На какие хитрости шли орудовавшие в поездах воры в 1990-е, и как красные нити помогли раскрыть убийство

Кто промышлял воровством в поездах в 1990-е и как благодаря красным нитям сотрудники транспортной милиции раскрыли убийство, корреспонденту агентства «Минск-Новости» рассказал ветеран Минского отдела внутренних дел на транспорте Александр Минько.

Железнодорожный транспорт, вокзалы и остановочные пункты всегда были излюбленными местами воришек. Утомленные дорогой пассажиры теряли бдительность или излишне доверяли попутчикам, из-за чего прощались со своим имуществом, становясь жертвами преступлений.

В 90-е годы прошлого века кражами в поездах дальнего следования в основном промышляли граждане кавказской национальности. А воровать было что: многие занимались коммерцией и ездили за границу закупать товары.

Под стук колес

На дело часто шли группами, — делится ветеран Минского отдела внутренних дел на транспорте Александр Минько.  Сложность в том, что большинство поездов, где хозяйничали воры, отправлялись из Москвы в вечернее время. Лишь утром, прибыв на станцию Минск-Пассажирский, граждане обнаруживали, что их обокрали, и спешили заявить об этом в милицию.

Злоумышленники тщательно готовились к преступлениям. Чтобы не вызывать подозрений у проводников, они покупали билеты в разных концах поезда. Если возникали вопросы, говорили, что идут к товарищам в другой вагон. Так, в 2-3 часа ночи, вооружившись миниатюрными фонариками, воры заглядывали в купе, двери которых беспечные пассажиры часто не запирали. Даже когда те были закрыты, матерые преступники в считанные секунды при помощи специальных приспособлений отпирали их. Дальше дело техники — обшарить карманы, сумки и другое. Если пассажиры в этом момент просыпались, незваные гости извинялись, что ошиблись купе, и спешно удалялись.

Мы работали в тесном взаимодействии с российскими коллегами. Поезда, в которых чаще всего совершали кражи, брали под сопровождение, — продолжает собеседник.  Бывало, задерживали бандитов, но награбленного при них не находили. Однако факт кражи имел место быть. Оказалось, те шли на хитрость: перед прибытием на станцию складывали деньги в пивные банки и выбрасывали в окно под стоящий на соседних путях состав, запоминая его номер. Приходилось брать с поличным чуть позже.

Помогали раскрывать преступления и сами потерпевшие. В те годы граждане были хорошо осведомлены, что в поездах промышляли воры, поэтому переписывали номера денежных купюр, которые везли с собой. Впоследствии это становилось хорошим доказательством. Однажды крупную кражу удалось раскрыть благодаря похищенной среди прочих 2-долларовой купюре.

Как страшный сон

Сегодня правоохранители реже сталкиваются с так называемыми клофелинщицами — женщинами, использующими клофелин для усыпления жертвы с целью ее ограбления. Однако в 90-е годы прошлого века они часто работали в поездах дальнего следования. Как правило, дамочки были хорошими психологами.

Помню, задержали молдованку, которая при помощи этого лекарственного препарата отправляла попутчиков в мир грез, а затем обворовывала, — рассказывает А. Минько.  В купе поезда Москва — Брест она оказалась с 3 украинцами, возвращавшимися с заработков. Злоумышленница предложила выпить — те отказались. Из купе бдительные мужчины тоже выходили по очереди: всегда кто-то оставался приглядывать за вещами. Тогда предприимчивая молдаванка угостила их пирожками, отведав которых, все очутились в объятиях Морфея.

Троица очнулась в отделении токсикологии одной из столичных больниц. Разумеется, без зарплаты. Сотрудники Минского ОВД на транспорте тогда задержали 34-летнюю клофелинщицу, причастную к серии краж. Так как она в основном промышляла на территории страны-соседки, ее передали российским коллегам.

На ком шапка горит

В 1990-е молодежь и маргиналы нередко воровали на железной дороге цветной металл: в ход шли дроссельные перемычки, тормозные магистрали.

На станции Негорелое находилась база отстоя пассажирских поездов, которые использовали в случае чрезвычайных ситуаций. Кто-то повадился воровать там радиаторы, — говорит Александр Данилович.  Сторожа лишь разводили руками: мол, никого не видели. Мы с коллегами стали регулярно туда наведываться, и в дни наших дежурств преступлений не совершалось.

Однажды милиционеры не приехали, и злоумышленники сразу же умыкнули несколько радиаторов. Стало очевидно: где-то утечка информации. Тогда правоохранители изменили тактику: приехали в Негорелое и, не заходя на станцию, ночью пошли к базе. Вскоре преступников — двух местных парней — взяли с поличным. Похищенные радиаторы они сдавали приезжему скупщику, за что выручали немалые деньги.

Меня поразило, что один из задержанных — выходец из очень бедной семьи: жили впроголодь, в доме земляные полы. При этом награбленные деньги он тратил исключительно на себя: приезжал в столицу, кутил, пользовался услугами дам легкого поведения, — вспоминает полковник в отставке. В ходе следствия юноши поделились, почему так долго оставались незамеченными. Оказывается, они водили дружбу с дежурной по станции. Женщина между делом рассказывала им, приехали ли милиционеры из столицы. В отношении 20-летних парней возбудили уголовное дело за кражу в особо крупном размере.

По ковровой дорожке

Иметь дело с тяжкими преступлениями сотрудникам транспортной милиции в те годы доводилось нечасто.

Как-то в новогоднюю ночь под откосом у станции Мачулищи машинисты обнаружили тело мужчины. Туда незамедлительно выбыла следственно-оперативная группа, — говорит Александр Данилович.  Эксперт установил: травмы гражданина не имеют отношения к железной дороге, вероятнее всего, это убийство.

Правоохранители стали выяснять, как тело могло оказаться под откосом. Когда рассвело, на сухостое, растущем вдоль тропинки, заметили развевающиеся красные нити. Тянулись они вдоль дорожки, по которой местные жители ходили на железнодорожную станцию.

Тропинка привела к жилой пятиэтажке, — продолжает собеседник.  У одного из подъездов встретили мужчин, которые опознали в погибшем соседа с первого этажа, сожительствующего с местной пенсионеркой, ранее работавшей контролером в СИЗО.

Та поведала стражам порядка, что после боя курантов сильно поругалась с сожителем и тот ушел. Однако на балконе в ее квартире милиционеры нашли красный ковер и окровавленный топор. Подозреваемая до последнего настаивала на своей невиновности, придумывая разные истории.

Соседи рассказали, что видели ее после полуночи. В сторону железнодорожной станции на детских санках она везла ковер: якобы тот срочно нужно выбить — иголок с елки насыпалось. Позже выяснили, что в ходе конфликта пенсионерка ударила обидчика топором, после чего завернула в ковер и ночью увезла тело из квартиры. Необработанные края паласа цеплялись за сухостой, оставляя красные нити. От старого ковра избавляться не стала, что и помогло раскрыть убийство по горячим следам.

Справочно

Александр Минько прослужил в транспортной милиции 33 года, из них много лет работал в уголовном розыске. На заслуженный отдых полковник в отставке уходил с должности начальника Минского ОВД на транспорте.

Фото автора и из Интернета

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ