МЫ ВМЕСТЕ. Акира Фурусава: «Любимое место в Минске — Комаровка»

Преподаватель БГУ Акира Фурусава рассказал корреспонденту агентства «Минск-Новости», почему Комаровка стала для него настоящим открытием.

Фото Павла Русака

Родом Акира из небольшого города Мураяма, что в префектуре Ямагата.

Рос в обычной семье, — рассказывает собеседник.  У отца небольшой собственный бизнес. Мама во всем ему помогает. Родители воспитывали нас с братом в строгости, но всегда были добры и справедливы.

Окончив обычную и музыкальную школы, Акира поступил в токийскую консерваторию. Правда, получить классическое музыкальное образование не смог.

Произошла трагедия: сгорел родительский дом, — вспоминает он.  О продолжении дорогого платного обучения речь не шла.

Несмотря на коварный поворот судьбы, в его душе сохранилась любовь к музыке таких композиторов, как Петр Чайковский, Дмитрий Шостакович, Сергей Прокофьев.

Всегда восхищали глубина и многогранность великой русской культуры, — говорит Акира.  С упоением знакомился с романами Федора Достоевского, Льва Толстого. Желание читать произведения авторов в оригинале подвигло поступить в Токийский институт русского языка. На втором году обучения дополнительно посещал курсы по подготовке педагогов японского. Двойная специализация предоставляла более широкие возможности и позволяла преподавать оба языка.

В Минск Акира Фурусава приехал в год миллениума:

Тогда мне было 26 лет, я ничего не знал о Беларуси и даже плохо представлял себе, где находится такая страна. Просто нашел здесь работу преподавателя японского языка и надеялся на удачу.

Сначала было непросто.

Многие обращали внимание на мою азиатскую внешность, — делится Акира.  Смуглая кожа, раскосые глаза — конечно, выделялся на общем фоне. Как только не называли: и Джеки Чаном, и Джетом Ли, ведь китайцы, корейцы, японцы на первый взгляд похожи.

Но особенно его угнетало отсутствие красок и света.

Все казалось серым, унылым, — отмечает педагог.  Впечатление усугублялось тем, что люди ходили с угрюмыми лицами, почти не улыбались. На родине, наоборот, японцы улыбаются и когда радостно, и когда грустно — так принято в обществе.

Со временем понял, что белорусы весьма сдержанные в проявлении эмоций. Но такая национальная особенность не говорит о холодности: жители Синеокой душевные, отзывчивые.

По словам Акиры Фурусавы, японцы — трудоголики, основную часть своей жизни проводят на работе. Уходить на больничный, брать отпуск более чем на неделю не принято. Зато после выхода на заслуженный отдых начинается новая жизнь: компании предоставляют солидное денежное вознаграждение, гарантирующее достойную старость. Вот почему путешествующих пожилых японцев можно встретить в любой точке земного шара.

Наряду с традиционной культурой в современной Японии очень популярны аниме и комиксы, причем увлекаются ими не только дети, но и взрослые.

За тысячи километров от родины Акира чувствовал разность менталитетов, традиций, гастрономических привычек. Даже несколько изменил рацион питания, ведь сезон свежих зелени и овощей в Беларуси очень короткий.

У меня появилось любимое место в Минске — Комаровка, — улыбается он.  Подобных рынков в Японии нет: продукты покупают в магазинах, все строго регламентировано, цены фиксированные. Комаровка стала для меня настоящим открытием!

Поначалу крайне удивлялся, когда слышал вопрос продавцов: «Вам сколько килограммов?» В Японии никто столько не покупает! Мясо, к примеру, нарезают порционно и продают в вакуумной упаковке по 150–300 г. Приобрести 2-3 кг за раз — неслыханная роскошь! Мы, как и белорусы, едим блюда из мяса, картофеля, но не в таком объеме.

Долгое время Акира Фурусава был чуть ли не единственным человеком в Беларуси, который владел японским и русским языками. По дипломатической линии в качестве переводчика сопровождал делегации из Японии.

Однажды с одной группой посещал Республиканскую клиническую больницу медицинской реабилитации в Аксаковщине, — вспоминает он.  В качестве подарка туда привезли бумагу для оригами, но никого, умеющего складывать, не нашлось. Узнав об этом, предложил помочь. Приезжал несколько раз в месяц, общался с детьми, делал с ними бумажных журавликов, цветы, зверюшек. За таким занятием забывал обо всех неурядицах. Мы гуляли с ребятами по лесу, разговаривали. Они дарили то, чего так не хватало вдали от родины: живое общение. Я очень благодарен за это. В эмоционально непростой период белорусские дети меня спасли.

Социальные сети и мессенджеры в начале 2000-х только входили в повседневный обиход, поэтому девчонки и мальчишки писали Акире Фурусаве письма. Однажды получил сразу пять!

Отвечал на каждое, — рассказывает он. — Мы обменивались новостями, впечатлениями, делились радостными и грустными моментами. Вскоре у меня появились друзья не только в Аксаковщине. Стал посещать городские детские больницы, интернаты, школы.

С первого знакомства с белоруской столицей прошло 18 лет. За эти годы многое изменилось.

Сейчас мне в Беларуси уютно, — признается Акира.  В Минске встретил будущую супругу Веронику, здесь родился сын Рюджи.

Супругов познакомил актер Национального академического драматического театра имени М. Горького Олег Коц. На сцене ставили спектакль о Японии. Акира выступал в роли консультанта, Вероника работала художником по костюмам.

Вместе мы 12 лет, — замечает она.  За это время несколько раз побывала на родине мужа и неплохо выучила японский.

В семье уважают традиции обеих стран.

Часто готовим рис, но и от драников с мачанкой не отказываемся, — говорит Акира.  Запекаем курицу, готовим говядину и свинину, а Новый год не обходится без салата оливье и селедки под шубой. В Японии праздник отмечают в то же время, что и в Беларуси: в ночь с 31 декабря на 1 января. Правда, пышных пиршеств не устраивают: на столе много фруктов. Первый день нового года на родине принято проводить с семьей. Обычно японцы покупают коробочки с разной снедью и коротают время у телевизора. В Беларуси мы поступаем также.

Домой Акира летает раз в два года. Его родителям по 77 лет, за ними присматривает брат.

Акира Фурусава работает на филологическом факультете БГУ, преподает японский язык на кафедре китайской филологии.

Несколько лет назад основал Центр восточных языков.

Желающих блеснуть знанием японского много, правда, далеко не всем хватает терпения учиться, — констатирует Акира.  Это сложная система, объединяющая три вида письма, два вида алфавита — в каждом по 50 букв, иероглифы, которых не менее 2 тысяч. Запомнить все это под силу не каждому. И если разговорный японский дается легче, письмо осваивают единицы.

Он требовательный педагог, в обучении придерживается классических канонов, поблажек студентам не делает:

Я против позиции: кое-как говорит — и ладно. Говорить и писать нужно грамотно, поэтому мне не стыдно за студентов, которые уезжают работать в Японию.

Собеседник отмечает, что существует немало стереотипов о Стране восходящего солнца.

Один из них: ее жители — закрытые люди. Но это не совсем так, — уверен Акира.  Нам нравится общаться, узнавать что-то интересное, обретать новых друзей. В Беларуси чувствую себя нужным: знакомлю людей с культурой и языком далекой страны.

Справочно

По официальным данным, в Беларуси более 50 граждан Страны восходящего солнца.

По данным ВОЗ, в Японии самая высокая в мире средняя продолжительность жизни — 83,7 года.

Самое читаемое