в школе-интернате № 11. В аттестате всего лишь две тройки: по математике и истории. Тогда он еще не был увлечен историей.

— Я думала, что всю жизнь буду одна, без мужского плеча, прекрасно понимала, что наступит старость, и Саша должен быть готов к самостоятельной жизни. Среди моих знакомых много семей, где растут дети с особенностями, но родители почему-то не задумываются о том, что будет с детьми, когда их самих не станет, зачастую слишком опекают их и жалеют. Сашу я научила всему: он полностью убирает квартиру, приучен стирать свои носки, умеет готовить — и картошку пожарит, и суп сварит, сам ходит в магазин за продуктами, разбирается в деньгах. Сил много приложено, и теперь я спокойна за него. Младший сын очень хорошо к нему относится, и его жена тоже. Я знаю, что если со мной что-то случится, Саша не останется один и не окажется в интернате, рассуждает Валентина Флоровна. И добавляет: — У меня ведь характер сложный был, вспыльчивый. Благодаря Саше стала спокойной, уравновешенной. Терпению с ним научилась. Он ласковый, добрый. Всегда и обнимет, и пожалеет. Солнечный ребенок, как их называют.

1998 год принес хорошие перемены. Валентина Флоровна стала членом ассоциации помощи детям-инвалидам (общественной организации, участники которой, в большинстве своем мамы детей с инвалидностью, с тяжелыми двигательными и умственными нарушениями, объединились, чтобы решать насущные проблемы), а также сотрудником центра «Открытые двери» при ассоциации. А Саша пришел в социальные мастерские при минском приходе иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость», где работает в швейном цехе по сей день.

— Я понимала, что трудоустроить Сашу после окончания школы нет возможности. Оставлять его дома не хотелось. Альтернативы мастерским для людей с умственными и физическими ограничениями на сегодня в стране нет. И я очень довольна, что он здесь. Саша сам приезжает из Малиновки в храм на работу к 10 и уезжает в 16:00. Так было с самого начала. Первое время я ему в карман клала записку со своими координатами на случай, если он потеряется. Один раз такое случилось, но он сделал, как я учила: поехал на вокзал и обратился за помощью к милиционеру, делится женщина.

В мастерских у Саши постоянное рабочее место — стол с гладильной доской. Мама научила его аккуратно утюжить. Также он помогает девчатам, если нужно. Саша тут ценный работник, отпускать его не хотят.

Валентине Флоровне сейчас 65 лет. Женское счастье ей улыбнулось: в 52 года она вышла замуж.

— Встретились два одиночества. Он вдовец, дети погибли. Для него мои дети — такая отдушина! Он Сережку всему научил, всем мужским делам, Сашу любит, говорит собеседница.

А Саша любил Анечку. Они познакомились в мастерских, очень дружили, общались. У нее тоже синдром Дауна, она была на десять лет старше его. К сожалению, в 39 ее не стало…

Заветная мечта Саши: жена и ребенок. Деньги, которые зарабатывает в мастерских, он откладывает на покупку планшета.

— Тогда я смогу зарегистрироваться на сайте знакомств и найти себе жену, — поделился Саша своими планами.

— Саша, а твоя мама, какая она?

— Она у меня золото! Я люблю ее как Богородицу! Она меня на ноги поставила!

Марина Викторовна Кравцова, доцент БГПУ, кандидат психологических наук, лауреат премии Президента «За духовное возрождение» в 2015 году, руководитель социальных мастерских минского прихода иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость»:

— Социальные мастерские за более чем 20 лет своего существования стали пристанищем для большого числа тех ребят, которые считались нетрудоспособными и бесполезными для общества. Мы доказываем обратное. Порядка 100 наших воспитанников хорошо работают, много путешествуют, учатся поддерживать друг друга. Саша работает у нас практически с момента открытия мастерских. Это интересный, многогранный человек. Он прекрасно социализирован, очень общительный, у него есть друзья в Германии, Греции. Над развитием детей с особенностями нужно много работать. Но самое главное — в таких детей нужно поверить, они должны чувствовать поддержку педагогов, родителей, тогда они начинают раскрываться в полной мере. В наших мастерских сейчас заняты несколько человек с синдромом Дауна. Они разные по характеру, по своим личностным качествам, и мы это обязательно учитываем. Важен не синдром, важен сам человек.

Справочно

21 марта отмечается Международный день человека с синдромом Дауна. Дата выбрана не случайно. У людей с такой генетической патологией не две, а три 21-е хромосомы.

Фото Марины Кравцовой

Самое читаемое