«Мы были вынуждены уехать». Поговорили с афганскими беженцами, для которых Беларусь стала вторым домом

Судьбы многих беженцев из Афганистана полны трагизма, боли и горечи о покинутой Родине. Они восхищаются Беларусью, но с ностальгией рассказывают о своей стране. Знают русский, но не забывают дари и очень трепетно сохраняют национальные традиции. Как белорусская столица принимает жителей многострадального государства, где долгие годы продолжаются затяжные военные-конфликты, и становится для них вторым домом, читайте в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Нахид

Нахид Ахмад — учительница языка дари и истории Афганистана.

В 1992-м в край голубых озер приехал отец Мухамед Азгар, а спустя три года подтянулись мы — я, супруг Нур и двое наших детей, — рассказывает она. — В Кабуле, где родилась и прожила до 30 лет, сменилась власть. Мы просто вынуждены были уехать.

Нахид вспоминает, что поначалу приходилось тяжело.

— Старшей дочери Загал было всего 6 лет, сыну Омару — 5. А еще я ждала третьего ребенка: находилась на шестом месяце беременности, — говорит она. — На деньги, которые взяли с собой, арендовали квартиру и обратились в УВКБ ООН в Беларуси для получения статуса беженцев.

Каждый месяц организация поддерживала нас материально. Помогли с теплыми вещами, медикаментами. Я стала посещать курсы русского языка. Честно говоря, он давался нелегко. В Кабуле окончила университет, получила профессию синоптика, но по сравнению с составлением метеопрогнозов русский — абракадабра: очень сложный язык. А в Беларуси без его знания — никуда, поэтому старалась.

Постепенно жизнь стала налаживаться. В Синеокой родилась младшая дочь супругов Ахмад. Девочку назвали Самат, что значит «живущая вечно». Когда малышка пошла в детский сад, Нахид пригласили преподавать дари в «Эврике». Нур нашел себя в сфере торговли.

— Живем в Минске уже более четверти века: Беларусь стала для нас родной, — продолжает афганка. — Дети окончили здесь школу, получили образование.

Загал — по профессии учитель английского языка, вышла замуж и живет в Турции, Омар трудится с отцом, Самат — сотрудница банка.

Более 10 лет назад мы, как многодетная семья, получили квартиру от государства. Я очень благодарна этой стране! Ведь дом — самое главное для женщины.

Специальность синоптика Нахид давно сменила на профессию педагога. Два десятка лет преподает дари и историю Афганистана. Занятия проходят в Центре дополнительного образования детей и молодежи «Эврика», а также в школе № 136, где учатся дети беженцев.

На уроках она знакомит ребят с национальной культурой, праздниками, традициями. Да и просто помогает с заданиями по школьным предметам — как мама.

— Многие афганцы приезжают, совсем не зная русского языка, — говорит собеседница. — Братья Вакар, Райхан и Эльхан пять лет назад не могли и слова вымолвить, а сегодня хорошо общаются со сверстниками в школе. Все они — прибывающие из родного Афганистана беженцы — мне как дети. Хочется каждого обогреть, поддержать.

Несмотря на то что для семьи Ахмад Беларусь стала вторым домом, национальные традиции они не забывают. Регулярно посещают мечеть, отмечают религиозные праздники, готовят блюда афганской кухни.

— На столе всегда есть сухофрукты, кушанья из риса, чечевицы, выпечка, зелень: мы привыкли так питаться, — улыбается Н. Ахмад. — А вот европейскую еду не жалуем: вкусовые пристрастия, видимо, заложены в крови.

Пристрастие к украшениям и ярким расцветкам — еще одна отличительная особенность прекрасных представительниц далекой страны. Собеседница объясняет это тем, что по религиозным обычаям голова и тело женщины укрыты от посторонних глаз. А так хочется быть красивой! Приметный платок, стильные браслеты и кольца — чуть ли не единственная возможность продемонстрировать женственность и подчеркнуть свою индивидуальность.

— В Афганистане родных не осталось, — вздыхает она. — Но все равно каждый день переживаю за свой народ и за страну, в которой родилась.

Элаха

Элаха Хабибулла — афганка по крови, но почти всю жизнь живет с Беларуси.

— Мне было всего полгода, когда родители с братьями и сестрами покинули Афганистан, — рассказывает она. — Здесь я ходила в детский сад, школу, сейчас работаю культорганизатором в «Эврике».

По словам девушки, она готовит концертные номера для участников ансамбля афганской диаспоры. На Республиканском фестивале национальных культур, который состоится 10 сентября в Верхнем городе, к примеру, они исполнят песню о дружбе и покажут традиционный национальный танец «Атан».

— Участвуют и девушки, и парни, но девочек, пожалуйста, не снимайте, — предупреждает Элаха перед началом репетиции. — По мусульманским традициям без разрешения отца запрещено.

Религия играет огромную роль в жизни арабских девушек. В отличие от белорусских ровесниц, на свидания и в кино Элаха Хабибулла не ходит — все вечера проводит дома с родными. А еще точно знает, что ее жених будет мусульманином.

— С детства девочкам объясняют, что может быть только так, поэтому по-другому — не представляю, — говорит Э. Хабибулла.

На равных

— Проект «Интеграция и адаптация детей беженцев в Беларуси» реализуется в республике с 1998 года, — рассказывает его руководитель, заместитель директора Центра дополнительного образования детей и молодежи «Эврика» Валентина Мостовлянская. — Управление Верховного комиссара ООН в Беларуси не случайно выбрало наш центр в качестве практической базы. Первоначально, оказываясь в чужой стране без документов и знания языка, беженцы шли работать на рынок в Ждановичах. Во Фрунзенском районе арендовали квартиры. Здесь же устраивали детей в детские сады, школы.

Руководитель проекта вспоминает, что первая волна беженцев в Беларусь пришлась на конец 1990-х. Тогда, как и сейчас, они стремились попасть в Евросоюз, но, столкнувшись с недобросовестными нелегальными перевозчиками и лишившись последних денег, оставались в нашей стране.

Чужих детей не бывает

Сегодня в «Эврике» занимаются около 40 детей беженцев из Афганистана. Причем специальные кружки для них не открывают. Маленькие афганцы осваивают компьютер, проходят психологические тренинги, учатся шить и танцевать вместе с белорусами — так юные гости быстрее адаптируются. К слову, занятия по душе здесь находят и взрослые: более 30 мам и бабушек посещают «Семейный клуб».

По словам В. Мостовлянской, дети беженцев учатся в разных учреждениях образования города, в том числе в школе № 136.

— В нашей стране беженцы во многом приравнены в правах к гражданам Беларуси, — продолжает она. — Мы стремимся дать им это право не юридически, а фактически: помочь адаптироваться на чужбине — выучить язык, получить образование, освоить профессию. Стремимся уделить им как можно больше внимания, ведь чужих детей не бывает.

Фото Ирины Малиновской

Смотрите также:

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ